12 текстов о будущем еды: Лучшие статьи «Секрета»

Искусственное мясо с кровью, рост продаж заменителей сахара, смерть фастфуда и другие тренды
11 мая 2017 в 15:52

«Секрет» отобрал лучшие свои тексты, рассказывающие о насущном: о том, как меняются методы производства еды и культура питания в мире и в России. Бонусом — два отличных интервью с интересными российскими рестораторами: Михаилом Гончаровым из «Теремка» и Алексеем Васильчуком из «Чайхоны №1».

Здоровый фастфуд: Как McDonald’s, Subway и другие меняются, чтобы выжить

«Похоже на наедалово, смотри не обострись»

Российские депутаты, которые предлагают ограничить рекламу фастфуда или вовсе его запретить, отстали от глобального тренда. Повсеместное распространение моды на здоровый образ жизни привело к тому, что продажи крупнейших сетей быстрого питания уже который год падают или в лучшем случае стагнируют. Ресторанам пришлось пересмотреть свои меню, и уже сегодня некоторые их блюда не вреднее тех, которыми кормят в столовой Госдумы.

Михаил Гончаров («Теремок»): «За границей России я только Баден-Баден люблю»

Предприниматель — о своих ресторанах в США, гражданских свободах и автомобиле Tesla

«Теремок» — одна из самых больших сетей фастфуда в России — вышла в США. Она насчитывает 300 точек в крупных городах, выручка растёт год к году и в 2015 году превышает 7 млрд рублей. Михаил Гончаров основал компанию в 1998 году и до сих пор вводит в меню только рецепты, придуманные его мамой.

В прошлом году он переделал часть своих заведений в России, и «Теремки» стали больше похожи на модные бургерные или крафтовые пивные бары. В Нью-Йорке Гончаров открыл два ресторана и планирует открыть третий. При этом владелец закусочной, где можно съесть борщ, блин и гречневую кашу и запить это берёзовым соком, совсем не очарован Америкой. Он любит Россию, поддерживает многие инициативы властей и в своём фейсбуке ругает западную либеральную прессу. «Секрет» встретился с предпринимателем, чтобы узнать, как он открыл рестораны в США, а в итоге поговорил о терпении и гражданских свободах.

Рабство фастфуда: Как корпорации заставляют людей есть хуже и больше

Экономика чипсов, шоколадок и наггетсов

Индустрия еды — один из самых больших и главных рынков в мире, каждый год магазины продают продуктов на $4 трлн. Производители стараются влиять на вкусы потребителей так, чтобы продавать всё больше и больше. Особенно широкие возможности у ритейлеров — 15 самых больших в мире сетей супермаркетов продают 30% всей еды в их точках. «Секрет» рассказывает, как устроена система потребления продуктов сейчас.

Кто здесь сласть: Почему в мире растут продажи заменителей сахара

И какие победят — искусственные или натуральные

«Сахар — это новый табак», — иронизирует аналитик исследовательской компании Mintel Дэвид Тёрнер: в развитых странах сигареты уже стали маргинальным продуктом (в 1965 году курили 42% взрослых американцев, в 2014-м — всего 16,8%), теперь пропагандисты здорового образа жизни взялись за другой популярный колониальный товар. Рынок заменителей растёт быстрее, чем рынок сахара, — 4,8% против 1,2% в ближайшие пять лет. Главная причина — мода на здоровый образ жизни (рынок «правильного питания» и диет с 2010 по 2014 год вырос больше чем в два раза и сейчас оценивается в $648 млрд), адепты которого переходят на натуральные сахарозаменители из стевии и других растений.

5 признаков скорой смерти фастфуда

Конец эпохи

Американцы постепенно убирают фастфуд из своего рациона. Они отмечают, что рестораны быстрого питания всё меньше и меньше удовлетворяют их требованиям. Уже полтора года выручка McDonald’s и других гигантов неуклонно падает. «Секрет» нашёл пять признаков того, что эпоха фастфуда близится к своему завершению. И когда-нибудь этот тренд дойдёт до России.

На витрине муляж: Как японцы создали рынок искусственной еды на $150 млн

Салат — не то, чем кажется

80% заведений в Японии используют муляжи настоящих блюд для оформления витрин, чтобы подогревать аппетит прохожих. Пластиковая еда — индустрия с оборотом в $150 млн, об этом в своей книге «Cravat-a-licious: Избранные работы ресторанного критика» пишет журналист Мэтт Престон. Искусственные суши и лапшу продают в виде сувениров, выставляют в музеях и устраивают мастер-классы по их приготовлению. Один пластиковый ролл может стоить в десять раз дороже, чем настоящий. «Секрет» разобрался, как появился рынок пластиковой еды, почему он популярен в Японии и кто зарабатывает на муляжах.

Алексей Васильчук («Чайхона №1»): «Когда мы ничего не делаем, Господь всё делает»

Ресторатор о старых и новых проектах, бизнесе с родственниками и друзьями и силе веры

Сооснователи группы ресторанов «Чайхона №1» братья Алексей и Дмитрий Васильчуки попали в ресторанный бизнес случайно. В 2001 году их друг Тимур Ланский искал деньги на открытие нового заведения и предложил Васильчукам, которые тогда зарабатывали продажей стройматериалов, стать его партнёрами. Первая «Чайхона №1» открылась в том же году в саду «Эрмитаж», вторая — спустя год в парке Горького.

В 2010 году, когда группа разрослась уже до девяти заведений, партнёры поссорились и решили поделить бизнес: Ланскому достались пять ресторанов, Васильчукам — четыре. С тех пор на рынке две «Чайхоны №1» — Ланский держится за придуманное им название, а Васильчуки уже несколько лет не могут решиться на ребрендинг.

Дела при этом лучше идут у Васильчуков. Под их управлением сейчас 30 ресторанов, у Ланского — в два раза меньше. Помимо «Чайхоны №1» у братьев есть другие проекты: «Чайхона Easy», ObedBufet, Burger Heroes.

Будущее еды: Когда правильное питание станет мейнстримом и подешевеет

Умный рацион и витамины с доставкой

Как предпринимателя, меня всегда вдохновляли слова основателя PayPal и одного из первых инвесторов Facebook Питера Тиля о том, что самые масштабные изменения в XXI веке будут происходить на самых консервативных рынках. Например, на рынке продуктов питания. То, что изменения назрели, — очевидно. Приехав за покупками, человек паркует машину при помощи парктроника, берёт с собой айфон, в котором он ведёт учёт расходов и с помощью которого он, в принципе, может даже расплатиться, но потом переступает порог супермаркета и оказывается в далёком прошлом, где всё так же, как в начале XX века. Нужно толкать тележку по лабиринту стеллажей — без шансов быстро и просто собрать действительно оптимальный набор продуктов.

«Нельзя играть в халяль»: Зачем российские мясники учат законы шариата

А также история рэпера Тимати и правоверного бургера

Каждый седьмой россиянин исповедует ислам, и каждый год халяльный рынок в России, по данным организаторов выставки Moscow Halal Expo, растёт на 15–20%. Объём рынка оценивается Комитетом по стандарту «Халяль» Духовного управления мусульман в несколько миллиардов рублей. Если раньше купить халяльные (разрешённые шариатом) продукты можно было только в специализированных магазинах возле мечети, то сейчас почти в любом супермаркете есть полка с товарами, помеченными зелёной эмблемой. Сертификатами по стандарту «Халяль» обзаводятся даже крупнейшие мясные переработчики, лидеры рынка вроде компаний «Черкизово» и «Мираторг». Разрешённые Аллахом продукты становятся всё популярнее у тех, кто не должен соблюдать шариат, для многих халяль стал синонимом здоровой пищи.

Из «Голого повара» в миллионеры: Бизнес-империя Джейми Оливера

Кулинар с дислексией написал 20 книг. А чего добился ты?

Джейми Оливер — британский шеф-повар, ресторатор и предприниматель, известный благодаря своим интерпретациям английской кухни. Всемирную популярность ему принесло ТВ-шоу «Голый повар» на BBC, в котором он показывал, как просто готовить сложные блюда. Сейчас у него несколько книг, около ста ресторанов и пятеро детей. «Секрет» рассказывает, из чего состоит бизнес-империя Джейми Оливера.

Много мякотки: Как Impossible Foods делает бизнес на искусственном мясе с кровью

Стартап учёного из Стэнфорда поднял $180 млн и хочет конкурировать с фермерами

Вегетарианец с 1970 года (и веган — с 2004-го), Браун верит, что планета станет чище, когда жители Земли откажутся от мяса: сократятся выбросы парниковых газов, снизится потребление пресной воды, освободятся гигантские площади сельскохозяйственных земель. Чтобы приблизить этот момент, учёный основал компанию Impossible Foods. За пять лет она создала технологию производства искусственного мяса, которое почти не отличается от настоящего, и подняла инвестиции на сумму более $180 млн.

Среди инвесторов Impossible Foods — основатель Microsoft Билл Гейтс, один из богатейших бизнесменов Азии Ли Кашин и венчурные фонды Кремниевой долины. В 2015 году Google предлагал за Impossible Foods $300 млн, но Браун решил остаться совладельцем бизнеса. В марте 2017 года он запустил первое крупное производство Impossible Foods, которое способно выпускать до 500 000 кг готовой продукции в месяц. «Секрет» рассказывает, как учёный-идеалист идёт к своей мечте о мире, в котором люди перестанут есть других млекопитающих.

Скоты не мы: Что будет с мировой экономикой, если люди перестанут есть мясо

Как накормить планету и трудоустроить 1,3 млрд человек

К 2050 году население Земли увеличится до 9,7 млрд человек. Хватит ли на всех еды? Учёные говорят, что хватит. Но в будущем человечество будет есть меньше мяса. Переход будет плавным и безболезненным благодаря появлению качественных заменителей. Уже сегодня под воздействием моды на здоровый образ жизни и по этическим соображениям жители развитых стран активно переходят на «зелёную» пищу. Например, в США уже более 30% потребителей называют себя «флекситарианцами». Они не против мяса, но, если есть возможность, выбирают «зелёные» блюда.

Нам важно ваше мнение

Загрузка...