Коронавирус заставляет ужаться в тратах. Откровения самоизолировавшихся россиян

«Тысяча в день — нормально, две — уже не очень»
15 апреля в 18:15

Телевизионные «страшилки» заставляют банковских работников задуматься о посадке картошки, предприниматели отказываются от домработниц, а фрилансеры боятся ходить в булочные. «Секрет фирмы» поговорил с представителями пяти разных профессий и узнал, как им пришлось скорректировать личные бюджеты и финансовые привычки из-за коронавирусного кризиса.

«Появилась некая "хомячность"»

Павел Сусоев
программист в банке

— У меня с работой, к счастью, пока всё в порядке. Почти месяц тружусь удалённо, это комфортный для меня режим хотя бы потому, что не надо тратить каждый день по три часа на дорогу и можно сэкономить на транспорте и офисных обедах.

Появилась некая «хомячность»: желание купить впрок. Отчасти это стадный эффект. Когда в очереди к кассе все с телегами, полными крупы и консервов, стоять с йогуртом и бутылкой минералки как-то даже неудобно. Кажется, что отвлекаешь кассира по пустякам.

С другой стороны, если границы сейчас на замке (и будут закрыты какое-то время), скоро могут кончиться складские запасы вина и моего любимого эстонского самогона. А ведь впереди праздники, лето. Поэтому, заметив на полках знакомые этикетки, я, конечно, беру алкоголь про запас. Ещё я сделал небольшой запас кофе, чая и тростникового сахара. Остальное, я думаю, можно будет купить в любое время. Ну или обойтись.

Вообще, я человек очень импульсивный, в том числе в плане трат. Несколько лет назад, когда наступил очередной финансовый кризис, я приобрёл мотокультиватор — это такой маленький, но довольно шумный трактор. Я тогда рассуждал так: если вдруг останусь без работы и средств, то вспашу садовый участок и засею его чем-нибудь съедобным — скажем, картошкой. Позже выяснилось, что вспахать мою глинистую целину мотокультиватором не получится, и я законсервировал на время это чудо техники.

На карантине у меня, естественно, появилось свободное время. И тут моя импульсивность расцвела буйным цветом. Первым делом, конечно, я вспомнил про свой дачный трактор и заказал для него плуг и колёса — идея посадить картошку вновь всплыла в моём сознании на фоне бесконечных телевизионных «страшилок». Потом, лёжа на диване, я вспомнил, что давно собирался доделать карниз на шкафу, и для этой цели заказал чудо-инструмент «прецизионное стусло» — это такая хитрая пила, позволяющая аккуратно отрезать деревянный багет под определённым углом.

Апогеем моих самоизоляционных покупок стали шарики для жонглирования. Жонглировать, правда, пока не получается, но я не теряю надежды.

Впрочем, все мои нынешние траты не особенно сказались на моём бюджете. Ведь, если бы я продолжал ездить в офис, я бы, скорее всего, купил что-то другое, без чего можно обойтись. Скажем, пару офисных сорочек, новые башмаки, авторучку, станок для заточки кухонных ножей или что-то в этом роде — одним словом то, чем соблазняет ближайший торговый центр, куда я хожу на обед. Возможно, я даже сэкономил.

«Полное обнуление и перезагрузка»

Алёна Даймонд
ивент-маркетолог

— Мой доход снизился вдвое. В Москве всё закрыто, отменены все мероприятия, так что здесь в этой сфере заработок нулевой. Но у меня есть ещё два источника дохода. Во-первых, мне платит европейская компания, на которую я работаю, но лишь 78% зарплаты. Во-вторых, я провожу консультации по построению и развитию бизнеса.

Сейчас мои расходы сократились минимум на 70%. Так как я постоянно дома, мне удаётся на многом экономить: нет трат на такси, рестораны, кафе, салоны красоты. Я принципиально не совершаю покупки в интернете. Мне это не нравится: люблю примерить и потрогать. Поэтому сейчас у меня полное обнуление и перезагрузка.

На еду тоже стала меньше тратить. Появилось время готовить, а это значительно экономнее, чем покупать готовую еду. В общем, самоизоляция пошла на пользу семейному бюджету.

Я стала иначе относиться к финансам. Например, я отказалась от всех вложений и инвестиций, а также «заморозила» смену мебели в квартире. Мы с мужем планировали открыть ресторан, но теперь решили временно отказаться от этой идеи.

Вообще, экономическая ситуация меня настораживает. Я живу с чётким осознанием, что наша жизнь уже не будет прежней. Я не могу повлиять на происходящее, поэтому просто буду наблюдать, не делая никаких резких движений, в том числе в плане финансов. Нужно набираться сил для быстрого рывка в следующем году. По моим прогнозам, к зиме моя индустрия начнёт приходить в себя.

«Я почти перестала тратить деньги»

Русина Шихатова
предпринимательница в сфере коммуникаций

— В общей сложности мои доходы снизились на треть. Моя работа связана с организацией мероприятий и встреч, я много общаюсь с иностранцами. Соответственно, с закрытием границ отменилось вообще всё. Другой мой клиент — детский сад — на время закрылся, как и все учебные заведения. Меня спасает только то, что с недавнего времени у меня постоянный контракт с зарубежной медиакомпанией — я работаю для них на удалёнке. На жизнь хватает, но прогнозы строить сложно.

Структура моих трат, по сути, не изменилась. Просто стало чуть больше времени на то, чего раньше не успевала сама. Впервые за много лет я сама готовлю — раньше покупала готовые блюда или заказывала доставку. Убираюсь я тоже сама. До этого ко мне приходила раз в две-три недели домработница на три часа. Я ей платила по 2000 рублей.

В последний месяц я покупаю только еду — раз в неделю. Никаких расходов на поездки, поход к косметологу или стрижку. То есть в относительных величинах я почти перестала тратить деньги. Правда, в отношении финансов я плохой «накопитель».

Всё заработанное привыкла вкладывать либо в путешествия, либо в образование и в новый опыт, который позволяет моим доходам расти. Предыдущие два года это работало. Видимо, теперь придётся научиться откладывать — не на чёрный день, а просто потому, что именно сейчас захотелось приобрести своё жильё и нужно как-то собрать первоначальный взнос на ипотеку: прогнозы говорят, что из-за кризиса цены на жильё упадут.

«За выпечкой идёшь как на войну»

Мария Кольцова
журналист-фрилансер

— Мне повезло: мои доходы пока практически не изменились. У меня есть небольшая стипендия в евро и несколько фриланс-проектов. Единственное, пока отложилась публикация нескольких текстов «не по повестке» коронавируса. Соответственно, и гонорары за них придут позже.

Когда сидишь дома, тратить особо не на что. Расходы у меня снизились примерно на четверть. Вообще, люблю покупать вкусности (например, свежие круассаны и булочки), ходить в бары, но сейчас никуда особенно не выйдешь. Пару раз я ходила в соседнюю пекарню — было ощущение, что за выпечкой идёшь как на войну. Не очень приятное чувство, так что подобных вылазок я больше не предпринимала.

Я легко и даже незаметно для себя отказалась от косметики, кремов, салонной эпиляции и вполне хорошо себя чувствую. Я не планировала специально на этом экономить. Просто в какой-то момент заметила, что стало меньше баночек в ванной.

Сидя дома, ценишь всё, что есть сейчас: работу, старые юбки из секондов, пару любимых помад и т. д. Надеюсь, я буду и после карантина проще относиться к внешности и меньше тратить на косметику.

Сейчас мои основные расходы — на еду. Плюс я купила коврик для йоги, чтобы совсем не заржаветь в изоляции. Возможно, я практически ничего не покупаю, потому что боюсь потратить лишнего. Ситуация с экономикой меня действительно немного напугала, поэтому я взяла себе несколько скучных рабочих проектов. Потом от одного отказалась: поняла, что перегрузила себя.

Если честно, я бы и от некоторых других проектов отказалась. Но тревога за будущее и курс валют не позволяют мне этого сделать. Учёба скоро закончится, а с ней и стипендия, которая составляет значительную часть дохода, поэтому я стараюсь подкопить хоть немного на ближайшее будущее.

Когда я думаю о тратах после самоизоляции, я понимаю, что точно не буду отказываться от путешествий — хотя бы куда-то недалеко. Лучше потратить меньше денег на шмотки и косметику, а на оставшееся купить билеты в соседний город или страну, когда границы, наконец, откроются, и получить новые впечатления. Сейчас их не хватает.

«Раньше я терпеть не могла онлайн-магазины»

Арина Кузнецова
сценаристка и руководительница проектов в рекламном агентстве

— У меня всё было нормально с работой до прошлой недели. В пятницу меня отпустили в неоплачиваемый отпуск до 30 апреля.

В плане трат у меня всё сильно изменилось. Раньше я терпеть не могла онлайн-магазины. Теперь и дня не проходит, чтобы я не «отправилась» на Wildberries или Ozon. В итоге в моём доме появились огромная плошка для салата, которая не влезает ни в один шкаф, и три матирующих крема (обычно мне хватает половины одного тюбика на лето).

Зато теперь меньше денег уходит на кафе, одежду, косметолога и транспорт. У меня в доме есть аптека, в которой я постоянно покупала разную ерунду. Например, однажды я купила там витамин С за 2000 рублей, потом карандаш с ментолом от насморка за 600 рублей, а в последний раз — хитрую японскую бритву, которая сломалась на следующий день. Во время карантина я туда просто не хожу и, соответственно, не трачу деньги.

Отсутствие зарплаты в течение нескольких недель заставляет меня обращать на расходы немного больше внимания. Сейчас я считаю, что потратить 1000 рублей в день — нормально, а 2000 — уже не очень. Ещё я порадовалась, что у меня есть накопления и я смогу жить на них три-четыре месяца.

В самоизоляции я скучаю по кафе и магазинам одежды, передаю им большой карантинный привет.

Что происходит с другими россиянами

  • Более 63% россиян не имеют никаких накоплений, которые позволят им пережить кризис. А большинство из тех, у кого есть финансовые запасы, потратят их в первые полгода после потери работы.

  • 49% россиян говорят, что их семейный доход снизился.

  • На самоизоляции россияне тратят на 30% меньше. Во всяком случае, по банковским картам.

  • Зумеры (поколение Z; родившиеся в конце 1990-х — начале 2000-х) оказались лучше подготовлены к экономическому кризису, чем их родители (бумеры, представители поколения X или миллениалы). Они реже тратят, вместо этого предпочитая делать накопления.

  • Во время самоизоляции россияне стали чаще искать подработку.

  • Стало больше граждан-банкротов. С 1 января по 1 апреля суды признали неплатёжеспособными почти 22 400 граждан и ИП. По сравнению с тем же периодом 2019 года рост составил 68%.

  • К концу 2020 года без работы останутся около 8 млн россиян — в три раза больше, чем сейчас (2,5 млн), прогнозирует глава Счётной палаты Алексей Кудрин. Ранее его коллега по ведомству заявил, что пострадавшими от коронавируса можно считать все отрасли российской экономики.

«Экономические» страхи для россиян оказались даже сильнее опасений заболеть: согласно опросам, почти каждый второй россиянин боится, что его семье будет не на что жить.

Самое тяжёлое впереди: во втором квартале 2020 года реальные доходы могут упасть на 17,5%, а сокращение российской экономики в апреле-июне 2020 года составит 18%, прогнозируют эксперты. Но после этого экономика должна начать потихоньку восстанавливаться.

Фото: depositphotos.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе