Когда закончится эра чёрного золота. Эксперт — о настоящем и будущем нефтяного рынка и рубля

01 мая в 18:12

21 апреля весь мир в режиме реального времени следил за обнулением нефти до –$38. Сейчас внимание игроков рынка приковано к закрытию майских фьючерсов на Brent. О том, что происходит на нефтяном рынке и какими будут экономические последствия этого исторического «заброса», рассказывает президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей Виталий Манкевич.

Что происходит с нефтью

Цена майских фьючерсов на нефть WTI рухнула ниже нуля к окончанию торгов на Нью-Йоркской товарной бирже (NYMEX) в понедельник, 21 апреля, опустившись до –$37,63 за баррель. Естественно, это беспрецедентный случай за всю историю. Ранее майские фьючерсы на нефть марки Brent опускались ниже $25 за баррель.

На 30 апреля котировки июньского фьючерса Brent находятся в интервале $24–25, но рынок ставит на медленное восстановление: контракты с поставкой в январе 2021 уже идут выше $30, а фьючерсы на поставку в декабре 2022 года — выше $42.

Колебания цен не случайны. Рынок производных финансовых инструментов (а фьючерс — это и есть один из производных финансовых инструментов на бирже купли-продажи нефти, при заключении которого стороны договариваются только о ценt и сроке поставки. — Прим. «Секрета») существенно превышает рынок физической нефти. С этим и связана резкая реакция на любые новости и политические заявления.

Что касается майских фьючерсов WTI, то мы увидели рафинированный рынок. То есть товар стоит ровно столько, сколько за него готовы платить, а рынок не волнуют уже понесённые издержки.

Однако эта ситуация единична. Она связана с большим количеством спекулянтов на срочном рынке: многие держатели фьючерсов не планировали реальную поставку нефти, а лишь хотели заработать. Когда кончились покупатели, начался медвежий «корнер»: когда держатели продавали фьючерсы за столько, за сколько им предлагал рынок — лишь бы не нарваться на физическую поставку нефти. А это на данный момент невозможно — нефтехранилища попросту переполнены.

Что будет с рублём

Резкие колебания рубля из-за цен на нефть маловероятны. Мы видим, что на Западе карантинный режим постепенно снимается, Китай уже работает почти в полную мощность, а это означает постепенный рост спроса на нефть при ограничениях на добычу в рамках новой сделки ОПЕК+. Сделка подразумевает сокращение добычи на 10–20 млн баррелей в сутки с последующим смягчением квот. Вместе с тем цены на нефть могут подняться до $50–60 только при разгрузке нефтехранилищ хотя бы до уровня начала марта 2020 года.

При текущих ценах на нефть доллар должен стоить 85–100 рублей, но благодаря бюджетному правилу наша нефть как будто стоит $42. Такая заморозка цен обходится ЦБ РФ порядка $3–4 млрд в месяц. И это негативно сказывается на доходах российских экспортёров, в первую очередь сырьевых, которые страдают одновременно от падения цен на свой товар и от сильного рубля.

После 2014 года товары российской нефтяной, а также металлургической, угольной, химической отраслей получили лучшую себестоимость в мире. Если правительство решит, что лучше отпустить рубль, чем давать всё новые и новые налоговые льготы нефтяной отрасли, тогда мы увидим новую волну девальвации на 15–20%. Это также нельзя исключать.

Не стоит исключать и развития негативного сценария. Если что-то пойдёт не так и нефть подешевеет до $10–15 за баррель, то и доллар также может подорожать до 100–120 рублей.

Фото: Никеричев Андрей/Агентство «Москва»

Почему нужно следить за противостоянием США и Китая

Есть ряд негативных тенденций, которые нужно иметь в виду. На примере срыва сделки «ОПЕК+» мы видим, что самые рациональные решения далеко не всегда принимаются сильными мира всего, а это приводит к тому, что многие события становятся сложно прогнозируемыми.

Сейчас есть существенный риск обострения торговой войны между Китаем и США. Штаты готовятся к началу нового «крестового похода» против Китая, используя для этого все возможные рычаги: привлечение союзников, угрозы иском КНР за нанесённый ущерб от пандемии коронавируса. И это только начало кампании, цель которой — давление на экономические амбиции Пекина, который представляет собой угрозу гегемонии США.

Если ситуация будет развиваться в том же духе, нас ждёт:

1) усиление торговой войны; 2) попытки Китая подорвать гегемонию доллара и развитие юаневой торговой зоны.

И то и другое угрожает темпам экономического роста в мире, а значит, и спросу на нефть.

Коронавирусный кризис — это новая Великая депрессия

В последнее время популярны аналогии между Великой депрессией и текущим кризисом. Действительно, мы видим колоссальный рост безработицы и риски дефляционной ловушки и ловушки ликвидности. Но мы также видим и то, чего не было в начале Великой депрессии: вертолётных денег (раздача денег для повышения спроса на товары. — Прим. «Секрета») для населения во всех развитых странах, колоссальных вливаний в экономики, и это позволяет ожидать быстрого восстановления.

Вместе с тем Великая депрессия стала великой в том числе и благодаря политике протекционизма: страны закрыли свои рынки, и это сделало восстановление более затяжным. Если текущий кризис приведёт к росту протекционизма, то мы также увидим, что его последствия преодолеют на 1–1,5 года позже.

Эра чёрного золота подходит к концу?

На фоне массового локдауна в мировую повестку вернулась тема экологии: и уже не в качестве индульгенции, отданной на откуп «сбитым лётчикам» таким как Ал Гор, экоактивистам вроде Греты Тунберг, а также голливудским звездам, которые в своём творчестве пропагандируют красивую жизнь, основанную на потреблении, а в свободное время борются за «мать-Землю».

Последние пять лет американские компании по производству альтернативной энергии показывают рост в капитализации в среднем на 60%. Самые конкурентоспособные из них — Nextera Enetgy Power, Azure Power Global, Brookfield Renewable Parthners. Но пока альтернативная энергетика дороже традиционной и её массовое использование экономически нецелесообразно. К тому же мощь доллара также опирается на торговлю нефтью за «американца», а пилить сук, на котором сидят, — явно не в духе Америки.

Так что разговоры о конце нефтяной эпохи преждевременны. Мы ожидали, что эра чёрного золота подойдёт к концу в 2050–2055 годах. Текущий кризис может сократить срок до 2045 года, но это не драматичные изменения.

Нефть по прежнему дешёвая и доступная, на ней зациклены производственные мощности. А бум среднего класса в Индии и Китае увеличит прежде всего спрос на бензиновые и дизельные автомобили, но не на «Теслу». Об этом не вспоминают, когда «страшно», но это наиболее вероятный сценарий. Как минимум ближайшие 25 лет мир будет оставаться нефтяным, но всё же задумается об экологии.

Фото: Иванко Игорь / Агентство «Москва»

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе
Ещё по теме