04:40, 14 июля 2022
10 мин.

Шри-Ланка и другие страны, где экономический кризис привёл к жёстким и массовым беспорядкам

В июле 2022 года в результате протестов на Шри-Ланке сменилось руководство страны. Президент островного государства Готабая Раджапакса согласился уйти в отставку в среду, 13 июля. События развивались стремительно, но обошлось без больших жертв, даже несмотря на разгон протестующих полицией. Сейчас шриланкийцы ходят на экскурсии в президентский дворец ради памятных сэлфи в элитных интерьерах. А «Секрет» вспоминает, какие ещё громкие протесты 21-го века родились при схожих обстоятельствах и чем закончились.

Шри-Ланка и другие страны, где экономический кризис привёл к жёстким и массовым беспорядкам

Шри-Ланка

Революции на Шри-Ланке предшествовали два года экономического кризиса, ставшего крупнейшим с момента обретения этим островным государством независимости в 1948 году.

Падение доходов ряда секторов экономики, спровоцированное пандемией коронавируса, усугубилось в 2021 году после ряда решений правительства.

В частности, массовое недовольство вызвал запрет на использование минеральных удобрений и химикатов в сельском хозяйстве. Это привело к падению производства чая и риса, основных экспортных культур Шри-Ланки, и экономическим потерям в $425 млн только в 2021 году.

Дошло до того, что страна, ранее полностью и с лихвой обеспечивавшая себя рисом, была вынуждена его импортировать. В результате сельское хозяйство стало довольно дорогим удовольствием. В конце 2021 года запрет частично сняли, но ситуацию с урожайностью это переломить не смогло.

Усугубило проблему падение турпотока в связи с COVID-19 и терактами в церквях и отелях Шри-Ланки в апреле 2019 года. Если в 2018 году поступления от международного туризма составляли $5,61 млрд, а в 2019-м — $4,66 млрд, то в 2020-м они составили всего $1,08 млрд.

Фото: [AntanO](https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Anti-government_protest_in_Sri_Lanka_2022.jpg), [CC BY-SA 4.0](https://creativecommons.org/licenses/by-sa/4.0/deed.en)

Фото: AntanO, CC BY-SA 4.0

Это привело к нехватке валютных резервов при росте внешнего долга до $51 млрд. В итоге власти ввели строгую экономию ресурсов и сократили импорт, а в апреле 2022 года даже объявили упреждающий дефолт — впервые за историю государства. Но это не спасло.

Экономическая политика правительства Раджапаксы, а также падение курса национальной валюты привели к самой сильной в Азии инфляции — в апреле она достигла 29,8% год к году. А с вводом санкций против России, спровоцировавших рост цен на топливо во всём мире, в стране попросту кончился бензин — в очередях на заправках Шри-Ланки водители могли стоять сутками, а простые жители по много часов сидели без электричества.

Ухудшающееся положение шриланкийской экономики заставило народ обратить недовольство на правящий клан Раджапаксы, который уже давно подвергался критике. Члены этой семьи занимают высокие посты в Шри-Ланке с ещё колониальных времён.

Основанная Доном Алвином Раджапаксой Партия свободы Шри-Ланки (ПСЛЖ) с 1951 года была одной из двух сил, определяющих политическую жизнь страны наравне с Объединённой национальной партией. Пост главы партии передавался в этой семье по наследству.

Как это было

Первым президентом из этой семьи стал Махинда Раджапакса. Он занял свой пост в 2005 году и с тех пор дважды переизбирался, при этом массово ставил на высокие посты в правительстве своих родственников. Будущий президент Готабая Раджапаса, брат Махинды, занимал высшую гражданскую должность в Минобороны. По данным СМИ, только три брата Раджапакса во власти контролировали до 70% госбюджета.

«Даже по хорошо известным стандартам кумовства в политике в Юго-Восточной Азии пример Шри-Ланки просто умопомрачителен», — отмечает профессор социологии и декан факультета социальных наук Южно-Азиатского университета в Нью-Дели Сасанка Перера.

На критике семьи Раджапакса построил свою предвыборную компанию предыдущий президент Маитрипала Сирисена, бывший министром здравоохранения при Махинде. На выборах в 2015 году он стал единым кандидатом от оппозиции и одержал победу, после чего начал расследовать финансовые махинации самого влиятельного клана страны.

Но в 2019 году на очередных президентских выборах к власти пришёл Готабая Раджапакса, Махинду назначили премьер-министром, и остальные члены семьи начали возвращаться на высокие посты. Расследования и обвинения в коррупции были забыты — но, как оказалось, только до поры.

Экономический кризис спровоцировал политический — массовые протесты начались на Шри-Ланке в марте 2022 года, достигнув апогея к июлю. За это время было несколько разгонов и массовых арестов протестующих, кратковременные введения чрезвычайного положения, несколько попыток взять резиденцию президента штурмом, вооружённые столкновения оппозиции и сторонников власти, разгромы палаточных городков, всеобщие забастовки. Не обошлось и без жертв — нескольких человек застрелили в ходе столкновений.

В результате 9 июля разгневанные шриланкийцы ворвались в резиденцию Готабая Раджапаксы. Сам президент покинул её за несколько минут до этого, а позже, по некоторым сведениям, благоразумно уехал из страны. В его доме нашли более 17,8 млн рупий ($49 100). Протестующие также ворвались в частную резиденцию премьер-министра и подожгли её.

Экстренное собрание парламента страны приняло решение отправить президента и премьера Ранила Викрамасингхе в отставку, с чем лидер страны согласился, выйдя на связь 11 июля. Однако Викрамасингхе отказался покидать пост.

13 июля Раджапакса официально ушёл в отставку. Как выяснилось, бывший президент сбежал из страны на Мальдивы. На Шри-Ланке объявили военное положение, и пока не понятно, каким будет окончание этого кризиса. Премьер Ранил Викрамасингхе в итоге стал и. о. президента, несмотря на штурм его офиса недовольными протестующими.

Казахстан («Газовый бунт»)

Протесты в Казахстане вспыхнули в январские праздники 2022 года, когда жителям страны пришли новые, заметно выросшие счета. С 1 января в стране заработал новый механизм ценообразования на сжиженный газ, из-за чего первые митинги прошли в газодобывающем городе Жанаозене. Но уже 3–4 января они перекинулись на другие регионы и дошли до Алма-Аты.

Фото: [Esetok](https://commons.wikimedia.org/wiki/File:2022_Kazakhstan_protests_%E2%80%94_Aqtobe,_January_4_(01)_(cropped).jpg), [CC BY-SA 4.0](https://creativecommons.org/licenses/by-sa/4.0/deed.en)

Фото: Esetok, CC BY-SA 4.0

Очень скоро участники протестов перешли от экономических требований к политическим, включающим отставку правительства и уход из политики руководившего страной 30 лет экс-президента Нурсултана Назарбаева. Он продолжал влиять на происходящее в стране.

К 5 января демонстрации переросли в массовые беспорядки с мародёрством, поджогом машин и правительственных зданий. Протестующие захватили мэрию и аэропорт Алма-Аты, но в других городах властям удалось сохранить контроль.

Правительство ввело чрезвычайное положение, а в страну вошла миротворческая миссия, включавшая вооружённые силы России. Беспорядки быстро погасили.

При этом на фоне произошедшего президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев отправил правительство премьера в отставку и возглавил Совет безопасности Казахстана и правящую партию «Нур Отан» вместо Нурсултана Назарбаева.

Франция («Протест жёлтых жилетов»)

Чаще всего протесты — это дело нескольких дней, может, недель, в редких случаях — месяцев. Однако, если ситуация коренным образом не меняется и стороны заняли патовое положение, протест может, незначительно трансформируясь, существовать годами.

Так случилось с «жёлтыми жилетами» во Франции, ставшими одним из самых масштабных протестных движений Европы последних нет. Оно возникло в конце 2018 года как ответ «периферийного» французского народа на длящийся уже несколько лет социально-экономический кризис.

Всё началось как волна возмущения повышением цен на бензин в интернете — с онлайн-петициями и яркими видео разгневанных граждан. За пару недель к недовольствам подключились сотни тысяч людей, которые 17 ноября вышли на улицы в жёлтых светоотражающих жилетах, ставших визитной карточкой нового движения. Митинги против очень скоро оформились в полноценный социальный бунт, в котором французы сбрасывали накопившееся за годы напряжение.

Предпосылки для кризиса, в котором оказалась Франция, были заложены ещё при предыдущем президенте Франсуа Олланде, но с последствиями в полной мере столкнулся Эммануил Макрон, в 2018 году только год как заступивший на свой пост.

К тому времени в стране накопились проблемы в социальной сфере: участились годы без перерасчёта пенсии на размер инфляции, бюджетникам замораживали зарплаты, предприятия закрывались и переносили производство в Юго-Восточную Азию и Восточную Европу, а оставшиеся без работы французы были вынуждены переселяться из больших городов в сельскую местность. Тем временем в малых городах и деревнях шла «оптимизация расходов» по либеральной модели, то есть закрывались больницы, почты, школы и полицейские участки.

Для того чтобы получить те или иные услуги или просто добраться до работы, людям был жизненно необходим автомобиль, но заправлять его становилось всё более дорогим удовольствием.

На этом фоне либерал и технократ Макрон, рьяно взявшийся решать проблемы большого бизнеса, оказался просто не готов встретиться с проблемами глубинки.

«Экологический акциз на топливо», решение о котором приняли ещё при Олланде, должен был повышаться ежегодно вплоть до 2021 года и мотивировать французов переходить на электромобили ради уменьшения выбросов парниковых газов. Однако реально на экологическую программу шла лишь малая часть этого налога, а остальное забирал бюджет. Достаточно было очередного повышения цен на нефть на мировом рынке — и Франция заполыхала недовольством.

«Жёлтые жилеты» недолго оставались неорганизованным движением без программы. Вскоре, скоординировавшись в интернете, митингующие оформили свои требования в список из 25 пунктов, куда входило:

  • немедленное повышение минимальной зарплаты, пенсии и прожиточного минимума на 40%;
  • создание новых рабочих мест в социальной сфере;
  • реформа налогообложения и запрет на налоги свыше 25% зарплаты;
  • доступное жильё;
  • демонтаж радаров и стоп-камер с дорог;
  • индустриализация страны с целью отказа от импорта;
  • запрет производства пластиковой упаковки;
  • окончательная деколонизация Африки;
  • изменение конституции;
  • выход из ЕС.

Множество из требований были взаимоисключающими и малодостижимыми в ходе протестов, но они выразили настроения народа и породили мощнейшее социальное движение, испугавшее всю Европу. Макрону пришлось привлечь к разгону протестов армию, ввести в стране чрезвычайное положение и начать искать врагов вовне: в частности, в подогревании протестных настроений обвиняли даже Россию.

Тем временем движение вылилось за пределы Франции: протесты «жёлтых жилетов» прошли также в Бельгии, Польше, Германии, Испании, Великобритании, Сербии, Индии, Канаде, Тунисе, Египте, Финляндии, Австралии и ещё дюжине стран.

К концу 2019 года уличные протесты усмирили. Свыше 3100 человек арестовали и приговорили к реальным и условным срокам за организацию беспорядков.

При этом в правительстве Франции пообещали приостановить программу повышения налога на топливо, повышать минимальную зарплату на €100 ежемесячно, снизить налоги, заморозить рост тарифов на электроэнергию и проч.

Движение «жёлтых жилетов» существует и по сей день, дамокловым мечом вися над головами европейских законодателей.

Мальдивы («Спа-революция»)

В декабре 2011 года власти Мальдив, остающихся точкой притяжения для курортников со всего мира, согласились на требования исламистов и закрыли сотни спа-центров и массажных салонов по всей стране. Они формировали немалую часть доходов туристической индустрии в стране и кормили тысячи граждан, но большая часть этих оздоровительных комплексов принадлежала лидерам оппозиции.

Произошедшее оставило людей без работы, и виновником объявили президента Мохамеда Нашида.

Фото: [Gzzz](https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Floatplane_at_Bathala_(Maldives).jpg), [CC BY-SA 4.0](https://creativecommons.org/licenses/by-sa/4.0/deed.en)

Фото: Gzzz, CC BY-SA 4.0

7 февраля 2012 года волна протестов охватила Мале, единственный город островного государства, а вскоре захлестнула и другие атоллы в Индийском океане. Митингующие требовали отставки Нашида. К протестующим примкнула полиция, в то время как армия осталась верной президенту.

Возможно, рассчитывая, что стороны разберутся как-нибудь сами, Нашид отдал распоряжение снять оцепление, разделяющее противоборствующие группы оппозиционеров и сторонников правительства в столице страны.

Это стало началом конца его политической карьеры. Полицейские посчитали этот приказ незаконным и начали скандировать лозунги с призывом отставки президента. В городе развернулись вооружённые столкновения между полицией и военнослужащими, но обошлось без кровопролития — обе стороны использовали резиновые пули.

Сам президент скрылся в здании Генштаба Вооружённых сил, откуда позднее в телеобращении отрёкся от поста. В тот же день его кресло занял вице-президент Мохаммед Вахид Хассан Маник.

9 февраля Уголовный суд Мальдивской республики выдал ордер на арест бывшего президента и бывшего же министра обороны страны. А Нашид второй раз на неделе отрёкся, на этот раз — от своих предыдущих слов об отставке. Он заявил, что пошёл на этот шаг под дулом пистолета и не будет мириться с происходящим.

Он и сотни его сторонников вышли на улицы, но потерпели поражение. Против Нашида возбудили дело о злоупотреблении полномочиями, от которого он пытался скрыться в других странах, но всё же был арестован в 2015 году.

Позже его приговорили к 13 годам тюрьмы. Но в 2016 году дали разрешение выехать на лечение в Великобританию. Там он попросил политическое убежище и получил его.

После того как в 2018 году президентские выборы выиграл родственник Нашид, он вернулся на Мальдивы и стал председателем парламента. В мае 2021 года рядом с его домом произошёл взрыв, ранивший экс-президента.

Бонус. Гвинея-Бисау («Зарплатная революция»)

Одну из беднейших африканских республик Гвинея-Бисау перевороты сотрясают по мировым меркам достаточно часто, однако примечательным в этом смысле стал зарплатный бунт 14 сентября 2003 года. Он смог сместить первого демократически избранного президента страны Кумбу Яла со своего поста, чего двумя годами ранее не смогли добиться его противники из военной оппозиции.

Несмотря на то что основной действующей силой переворота стала армия, к свержению Яла привели тяжёлая экономическая ситуация и политическая нестабильность. Последняя была вызвана тем, что в ноябре 2002 года Яла распустил парламент и несколько раз откладывал выборы нового. Оказавшись без законодательного органа, страна была почти парализована в политическом смысле и не могла принять нужные решения, чтобы преодолеть финансовый кризис.

Последней каплей стала многомесячная задержка зарплат госслужащим и армии.

Фото: [jbdodane](https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Road_sign_in_S%C3%A3o_Domingos,_Guinea-Bissau_(9087836224).jpg), [CC BY 2.0](https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/deed.en)

Фото: jbdodane, CC BY 2.0

В результате военные во главе с генералом Вериссимо Коррейей Сеаброй совершили переворот. Кумбу Яла обвинили в неспособности управлять страной и заключили под домашний арест. Под стражей оказался и премьер-министр Марио Пирес, на которого возложили вину за «социальные конвульсии» и задолженности по зарплате.

Граждане Гвинея-Бисау приветствовали действия военных, которые временно взяли власть в свои руки. Однако вскоре путчисты передали власть гражданскому — исполняющему обязанности президента Энрике Розе.

А Кумба Яла, пробыв под арестом несколько месяцев и отдохнув, через некоторое время вернулся в политику. Он возглавил Партию социального обновления и несколько раз участвовал в президентских выборах, но реабилитироваться в качестве лидера страны ему больше не дали. В 2014 году в возрасте 61 года он умер от сердечного приступа в своём доме.

Коллаж: «Секрет фирмы», freepik.com, Unsplash

Новости партнеров