Русское поле инноваций: чем не стал «Сколково»

Хотели как в Кремниевой долине, а получилось как всегда
30 мая в 19:00

«"Сколково" будет лакмусовой бумажкой процесса модернизации», «крупнейшим испытательным полигоном новой экономической политики», — так говорил о нём председатель правления фонда технограда Виктор Вексельберг в 2010 году. Как утверждал идеолог проекта, вице-премьер Владислав Сурков, «Сколково» должен был стать «искрой, которая должна возникнуть в сообществе, где вместе соберутся предприниматели и учёные».

Однако те показатели, с которыми связывали создание «Сколкова», — уменьшение утечки мозгов, увеличение доли инновационной продукции в ВВП — не были достигнуты. «Секрет фирмы» спросил у инвесторов, политологов, экономистов и стартаперов, почему количественные показатели так и не переросли в качественные.

Идея одного из профессоров Стэнфордского университета — сдавать высокотехнологическим компаниям землю, принадлежащую учебному заведению, — положила начало Кремниевой долине в США. Её резиденты — лидеры рейтинга Fortune 1000, списка самых крупных компаний США, таких как Apple, Intel, Hewlett-Packard, General Electric, Google. Легендарная Silicon Valley легла в основу идеи создания «Сколкова».

Проект «Сколково» запустили в 2010 году, а уже с 2013-го начались суды со стартаперами, которые были обвинены в нецелевых расходах. Речь идёт о таких успешных проектах, как «Фарма био» и Parallels. Резидент «Сколкова», частная компания Dauria Aerospace была обвинена инвестором «Роскосмосом» за срыв сроков по госконтракту.

Также в растрате обвинялся вице-президент фонда Алексей Бельтюков, который передал $750 000 за учебный курс депутату Илье Пономарёву. 26 апреля 2013 года фонд «Сколково» подал иск к Пономарёву и просил взыскать с него 9 млн рублей за прочитанный им курс лекций. Депутат отказался добровольно выплачивать долг, в отношении него было заведено уголовное дело. В 2014 году Пономарев покинул Россию, и до сих пор не вернулся, не смотря на то, что большая часть обвинений была снята в конце 2015 года. В мае 2019 года он получил гражданство Украины.

В октябре 2013-го Генпрокуратура выявила в технопарке массовые нарушения. Сотрудники ведомства выяснили, что бюджетные средства в размере 125 млрд рублей могли быть использованы фондом не по назначению, так как строительство объектов на территории центра осуществлялось без разрешающей документации и оформленных прав на землю. Дело было возбуждено против экс-главы финансового департамента фонда Кирилла Луговцева и гендиректора таможенно-финансовой компании «Сколково» Владимира Хохлова.

Reload
1 / 2

Кремниевая долина

Фото: Noah Berger / Reuters

Особый статус

По словам инициатора создания иннограда Дмитрия Медведева, «Сколково» «не может быть просто неким новым кусочком, подчиняющимся общим правилам», поэтому для города создали особый правовой статус, а резиденты получили налоговые льготы на прибыли, имущество, страховые и таможенные платежи.

Статус резидента «Сколкова» освобождает компании от уплаты налогов на прибыль (пока выручка не превысит 1 млрд руб.) и на имущество — страховые взносы снижены с 30% до 14%, также компания получает освобождение от пошлин на ввоз высокотехнологичного оборудования.

Можно выделить три основных элемента проекта «Сколково»:

  • Сам инновационный центр, состоящий из кластеров: информационных, биомедицинских, ядерных, энергоэффективных и космических технологий. Как говорят сами руководители проекта, шестой кластер — это умный город со множеством инноваций: от беспилотных такси и экзоскелетов до автоматического энергоснабжения и вентиляции в зданиях.

  • Сколковский институт науки и технологий, аналог MIT — Массачусетского технологического университета, одного из самых престижных технических учебных заведений США и мира.

  • Управляющая компания фонда «Сколково», которая сочетает в себе хозяйствующие, государственные и муниципальные функции.

«Сколково» включает в себя дополнительные образовательные проекты: программу бизнес-образования, появившуюся в 2006 году, Открытый университет (программа фонда по привлечению и интеграции студентов, молодых учёных с научно-технологическими и предпринимательскими компетенциями в инновационную экосистему России), международную гимназию инновационного центра «Сколково».

Дмитрий Медведев, Аркадий Дворкович и Виктор Вексельберг во время конференции Startup Village в «Сколкове»

Фото: Екатерина Штукина / ТАСС

KPI «Сколкова» к 2020 году:

  • 1000 стартапов-резидентов.

  • Выручка компаний — участниц «Сколкова» должна достичь 100 млрд рублей (то есть суммы, сопоставимой с затратами федерального бюджета на развитие центра).

  • Количество выпускников Сколковского института науки и технологий должно составить не менее 1000 человек.

  • Удельное число публикаций, приходящихся на 100 исследователей, должно находиться в диапазоне от 75 до 85.

К 2020 году резиденты должны получить возможность пользоваться технопарком с десятью центрами коллективного пользования, до $1 млрд доступного венчурного финансирования ежегодно, $500 млн инвестиций на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы), 10 центров научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, университет «Сколтех» с 1200 студентов и 500 профессоров и 15 исследовательскими центрами.

Успехи

Впервые «Сколково» заявило о перевыполнении показателей ещё в 2014 году, когда выручка стартапов достигла 27 млн рублей вместо ожидаемых 2 млн рублей.

Количество патентов, полученных на территории иностранных государств участниками проекта «Сколково», достигло 143, что обеспечило выполнение нормы на 120%. Доля выпускников «Сколтеха», вовлечённых в инновационную деятельность, составляет 70% (целевой показатель — 50%).

Целевой показатель по количеству стартапов — 1000 — был перевыполнен вдвое. Однако в интервью телеканалу «Прима-медиа», посвящённому открытию филиала «Сколкова» во Владивостоке, заместитель руководителя департамента регионального развития фонда Юрий Сибирский рассказал, что выполнить KPI по числу стартапов было лёгкой задачей и теперь важно скорее урезать количество компаний-резидентов, обратив внимание на качество.

За последний год показатели резко возросли: выручка — на 60%, количество выданных патентов — в два раза, а объём инвестиций составил 29 млрд рублей при целевом показателе 15 млрд рублей на фоне информации Банка России о рекордном (трёхкратном) оттоке иностранных инвестиций из России.

В выполнении некоторых показателей заслуга «Сколкова» не в том, что с его поддержкой были созданы стартапы, а в том, что были привлечены к резиденству уже имеющиеся. Такие компании, как nginx, Flocktory, ABBYY, Ivideon уже были успешными на тот момент, когда стали резидентами.

Reload
1 / 2

Фото: Iwan Baan / Archdaily

При чём тут «Сбертех»

Увеличение прибыли связано с участием (и большими финансовыми вложениями) корпораций. Так, например, резидентом «Сколкова» является «Сбертех» — IT-дочка Сбербанка, которая открылась в 2011 году. Её цель – «конкурировать с глобальными технологическими компаниями, внедряя передовые IT-продукты и сервисы в работу банка».

В сентябре 2018 года на заседании членов правления фонда сообщалось, что в 2017 году стартапы «Сколкова» увеличили выручку за год на 60%, однако причины резкого роста объяснены не были. В том же году происходит рост выручки «Сбертеха» — компания заработала 20,3 млрд рублей, на 33% улучшив показатель 2015 года. Однако по большей части это доход от Сбербанка, так как аналогичные «Сбертеху» рыночные компании растут гораздо медленнее и настолько свою выручку не увеличивают.

Аналогичным образом относителен показатель «создание новых рабочих мест». Это число создаётся на основе подсчёта всех рабочих мест в тех компаниях, которые присоединились к «Сколкову»: и тех, которые уже там имелись, и тех, что появились после начала резидентства.

«Сбертех» является самой крупной компанией в сфере IT в России (по числу рабочих мест), что автоматически улучшает этот показатель и в отчётности «Сколкова». Вице-президент Фонда содействия инновациям Павел Гудков не считает проблемой, что огромная корпорация составляет значительную долю выручки стартапов «Сколкова». Он уверен, что проблема в том, что таких корпораций мало.

Фото: Сергей Петров / ТАСС

Что не получилось и почему

Нет информации об интегральном вкладе проекта в экономику России, который, по версии создателей, к 2025 году должен превысить затраты на «Сколково» (502 млрд рублей, из них бюджетные средства — 135,6 млрд рублей). Ещё один показатель — число публикаций в научных журналах, которое, по обещаниям Виктора Вексельберга, должно было быть выше, чем в РАН, в четыре раза.

«Nature Index — число публикаций в 68 лучших журналах мира. У нас Nature Index — полпубликации на профессора (целевой показатель — 0,75). По официальным данным, например в области наук о жизни (life science), за прошлый год по Nature Index в России на первом месте РАН, а на втором месте — "Сколтех"», — сообщил ректор «Сколтеха» Александр Кушешов.

Не удалось добиться двух качественных показателей: увеличения доли инноваций в ВВП и уменьшения утечки мозгов. Отношение инноваций в основной капитал к ВВП снизилось и составило лишь 20,6%, что ниже уровня 2011 года. По удельным затратам на НИОКР и их вкладу в ВВП Россия остаётся в третьем и четвёртом десятках мирового рейтинга соответственно. Утечка мозгов из страны увеличилась.

Павел Гудков
Вице-президент Фонда содействия инновациям
Кто-то, благодаря этой точке притяжения («Сколкову». — Прим. «Секрета»), даже возвращается. Например, Артём Оганов (кристаллограф-теоретик, минералог и химик) вернулся и преподаёт в «Сколтехе». Нас же не интересует количество, нас интересует качество. Для тех, кто хочет работать в России, условия создаются. Перед «Сколковым» никогда не стояла задача изменить ситуацию в стране. У них всё-таки стояла задача бороться за наиболее квалифицированный, креативный сегмент. Сами показатели по количеству компаний, по росту выручки, в том числе зарубежной, говорят, что польза есть. «Сколково» создавался как хороший модельный образец, а не организация, ответственная за то, чтобы остановить утечку мозгов. Задача стоит противодействовать ей, создать хорошие условия. Если бы не было «Сколкова», скорее всего, утечка мозгов была бы выше.
Александр Кореневский
Основатель IT-компании Entrine
Сейчас нет каких-то объективных причин, кроме патриотических чувств, чтобы перспективный стартапер захотел вести бизнес в России. Это касается и финансовой поддержки. Если на Западе инвестор берёт 8–10%, то он даёт значительную экспертную помощь. В России часто инвесторы претендуют на половину проекта, а экспертизы меньше, потому что люди малоопытны в глобальном бизнесе. На Западе появляются альтернативные формы инвестирования. Например, revenue-based financing, то есть, финансирование, основанное на доходах, при котором учредители являются держателями всего капитала, а инвесторы более заинтересованы в том, чтобы помочь компаниям, так как от этого напрямую зависят их доходы. Всё это приводит к тому, что более опытные технологические предприниматели всё чаще стекаются за рубеж.

Мнения

Как считает директор Института стратегического развития, партнёр ФБК Игорь Николаев, «Сколково» превратилось в обычный наукоград, который без системных перемен в экономической и политической системе не привёл к переходу на инновационный путь. При этом он отметил, что «не хоронит "Сколково"» и не исключает, что мультипликативный эффект через более продолжительное время может быть.

Игорь Николаев
Директор Института стратегического развития, партнёр ФБК
«Сколково» не стало драйвером экономики, драйвером перемен, проводником инноваций. Те льготы, которые там есть, не вызывают ажиотажа, а количество стартапов не переросло в качество, это не аналог Кремниевой долины, куда стремятся стартаперы. Это была попытка построить государство за забором, но когда у тебя вокруг забора — во всей остальной стране — токсичная среда, то это не приводит к результату. Инновационное развитие страны нужно было не с этого начинать, а с системных реформ, и в итоге мы видим, что те KPI, которые были поставлены, разнились с глобальной задачей, которая ставилась на политическом уровне.

Кандидат политических наук, доцент департамента прикладной политологии НИУ ВШЭ Андрей Стародубцев называет «Сколково» «карманом эффективности».

Андрей Стародубцев
Кандидат политических наук, доцент департамента прикладной политологии НИУ ВШЭ
Это такой способ организации инициированных государством проектов, при котором проект оказывается в условиях уникальной изоляции от неблагоприятных условий, обычных для той или иной страны, — сопротивления со стороны бюрократии, политической оппозиции, избирателей, низкого качества государственного управления (включая коррупцию), а также недостатка финансирования. Однако «Сколково» со временем перестало им быть, и это в какой-то степени хорошо, ведь главная проблема с «карманами эффективности» в том, что их опыт очень ограниченно масштабируем именно за счёт уникальных условий существования.

По мнению вице-президента Фонда содействия инновациям Павла Гудкова, неправильно возлагать на один центр ответственность за всё состояние инновационного сектора экономики в целом. По словам Гудкова, одна из возможных причин незначительного эффекта от «Сколкова» в экономике — это небольшое количество стартапов.

Павел Гудков
Вице-президент Фонда содействия инновациям
Пока что есть одно место на земле — Кремниевая долина, которая может всё самое лучшее, как пылесосом, высасывать. Мы же себе такого позволить не можем, и у нас в принципе достаточно низкий процент людей, готовый заниматься инновационной деятельностью. Да, в каком-то виде отчасти эту модель можно воспроизводить. Но мы не обладаем таким большим количеством людей, как в Китае, у нас нет возможности притягивать кадры со всего мира, поэтому мы должны научиться работать с тем человеческим капиталом, который есть, и взращивать предпринимательские компетенции у большого количества людей. Если в «Сколкове» стартапов станет в десять раз больше, конечно, это будет хорошим индикатором того, что ситуация меняется в лучшую сторону.

Виталий Полехин считает, что дело во временных сроках.

Виталий Полехин
Глава Клуба инвесторов «Сколково»
От того, что кто-то построит здание или коворкинг для стартапов, инновационные проекты не начнут расти и развиваться. Необходимо создание целой экосистемы, а это процесс очень длительный. Нельзя родить ребёнка за месяц, даже если взять девять женщин. Так же нельзя создать экосистему, даже если взять девять институтов развития. Для некоторых вещей просто нужно время, поэтому ждать выдающихся результатов за такой короткий срок могут только непрофессионалы.

Сопредседатель фонда «Сколково» Крейг Барретт (бывший глава Intel) ранее отмечал, что «Сколково» было создано, чтобы сделать Россию одним из технологических лидеров на мировой арене и для этого достаточно десяти лет. «За сколько лет Google стал огромной компанией? Быстро, лет за десять... <...> Творите, поддерживайте исследования. Вы можете это сделать», — говорил он в 2010 году.

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе