06 июля, 22:53
12 мин.

Зерно всевластия. Что мешает России стать пшеничной сверхдержавой

В 2012 году Владимир Путин заявил, что Россия за 4–5 лет должна «догнать и перегнать продовольственных лидеров» и стать самым крупным в мире поставщиком продуктов питания. Спустя 10 лет это частично получилось — за счёт зерна. Россия вошла в тройку главных производителей пшеницы, у которого покупают 150 стран. «Секрет фирмы» вместе с экспертами разбирался, способна ли Россия стать пшеничной державой и может ли доход с зерна конкурировать с доходом от «токсичной» нефти.

Зерно всевластия. Что мешает России стать пшеничной сверхдержавой

Мировой голод и российская пшеница

Пшеница — главная зерновая культура для большинства стран. Её производство во всём мире увеличивается год к году, но объёмы потребления тоже быстро растут.

Урожай пшеницы в прошлом сельскохозяйственном году составил 776 млн т, тогда как объёмы потребления — 771 млн т. Почти равные цифры выглядели бы некритичными, если бы не глобальный продовольственный кризис или надвигающийся мировой голод.

По оценкам аналитиков, кризис начал развиваться ещё до 2020 года, и причин у него несколько.

Первая — пандемия и сопутствующие ей локдауны выявили хрупкость цепочек поставок, отметили эксперты аналитической компании Gro Intelligence.

Вторая причина — природные факторы считают аналитики ООН. В Кении и других регионах Восточной Африки нашествие саранчи уничтожило посевы в прошлом году. В США с февраля 2020 по сентябрь 2021 года на юго-западе страны выпало рекордно низкое количество осадков за последние 100 лет. Засуха поставила под угрозу ключевые посевы в других регионах: Испания и Португалия из-за жары потеряли 60–80% урожая.


Топ-5 производителей пшеницы в мире по итогам 2021 года:

  • Китай — 131 млрд т;
  • Индия — 93 млрд т;
  • Россия — 73 млрд т;
  • США — 62 млрд т;
  • Канада — 30 млрд т.

Топ-5 экспортёров пшеницы в мире по итогам 2021 года:

  • Россия — $7,3 млрд (13,1% от общего объёма экспорта пшеницы);
  • США — $7,29 млрд (13,1%);
  • Австралия — $7,2 млрд (13%);
  • Канада — $6,6 млрд (11,9%);
  • Украина — $4,7 млрд (8,5%).

Ситуацию усугубляет и то, что Индия остановила экспорт зерновых, . А на Украине из-за военного конфликта на полях могут пропасть 30% озимых и 20% яровых культур, поэтому будет большая недопоставка зерна на мировой рынок.

Все перечисленные факторы вкупе приводят к тому, что мировое производство пшеницы в этом году относительно прошлого может .

Грядущий продовольственный кризис усугубляет и то, что цены на еду в мире неуклонно растут: по данным FAO (продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН), за прошлый год они прибавили 23,1% — это самый стремительный взлёт за последнее десятилетие.

В нынешнем году тенденция сохранилась. В частности, пшеница продолжила дорожать: в марте её цена на бирже обновила 14-летний максимум.

Ринат Резванов, старший научный сотрудник НИФИ Минфина России, указывает на то, что рост цен на пшеницу начался ещё пять лет назад, но в прошлом сезоне скачок был рекордным — сразу на 24%.

Мнение эксперта
Ринат Резванов
Старший научный сотрудник НИФИ Минфина России

В 2022 году коррекция рынка должна была остановить рост цен на пшеницу и даже снизить по итогу года. Но ожиданиям аналитиков не суждено было сбыться, и сейчас, к примеру, экспортные цены на российскую пшеницу с поставкой в июле доведены до $390 за тонну FOB — то есть с заложенной стоимостью экспортного таможенного оформления. Сработал фактор геополитических рисков.


В итоге из-за проблем с производством зерна и роста цен для отдельных стран пшеница становится всё более недоступной.

И тут встаёт вопрос голода. Что про это нужно знать

Из-за ситуации на рынке странам приходится обращаться к запасам, но они конечны. Если тенденция сохранится, а цены продолжат расти, часть государств попросту могут остаться без зерна. А нет его — нет производных продуктов. В первую очередь хлеба и других мучных изделий, которые составляют основу питания многих народов. Так риск мирового голода для 323 млн человек становится всё более реальным, отмечают в ООН.

Если он реализуется в полной мере, в первую очередь пострадают Африка и Ближний Восток.

В складывающейся ситуации Россия может может укрепить позиции экспортёра пшеницы и получить дополнительные политические «очки». Особенно на фоне прогнозируемого рекордного урожая (об этом ниже).

Мнение эксперта
Александр Синянский
бизнес-советник в пищевой отрасли

Сейчас зерно становится новым политическим инструментом, которым все страны пользуются по-разному. Кто-то чтобы получить новых друзей в других странах, кто-то — чтобы защитить свою страну от врагов и угроз.


Россия набирает пшеничные обороты

Российская агропромышленность стабильно увеличивает долю зерновых на посевных площадях и наращивает .

Даже непростой из-за пандемии прошедший сельхозсезон ситуацию серьёзно не ухудшил. В 2021 году аграрии собрали около 121 млн т зерна, из них больше половины — это пшеница.

На 2022 год президент анонсировал рекордный урожай зерна в 130 млн т, из него 87 млн т — это пшеница. В июльских прогнозах аналитиков «Русагро» цифры даже выше. Как указывает Андрей Сизов, директор консалтинговой компании «СовЭкон», первые недели июля покажут, сбудутся ли прогнозы по урожаю, но пока есть все шансы действительно показать максимальные результаты.

При таких показателях производства Россия полностью обеспечивает внутренние зерном и год к году увеличивает .

Bloomberg отмечал, что за 20 лет Россия трансформировалась из импортёра пшеницы в экспортёра. По оценкам издания, в 2020 году Россия кормила зерном более 100 стран, а в 2021 году, по данным Минсельхоза, их насчитывалось уже 150. При этом РФ сумела перехватить часть традиционных покупателей у ЕС и США, например Египет и Алжир.

В 2022 году, из-за геополитической ситуации российские экспортёры столкнулись с логистическими трудностями и допзатратами. На какое-то время над ними и вовсе нависла угроза санкций со стороны Европы и США. Но, вероятнее всего, аграриям дадут возможность отправить зерно всем покупателям. В конце июня страны G7 пообещали не вводить санкции против российской сельхозпродукции. Ранее ООН просила не допустить таких рестрикций.

Чтобы не допустить на фоне происходящего перекосов и перетоков в экспорте, правительство весной затормозило экспорт зерна (и в том числе пшеницы) в страны ЕАЭС. Запрет действует до 31 августа, исключение только для зерна, на которое есть специальные лицензии.

Но ЕАЭС не был основным покупателем РФ, поэтому запрет не помешал стране в мае 2022 года продать в 2 раза больше пшеницы, чем в мае 2021 года. Главными покупателями традиционно стали Египет, Турция и Греция, отметил и Михаил Хачатурян, кандидат экономических наук, доцент департамента менеджмента и инноваций Финансового университета при Правительстве РФ.

Но не всё так хорошо. На пути к созданию пшеничной державы есть очень серьёзные преграды

Климат

В отличие от многих более стабильных отраслей агросектор зависит от многих непредсказуемых переменных, среди которых — природные факторы.

Эксперты метеорологии и климатологии констатировали, что в России теплеет в среднем в 2,5 раза быстрее, чем в остальных странах. Потому что, во-первых, в России огромную территорию занимает суша, и очень маленькую — вода, поглощающая тепло. Во-вторых, 2/3 страны занимают полярные области, которые стали теплеть быстрее других. Это приводит к тому, что растёт риск учащения засух. А они критичны для сельского хозяйства.

В октябре 2020 года аграрии сообщили, что в Воронежской области всходы появились только на половине засеянных площадей, потому что не хватало осадков. В ноябре уже говорили о том, что почти на 90% полей будут проблемы с . Весной 2021 года погибла треть посевов, их пришлось высеивать заново. Похожие проблемы с урожаем были и у других регионов. Жаловались на потери посевов и Татарстан, и Башкирия, и Ульяновская область.

По словам Дениса Скрипки, руководителя отдела развития «Диджитал Агро», российские аграрии учитывают климатические факторы и учатся подстраиваться под среднегодовую температуру и общие погодные колебания. Они подбирают сорта под условия климата, планируют необходимые технологические операции. Например, жара и засухи уменьшают урожай пшеницы, но может поднять его даже выше изначально спрогнозированного уровня.

Но у аграриев ничего не получается сделать с локальными и ультралокальными изменениями температуры и влажности в течение суток или часов, то есть касающимися конкретного поля. Здесь подбора семян (об этом ниже) или мелиорации недостаточно: нужны технологии, например алгоритмы краткосрочного прогнозирования погоды в конкретных точках по запросу. Но технологии сталкиваются с «луддизмом»: по словам экспертов, далеко не все агрономы хотят внедрять новшества.

Рост цен на удобрения

В марте 2021 года аналитики зафиксировали рост мировых цен на минеральные удобрения: за полгода они подорожали до 100% в зависимости от вида. Одна из причин — в удобрениях содержится много природного газа, а его котировки в 2021 году ставили один рекорд за другим и создали энергетический кризис.

Кроме того, в Европе в минувшем году остановили работу десятки заводов, выпускающих удобрения и компоненты для их изготовления. Аналитики предположили, что проблема будет сохраняться ещё несколько лет.

Серьёзных поводов переживать за весеннюю посевную кампанию 2022 года у российских аграриев не было. Закупка удобрений до февраля шла в целом по плану. При этом страна может полностью обеспечить себя минеральными удобрениями, говорил вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут.

Но зимой 2022 года аграрии (в первую очередь небольшие предприятия) начали трубить в колокол о дефиците . Её они должны были докупить осенью 2021 года, но ждали снижения цен — не дождались.

Нехватка аммиачной селитры — это риск получить на 25–50% меньше прогноза урожая зерновых. Абсолютных аналогов этому удобрению нет, а те, что есть, требуют дополнительное оборудование, которое ещё нужно приобрести (что сейчас крайне проблематично).

Что сделали власти

Чтобы стабилизировать ситуацию, российские власти в марте ограничили, а затем продлили ограничения на экспорт азотных и сложных удобрений. Продавать можно только в рамках установленных квот, а аммиачную селитру вывозить совсем запретили — всё ради внутреннего рынка.

Также с июля 2021 до конца мая 2022 года действовал режим сдерживания цен на минеральные удобрения. В конечном счёте это снизило нагрузку на аграриев в нынешнюю посевную кампанию. Позже на замену этому механизму Минсельхоз, ФАС и Минэкономразвития согласовали 3 минимальных индексации внутренних цен на удобрения.

Санкции: техника и семена под угрозой

Российское сельское хозяйство сильно зависит от иностранных поставщиков по нескольким направлениям: это и техника, и программное обеспечение к ней, и европейские семена, которые отличаются высокой урожайностью.

Доля иностранной техники в российском агросекторе — около 30%. Среди машин для посева, например, больше отечественных и белорусских, а среди машин для уборки урожая — зарубежных. Агросектор постепенно импортозамещается, но до абсолютного отказа от иностранных поставок пока далеко, тем более что даже внутри отечественной техники есть импортные комплектующие: от шин для тракторов до турбин.

В марте Минсельхоз заявил, что компании перестраивают логистические цепочки и ищут новых поставщиков взамен отказавшихся работать с Россией.

Но в конце июня представители агросектора сообщили о нехватке запчастей для иностранной техники. Часть комплектующих нельзя получить из-за санкций ЕС, на часть цена выросла в среднем на 30–50%, а часть сложных запчастей вроде гидравлических систем — крайне сложно купить.

Николай Вавилов, специалист департамента стратегических исследований аналитической компании Total Research, считает, что вопрос отсутствия запчастей для импортной спецтехники и обслуживания оборудования встанет остро только после 2024 года.

После окончания кампании по сбору урожая всё оборудование и передвижная техника проходит техобслуживание с устранением дефектов и поломок. Проведённых в прошлом году действий достаточно, чтобы машины проработали ближайшие 2 года. При самом неблагоприятном исходе в будущем аграриям придётся разобрать часть сельхозмашин на запчасти.

Опрошенные «Секретом» эксперты согласны с тем, что дефицит техники и запчастей для неё — самая значимая проблема для российского АПК. В долгосрочной перспективе она может привести к тому, что аграриям придётся сокращать посевные площади.

Мнение эксперта
Денис Скрипка
Руководитель отдела развития «Диджитал Агро»

Фактор отсутствия доступа к производительной и энергоэффективной сельхозтехнике зарубежного производства в рамках уже идущего и предстоящего сезона — это значительный и очень существенный по последствиям риск. И как бы ни хотел аграрий произвести запланированный объём продукции — без соответствующей техники это невозможно.


Возможное решение проблемы с деталями — параллельный импорт. Минпромторг узаконил его в апреле 2022 года и согласовал список товаров, которые будут ввозить в Россию без разрешения правообладателя. В их числе есть запчасти к сельскохозяйственной технике.

Но, как говорит Александр Алтынов, председатель правления ассоциации дилеров сельхозтехники «АСХОД», пока сложно разобраться в трактовках западных санкций — неясно, попадают ли в запрещённые категории отдельные группы запчастей для сельхозтехники. Формулировки слишком размытые, и оставшиеся дружественными страны боятся рисковать.

И если всё же машины и запчасти поедут по параллельному импорту, организационная волокита займёт не один месяц.

Что сделали власти

Чтобы решить вопросы с поднявшимися ценами, правительство выделило дополнительный бюджет на льготный лизинг спецтехники внутри страны — по этой программе аграрии закупают 30% всего оборудования. Также агросектору расширили программу льготного кредитования, субсидировали транспортные перевозки. И к июлю 2022 года Правительство обещало скорректировать программу развития АПК с учётом новых реалий.

Второй проблемный пункт — семена, поставки которых нарушились. На нынешнюю посевную кампанию запасов хватит. Как будет выглядеть следующий год, пока неясно. Как говорит Александр Синянский, пока ни одна из компаний — поставщиков иностранных семян не заявляла об уходе. Но логистические и платёжные сложности всё же мешают закупкам.

При этом, как показало исследование ВШЭ «Селекция 2.0», проведённое в 2020 году, у России большая зависимость от импортных семян. Отечественный материал преобладает только в пшенице. Поэтому урожая не проблема, но если аграрии поставят цель нарастить производство пшеницы, у них могут возникнуть сложности. Ещё больше проблем возникнет, если импорт зарубежных семян других зерновых культур не получится отладить.

Что сделали власти

Чтобы снизить риски, нужно развивать селекцию и повышать урожайность российских сортов пшеницы. Власти уже поднимали этот вопрос: в декабре 2021 года Президент указал на то, что нужно снижать зависимость российских аграриев от импортных семян и искать способы поддержать отечественную селекцию. А сейчас Минсельхоз собирается стимулировать аграриев использовать отечественные семена, чтобы к 2024 году их доля в закупках достигла 75%. Это поможет поддержать компании-производителей и стимулировать развитие селекции.

Минсельхоз даже не исключает временный запрет импорта семян, чтобы обеспечить российским поставщикам высокий спрос.

Так получится ли стать зерновой сверхдержавой

В складывающейся геополитической ситуации пшеница и зерно выглядят товаром, который нужно активно производить и продавать. Особенно на фоне того, что главный и традиционный ресурс России — нефть— становится токсичным. Однако опрошенные «Секретом» эксперты считают, что делать ставку на пшеницу в экспорте и становиться сельскохозяйственной страной у России не получится.

Во-первых, потому что пока доходы по нефти и зерну несравнимы. По итогам 2021 года Россия получила $37,7 млрд от экспорта продукции АПК и только 30% этой суммы — с зерновых культур. Однако на экспорте энергоносителей Россия заработала $243,8 млрд. По итогам 2022 года цифра может оказаться выше: $285 млрд. Поэтому, даже если аграрии смогут нарастить объёмы урожая по зерну, на один уровень с нефтью по прибыли в близкой перспективе оно не встаёт.

Во-вторых, эксперты полагают, что с учётом всех проблем в российском агросекторе и количества факторов, от которых зависит урожай, делать ставку на пшеницу или зерно в целом опасно.

Мнение эксперта
Александр Синянский
Бизнес-эксперт в пищевой отрасли

Нефть — это ископаемое сырьё. Она уже есть в недрах земли, надо только её правильно извлечь. Мы сами регулируем объём добычи нефти и газа. Пшеница — это сырьё, которое надо вырастить. Пока вы растите пшеницу, есть сотни причин, факторов и рисков, что ваш урожай вообще не вырастет. Любой агробизнес — это огромный риск, в отличие от добычи нефти и других ископаемых ресурсов.


Андрей Зюзин, генеральный директор «ЭФКО-инновации», добавляет, что ставка только на один ресурс — это инвестиционный «перекос». Больше пшеницы — ниже её стоимость, дольше окупаются вложения.

Учитывая все перечисленные аргументы, опрошенные «Секретом» эксперты уверены, что становиться пшеничной сверхдержавой в современных условиях неэффективно — более разумно ориентироваться на максимальную диверсификацию экспорта.

И всё же находящийся под угрозой продовольственного кризиса мировой рынок примет любое количество пшеницы, которое ему даст Россия, как считает Денис Терновский, д.э.н., ведущий научный сотрудник центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС. Поэтому наращивать производство и, соответственно, объёмы продажи зерна стоит — сейчас у РФ в руках почти все карты для этого.

Коллаж: «Секрет фирмы», freepik.com, Unsplash, Unsplash License

Новости партнеров