09 августа в 16:27
13 мин.

Кто успел, тот и тролль. Как патенты становятся предметом шантажа и препятствием на пути прогресса

Или как патентные тролли вредят бизнесу
В конце июля 2021 года российский суд вынес резонансное решение по делу против Samsung, фактически поставив под удар использование в России платёжных систем Samsung Pay, Apple Pay и других подобных без солидных лицензионных отчислений. Причиной стал патент на мобильную систему платежей, который ещё в 2013 году зарегистрировал российский изобретатель. Подобную схему часто используют так называемые патентные тролли — люди и организации, которые заставляют добросовестные бренды платить им за право использовать те или иные решения, к которым они зачастую не имеют никакого отношения.
Кто успел, тот и тролль. Как патенты становятся предметом шантажа и препятствием на пути прогресса

В старые времена в народе ходили рассказы о мифических троллях, которые подстерегают странников на дорогах и под мостами и требуют плату за проезд. Сейчас же тролли обрели вполне реальный облик и расположились в правовом поле. С мифическими предками их продолжает роднить только то, что они встают на пути — различных компаний и отдельных предпринимателей.

По словам Марины Пожидаевой, эксперта юридической компании Versus.Legal, патентные тролли — это организации или индивидуальные предприниматели, которые ничего не изобретают и не производят, но скупают патенты или регистрируют на себя товарные знаки (ТЗ). Цель простая — «получение выгоды “из воздуха” путём мнимой защиты исключительных прав» (так называемый патентный троллинг).

Сам по себе патент — это инструмент, охраняющий права, авторство и приоритет изобретения, модели или товарного знака. Т.е. кто первый заявит свои права на предмет патента — тот и будет иметь приоритет в его использовании. Другие же должны будут платить ему за лицензии.

Глеб Ситников

партнёр адвокатского бюро «Юрлов и партнёры»

Называть троллинг именно патентным — это слишком узко. Фактически ситуация касается всех объектов интеллектуального права, которые подлежат регистрации. Всё построено на приоритете: кто раньше зарегистрировал и получил доказательства регистрации, того и тапки. Этот фиктивный приоритет даёт патентному троллю возможность взыскания компенсаций с лиц, которые, по его мнению, незаконно используют его ТЗ.

Добросовестному изобретателю или бренду проще согласиться на условия патентных троллей, выплатить им компенсацию или приобрести «мешающий» патент за заявленную сумму, чем тратиться на судебный процесс, результат которого не всегда предсказуем, отметили опрошенные «Секретом» эксперты.

Себя патентные тролли предпочитают называть «патентными дилерами» или «патентными холдерами», а их оппоненты — «патентными рейдерами». Среди самих троллей есть разделение по видам и методам. Боевые тролли активно нападают на компании, судятся и занимаются открытым вымогательством. А тролли-агрегаторы позиционируют себя как защитники от первых и, когда жертва встречается с претензиями, появляются и предлагают за приемлемую сумму присоединиться к их патентному пулу, тем самым обезопасив себя от нападок. Те и другие могут выступать в связке, предварительно договорившись о всех нужных лицензиях.

История вопроса

Термин «патентный тролль» вошёл в обиход в 1993 году, когда эта практика приобрела широкий размах. Его ввёл в оборот бывший юрист компании Intel Питер Деткин, окрестивший так компанию TechSearch, преследовавшую Intel из-за нарушения патента.

Однако само явление возникло намного раньше, в XIX веке. В 1880-е годы США захлестнула волна исков, связанных с патентами на известные технологий. Свежеиспечённые обладатели прав на колесо, соху и плуг тащили в суд фермеров, которые смели использовать их технологии без разрешения. Позже большинство таких патентов аннулировали.

Первого успешного тролля звали Джордж Селден. Он стал главным возмутителем спокойствия на заре автомобилестроения. В 1879 году он подал патентную заявку на углеводородный автомобильный двигатель, однако оттянул момент окончательной регистрации на 16 лет. Все эти годы автомобильная отрасль росла и развивалась, не зная, что на изобретение, которое лежит в её основе, уже объявился правообладатель. Селден воспользовался максимально неконкретной формулировкой своего патента, которая позволяла «взять за жабры» любого изобретателя, ведь документ защищал не какую-то отдельную часть машины, а систему узлов и агрегатов в целом.

Ловушка захлопнулась в 1895 году: получив на руки патент, Селден начал заключать лицензионные соглашения с автомобильными компаниями. Те, кто пытался оспорить его претензии, столкнулись с уверенностью Верховного суда США в том, что обладатель патента «всего лишь воспользовался допустимой законом отсрочкой». Противостоять шантажу тролля удалось только Генри Форду. Он выиграл процесс у Селдена, доказав, что тот никак не повлиял на автомобильную индустрию. Аннулирование этого патента позволило Форду на долгие годы занять главенствующее положение на рынке автомобилей.

Кто успел, тот и тролль. Как патенты становятся предметом шантажа и препятствием на пути прогресса

Как работает патентный троллинг в XXI веке

Патентные тролли анализируют рынок на предмет появления новых технологических решений или интеллектуальной собственности, ищут пробелы в патентовании, рассказала Марина Пожидаева. Как правило, найдя подходящий вариант, тролли оформляют патент. При этом используют максимально широкие формулировки. «После чего занимают выжидательную позицию. В нужный момент они атакуют добросовестного разработчика, желающего запатентовать своё изобретение или полезную модель», — отметила Пожидаева.

Атака происходит в правовом поле — тролли обращаются к легальному бизнесу во внесудебном порядке, требуя отчислений за использование запатентованных ими решений. Если жертва отказывается платить, на неё подают в суд. При этом тролли оказываются в заведомо выгодном положении. Обычно они не производят никаких товаров и услуг, поэтому их не получится обвинить в нарушении патента, а угрозы запрета продаж на них не работают.

Перед добропорядочной компанией, обнаружившей, что права на её решения принадлежат другому, встаёт выбор:

  • долго, дорого и без гарантированного результата судиться;
  • инвестировать в альтернативную технологию и смириться с убытками;
  • выплатить троллю отступные за лицензию.

В большинстве случаев третий вариант оказывается меньшим из зол. В некоторых случаях патент всё же удаётся оспорить, предъявив доказательства неоригинальности изобретения. Но получается это далеко не у всех.

Всё потому, что основное (и зачастую победоносное) оружие троллей — доскональное знание патентного законодательства, а также опыт в ведении судебных тяжб. Они используют тонкие места, такие как расплывчатые формулировки и различия в законодательствах разных стран, чтобы успеть «застолбить» перспективную технологию или бренд прежде конкурентов.

В ряде случаев специализирующиеся на таких спорах компании и предприниматели приобретают права на вполне реальные патенты или их пулы у фирм-разработчиков, например, на стадии банкротства или реорганизации фирмы. Некоторые тролли открыто объявляют о готовности выкупить права у любых лиц, которые уже обнаружили патентное нарушение, но не готовы судиться сами.

Опытные патентные тролли играют словами, чтобы скрыть от регулятора попытку повторно зарегистрировать чужое и давно известное решение. Патенты при этом формулируются настолько широко, что сказать заранее, не нарушаются ли чьи-либо права, практически невозможно. Не найдя аналогичного описания, ведомство одобряет такие заявки. Вооружившись свежеприобретённым патентом, тролль может заказать экспертизу, доказывающую, что в чужой продукции используются его технологии, и предъявить претензию производителю.

Иногда «холдеры» регистрируют на себя за раз большое количество решений и технологий, многие из которых могут даже ещё не существовать.

Типичный приём — представление ряда «блокирующих» заявок на перспективные технологии. После этого троллю остаётся затаиться и ждать, пока прогресс шагнёт на нужную ступень развития и кто-то действительно изобретёт то, что попадает под описание. Такие патенты называют «зонтичными».

Глеб Ситников

партнёр адвокатского бюро «Юрлов и партнёры»

В случаях с зонтичными патентами проблема в том, что если такой патент изначально был зарегистрирован для технологии, которой ещё не существовало, то его вообще не надо было регистрировать — такое требование, например, есть к полезным моделям. Но тут сложный момент — тот факт, что изобретение не будет представлено прямо завтра, по идее, не может быть основанием для отказа в регистрации. То есть проблема, с одной стороны, в том, что патентное ведомство в принципе пропускает такие заявки, а с другой стороны — если объекты интеллектуальной собственности зарегистрированы правомерно, у тех, кто успел раньше, есть все права доказывать, что это они изобрели то или иное решение или технологию. Их оппоненты могут обратиться с требованием о прекращении охраны патента, доказать, что их технологии отличаются. Но в идеальной ситуации, если кто-то зарегистрировал патент, но не нашёл ресурсов для выхода на рынок — это не лишает изобретателя его авторских прав.

«Брендовые» тролли строят свою стратегию на различиях между локальной и международной регистрацией товарных знаков. Зарегистрировать даже международный бренд во всех странах мира обычно довольно дорого, и многие фирмы отказываются от такой затеи. В итоге любой может оказаться владельцем подсмотренного у других ТЗ, если он не охраняется в конкретной стране.

Марина Пожидаева

юрист юридической компании Versus.Legal

Тролли, действующие в сфере регистрации товарных знаков, ищут «пробелы» в защите интеллектуальной собственности конкретного бренда. Они анализируют зарубежные бренды и производителей, деятельность которых с большой долей вероятности могут расширить, например, на территорию России. Они заранее регистрируют товарный знак этого бренда в РФ и ждут момента, когда зарубежный правообладатель подаст свою заявку на регистрацию. Роспатент с большой долей вероятности противопоставит ТЗ, уже закреплённый за патентным троллем. Тогда правообладатель вступит в переговоры с патентным троллем и, скорее всего, купит права на этот товарный знак. Если патентный тролль, например, имеет ТЗ с очень простым, распространённым словом — «Ключ», «Малыш», «Мир» — он заявляет иск о нарушении исключительных прав на такой товарный знак против бренда, который использует эти распространённые слова в своих товарных знаках, требуя компенсацию за незаконное использование, часто искусственно раздувая объём нарушения, и требует завышенную сумму компенсации.

Как пояснили «Секрету» эксперты, самый весомый аргумент патентного тролля — дата заявки на регистрацию товарного знака и отсутствие правовой охраны на конкретной территории. Если производитель получил патент, например, только в США, в России этот факт не будет иметь значения, если тролль сработает на опережение.

Глеб Ситников

партнёр адвокатского бюро «Юрлов и партнёры»

За границей также действует общий принцип охраны товарных знаков: они охраняются только в той юрисдикции, в которой зарегистрированы. Если есть деньги, бренд можно зарегистрировать сразу в нескольких государствах. Но если обнаружится, что кто-то раньше вас зарегистрировал этот бренд в другой стране, вы по-прежнему можете его использовать на родине, а он не сможет прийти сюда и заявить, что он успел раньше.

Российские реалии

Патентный троллинг не обошёл стороной и Россию. В конце июля Арбитражный суд Москвы вынес резонансное решение, фактически запрещающее работу в России платёжной системы Samsung Pay, а потенциально — и Apple Pay, и Google Pay, и любой другой системы платежей с использованием мобильного устройства и беспроводного соединения. Суд принял сторону швейцарской компании «Сквин СА», в 2013 году зарегистрировавшей патент российского изобретателя на платёжную систему с использованием смартфона и кассовой системы через беспроводное соединение.

Максимально широко сформулированный патент поставил крест на производстве и ввозе в Россию любых устройств с поддержкой системы мобильных платежей без согласия правообладателя. В Samsung, впрочем, планируют оспорить вердикт суда или даже сам патент. По мнению экспертов, шансы, что палата по патентным спорам признает патент истца качественным, крайне малы.

Кто успел, тот и тролль. Как патенты становятся предметом шантажа и препятствием на пути прогресса

Уже много лет судится с производителями смартфонов другой российский инженер. Он претендует на авторство технологии геопозиционирования смартфона. Её используют в своих телефонах как минимум Huawei, Samsung и Honor — что изобретатель подтвердил через экспертизу. Теперь автор пытается добиться лицензионных отчислений или запрета на ввоз устройств. Поначалу он требовал всего 30 000 рублей (по 10 000 за каждое их трёх устройств, прошедших экспертизу), но сумма может вырасти тысячекратно — по числу ввезённых в Россию смартфонов соответствующих моделей.

Марина Пожидаева

юрист юридической компании Versus.Legal

Патентный троллинг в России начал развиваться в 90-х с появлением интернета и ростом доступности государственных реестров интеллектуальной собственности широкому кругу лиц. Появилась возможность находить «пробелы» в защите интеллектуальной собственности технологических компаний и популярных брендов для искусственного создания препятствий при регистрации и защите интеллектуальной собственности и получения выгоды.

Как пояснил «Секрету» Глеб Ситников, в целом российское судебное поле гораздо в меньшей степени привлекательно для патентных троллей: компенсации по таким делам обычно меньше, а относительная дешевизна судебных процессов позволяет компаниям отбиваться от претензий с меньшими затратами.

Тем не менее, есть сфера, где игра для правообладателей по-прежнему стоит свеч: это товарные знаки. Законодательство в этой сфере позволяет начислять большие штрафы за их неправомерное использование и запрещать конкурентам использовать какие-то слова и словосочетания, даже если придумали их задолго до владельца бренда.

По словам экспертов, когда возникает вопрос о добросовестности сторон, суды смотрят прежде всего на формальные признаки: зарегистрирован ли патент для такого-то перечня товаров и услуг раньше, чем у ответчика, есть ли доказательства использования в течение последних трёх лет (или трёх лет с регистрации ещё не прошло).

Тролли это знают и с самого начала создают видимость наличия у них всего, что нужно подтвердить.

Глеб Ситников

партнёр адвокатского бюро «Юрлов и партнёры»

Недавно был резонансный случай с башкирским предпринимателем, который зарегистрировал на себя множество товарных знаков в течение нескольких лет. Они использовались множеством компаний различной направленности. И вот в мае этого года он доказал в суде, что не только раньше других зарегистрировал товарный знак «Командор», который также использует известная в Сибири сеть магазинов, но и предоставил лицензию на его использование местной ИП, которая использовала его в течение двух лет для своего маленького сельского магазина. Сложно сказать, прав он или неправ, ни один суд не признал, что он действует недобросовестно. Но именно так строится патентный троллинг. При этом на его стороне было то, что его ТЗ реально использовался — по крайней мере, он сумел это доказать. И компенсация по этому делу довольно большая для российской судебной практики (20 млн рублей — прим. «Секрета»).

Битвы Касперского

Один из обладателей наибольшего числа патентов в России — «Лаборатория Касперского». Компания занимается не только вопросами кибербезопасности, но и развитием собственных технологий. Даже патентуя буквально каждый свой шаг, «Лаборатория» столкнулась с троллями.

В 2012 году компании пришли претензии от американских патентных холдеров. Истцы пытались доказать использование чужих технологий в продуктах «Лаборатории». Но основатель компании Евгений Касперский решил, что он готов побороться. «Сдаваться мы не собирались. Даже если проиграем — крови у врага отпить по-максимуму!», — вспоминал он.

Судебный процесс затянулся на четыре года. По словам Сергея Васильева, руководителя отдела исследований и анализа интеллектуальной собственности «Лаборатории», им пришлось проделать огромную работу, чтобы признать патенты оппонентов недействительными и доказать, что ЛК не нарушала их в своих продуктах.

Кто успел, тот и тролль. Как патенты становятся предметом шантажа и препятствием на пути прогресса

В результате российская компания сумела победить американского патентодержателя на его территории. «Лаборатория» оказалась единственной из 35 попавших под раздачу претензий компаний, которая не пошла на сделку с троллями. По словам Касперского, это «закалило компанию в бою и послало очень понятный сигнал троллям на будущее».

Свои слова российская компания доказала на деле уже год спустя, победив очередного патентного тролля в лице американской фирмы Wetro Lan. Компания предъявила претензию за использование технологии фильтрации пакета данных (классический файерволл, созданный задолго до регистрации патента). Wetro Lan, перекупившая патент у автора, предложила уладить дело «по-хорошему», заплатив ей свыше $60 000 отступных. Однако «Лаборатория» отбилась от претензий, и даже убедила истца выплатить отступные уже российской компании за возможность отозвать иск.

Как защититься?

Максимально обезопасить свой бизнес от нападок троллей можно, своевременно регистрируя все свои товарные знаки, решения и потенциально ценные объекты интеллектуального права, отметил Глеб Ситников. Но это в идеале — в реальности этот процесс может оказаться нерентабельным. Кроме того, на всякий случай зарегистрировав свой бренд для всех категорий разом, компания может оказаться в роли того самого патентного тролля, и через три года неиспользуемый бренд вполне могут отсудить, указал эксперт.

Марина Пожидаева рассказала, каким образом можно избежать возможного патентного троллинга:

  • Ещё на этапе разработки привлечь патентного поверенного, который проанализирует новую разработку и заранее выделит все аспекты, которые нужно запатентовать. После этого оперативно подать заявки;
  • Поддерживать хорошие отношения со своими сотрудниками и партнерами, работающими над изобретением, чтобы они не перешли на сторону патентных троллей в целях получения «легких» денег.
  • Грамотно составить соглашение о неразглашении внутри компании и обеспечить режим коммерческой тайны.
  • Заранее определиться, в каких сферах будет развиваться бренд на старте и в перспективе, чтобы занять нужные классы товаров и услуг при регистрации знака и не допустить опережающего шага патентного тролля.
  • Грамотно подходить к разработке товарного знака, усиливая его оригинальность и избегая слишком простых слов и выражений.
  • Если патентный тролль всё-таки опередил добросовестный бренд, то можно попытаться через суд досрочно прекратить охрану ТЗ за неиспользование. Однако патентные тролли могут предоставлять лицензии на использование товарных знаков третьим лицами — лицензирование признается фактом использования ТЗ, даже если сам патентный тролль его не использует.

В целом, все шаги вполне выполнимы, но нюансы в патентном законодательстве могут преподнести неприятный сюрприз. Как указали юристы, недавно Верховный суд России сформулировал новый подход, по которому истцу не нужно доказывать, что он реально использует свой товарный знак, чтобы защитить его. По словам юриста, это откроет для патентных троллей возможность активней обращаться в Палату по патентным спорам, чтобы нанести вред добросовестным правообладателям.

Коллаж: «Секрет Фирмы», Pexels.com, freepik.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе