Они осерели. Эксперты рассказали, почему зарплаты россиян уходят в тень и может ли власть это остановить

27 января в 19:01

С рынка труда поступают противоречивые сигналы. С одной стороны, всё больше фактов говорят о том, что работодатели в коронакризис массово вернулись к зарплатам в конвертах. С другой — государство усиливает контроль в этой области. «Секрет фирмы» узнал у учёных, бизнесменов и других экспертов, действительно ли зарплаты россиян уходят в серую зону и смогут ли власти перевернуть эту тенденцию.

Что мы знаем о ситуации. Факты

  • Около 12% россиян во время пандемии коронавируса перевели на серую зарплату, выяснили аналитики сервиса «Работа.ру». Таковы результаты сентябрьского опроса, в котором приняли участие более 4300 человек. Ещё 24% заявили, что получали неофициальные доходы и до кризиса.

  • Cами работники стали более терпимы к серым схемам. Согласно декабрьскому мониторингу портала Superjob.ru, почти половина россиян (44%) готовы получать зарплату в конверте. Наименее придирчивыми в этом вопросе оказались те, чьё вознаграждение и без налогов оставляет желать лучшего.

  • Объём наличных в обращении по итогам 2020 года увеличился на четверть и превысил 13 трлн рублей. Такого роста не было как минимум 10 лет. Эксперты объясняют его тем, что теневая экономика набирает обороты.

  • С другой стороны, эксперты РАНХиГС пришли к обратным выводам. Их исследование показало, что пандемия сильнее всего ударила именно по неформальному сектору российской экономики. Денег в нём стало меньше, поэтому и количество неофициально работающих уменьшилось с 24,4% до 20,5%.

  • Государство усиливает контроль в этой сфере. Например, с 10 января 2021 года вступили в силу поправки в «антиотмывочный закон» (115-ФЗ), и теперь все крупные операции бизнесменов с наличными оказались под колпаком Росфинмониторинга, а с 6 января российские банки начали передавать данные об открытии и закрытии электронных кошельков в Федеральную налоговую службу (ФНС).

Что об этом говорят эксперты

«Теневая занятость — следствие проблем в экономике»

Максим Буев

проректор Российской экономической школы

Кризис сильно ударил по неформальной и теневой экономике. Произошло сокращение расходов домохозяйств на неформальные товары и услуги. Сами отрасли, где сконцентрирована неформальная занятость (значительная доля услуг), ориентированы на непосредственный контакт с потребителем, «удалёнка» там в меньшей степени возможна, чем в корпоративном секторе. В условиях пандемии неформальная занятость сократилась — об этом в частности свидетельствует исследование РАНХиГС.

Про усилия государства по обелению можно говорить отдельно и долго. Некоторые эксперты, например, считают, что государство пытается легализовать тех, кого легализовывать не надо, — самозанятых. Вместо того чтобы заниматься легализацией, «отлавливать» людей, занятых в «тени», государство должно совершенствовать институциональную среду и повышать качество регулирования, улучшать бизнес-климат, создавать условия для роста рабочих мест в формальном секторе.

Примерно до 2018 года в нашей стране неформальная занятость устойчиво росла, потому что она была альтернативой безработицы: трудовые ресурсы «сливал» корпоративный сектор, и обратного пути у людей не было. Иначе говоря, теневая занятость — это не причина, а следствие проблем в формальном секторе экономики (бюрократизация бизнеса, коррупция, непоследовательная налоговая политика или политика в области импортных и экспортных пошлин и т. п., плохая коммуникация с бизнесом). Именно с этими проблемами государство должно бороться в первую очередь — снижение неформальной занятости тогда произойдёт само по себе.

«Ситуация на рынке труда всё ещё напряжённая»

Павел Травкин

научный сотрудник лаборатории исследования рынка труда ВШЭ

Тенденцию определить достаточно тяжело, потому что работодатели не очень охотно делятся информацией о том, что они нарушают законодательство и платят работникам серую зарплату. Поэтому мы можем лишь анализировать факторы, которые влияют в ту или иную сторону.

Я согласен с исследованием РАНХиГС — во время коронавируса пострадал сектор, который ближе всего к людям. Это торговля, услуги — там доля серых зарплат всегда была высока.

С другой стороны, на ситуацию влияет позиция ФНС, которая начинает активно внедрять разные мониторинговые системы, отслеживать динамику выплачиваемых зарплат, как они соотносятся со средними по региону. Есть сведения, что налоговики смотрят соотношение официального дохода и расходов людей. Если человек получает МРОТ, а тратит в разы больше — это вызывает вопросы.

Но всё же ФНС не всемогуща. В сферах, где обращается много наличных денег, налоговикам достаточно сложно отследить эти потоки. Там работодатели вполне имеют возможность платить людям зарплату в конвертах и адаптируются в зависимости от поведения ФНС — начисляют «вбелую» не чистый МРОТ, а с прибавкой, чтобы выйти из-под фокуса фискального органа.

Ситуация на рынке труда всё ещё напряжённая, поэтому работники вынуждены соглашаться на предлагаемые им условия. Но в 2020 году существенно повысили пособие по безработице. Теперь у людей есть ещё один стимул получать белую зарплату — тогда пособие при потере работы будет выше. В западных странах в отсутствии серой зарплаты заинтересован именно сам работник. У нас же с низким пособием по безработице и сложной историей с пенсионными накоплениями таких стимулов не было. И ситуация всё ещё напряжённая, ведь за последние пять лет в России реальные доходы населения не росли.

Я считаю, что сжатие доли серых зарплат продолжится. В 2021 году, я надеюсь, коронавирус отступит, на рынке труда появится больше предложений и ситуация в целом будет улучшаться. По крайней мере мне хочется в это верить.

Фото: depositphotos.com

«Не все белые зарплаты уходят в конверты»

Алексей Матюхов

управляющий партнёр BMS Group

Уход от белых зарплат идёт не только в сторону так называемой конвертной схемы, но и в сторону альтернативных сценариев — в том числе это работа с самозанятыми и ИП и перевод каких-либо функций на аутсорс. То есть объём белых зарплат падает, но серые зарплаты не увеличиваются в той же пропорции.

Что касается «конвертных» схем, они действительно сейчас намного более прозрачны для налоговых органов, чем несколько лет назад. При этом бизнес ещё не привык к наказаниям за незначительные нарушения. Если налоговая служба будет применять более жёсткие меры к нарушителям, даже в этом случае потребуется какое-то время, чтобы бизнес осознал эти изменения.

Чтобы решить проблему «конвертных» зарплат, необходимы не только меры наказания за нарушения, но и такие стимулирующие меры, как введение спецрежимов по аналогии с теми же самозанятыми. Так, это могут быть спецрежимы для пострадавших отраслей экономики, как ещё до кризиса было сделано для IT-компаний, где социальные налоги рассчитывались по меньшей ставке.

«Бизнес в 2021 году окажется в интересной парадигме»

Василий Кисленко

руководитель проектов «Налогия»

В первую очередь вспомним, как развивалась ситуация весной 2020 года. Бизнес был поставлен перед фактом необходимости платить зарплату сотрудникам при отсутствии дохода. В первую очередь для огромного количества малых и средних предприятий это стало настоящим шоком. Надеяться, что бюджетная модель этих компаний заранее предусматривала подобный сценарий, было бы глупо. Конечно же, это практически сразу нашло отражение в моделях формирования фондов оплаты труда (ФОТ). И мы увидели взращивание самозанятых, переход на проектный подход с наймом по срочным договорам, банальные «конверты» и прочие ухищрения.

Будет ли процесс формирования российского прекариата (класс социально неустроенных людей, не имеющих полной гарантированной занятости. — Прим. «Секрета») носить взрывной характер, покажет время. В любом случае кампания-2020 усилила и без того явные тенденции.

Показательны результаты исследования «Бизнес-климат России. Итоги года», представленные Центром стратегических разработок по итогам кампании-2020. Совокупно 5300 компаний-респондентов откладывают срок восстановления на 2022 год, готовятся к сжатию, и на этом фоне оптимизация штатных ресурсов логично вписывается в общую картину. И дело здесь не в эффективности мер надзора и контроля, мы просто видим защитную реакцию бизнеса.

Если говорить о действиях ФНС, то в первую очередь стоит упомянуть прогрессирующие из года в год информационные системы ведомства. АСК «НДС», АИС «Налог-3», программные комплексы «Доход», «Однодневка», «Схемы» и пр., разработка так называемых оптимальных моделей — весь этот богатый цифровой инструментарий находится на вооружении надзорного органа.

Что дальше? Из интересного — регулирование цифровых активов и поправки в 115-ФЗ, что позволит как покрыть вниманием то, на что законодательство раньше не распространялось, так и детализировать подход по определённым направлениям.

Собственно, бизнес в 2021 году окажется в весьма интересной парадигме: с одной стороны, необходимо наращивать экономическую эффективность, внедряя актуальный времени инструментарий для сохранения старых рынков и выхода на новые. С другой стороны, появилось требование на социальную гибкость, даже маневренность в отношении персонала. На этом фоне неконтролируемая оптимизация может привести к повышенному интересу со стороны государства, что будет совсем некстати.

Фото: depositphotos.com

«Бизнес уходит в серую зону, и в этом есть вина государства»

Игорь Файнман

эксперт по управлению личными финансами и инвестициями

В серую зону уходят наиболее пострадавшие от COVID отрасли: ресторанный бизнес, кафетерии, туристическая отрасль. В данных сферах велик объём наличных денег, и у собственников всегда был соблазн не доплатить налоги, но последнее десятилетние цифровой налоговой системы здорово обелило эти направления. Однако кризис 2020 года внес свои коррективы. Резкое падение выручки, связанное почти с нулевым спросом на протяжении нескольких месяцев жёсткого локдауна, сыграло свою роль, и бизнес вернулся к традиционным зарплатам в конвертах.

В этом есть вина и государства: оказанные меры поддержки были точечными и в основном на бумаге, что привело к закрытию многих предприятий малого и среднего бизнеса, что в конечном итоге скажется на сборе налогов в 2021 году.

«ФНС стремится к прозрачности, бизнес это пугает»

Анна Грецкая

юрист по финансовым спорам

ФНС старается сделать взаимодействие с предпринимателями более открытым и прозрачным, что должно упростить налоговый учёт. Малый и средний бизнес это больше пугает, чем дает надежду на рост и развитие. Учитывая понесённые потери после кризиса ему сложно соблюдать все правила игры. Считаю, что здесь может помочь субсидирование бизнеса с более лояльным подходом взамен на кредиты с пониженной ставкой.

Думаю, в 2021 году глобальных изменений не произойдёт. Возможно, даже ухудшение картины после того, как закончатся все льготы для бизнеса. Судя по откликам представителей бизнеса, количество налоговых проверок набирает обороты, и, если здесь не соблюсти баланс между интересами бюджета и бизнес-сообщества, можно будет наблюдать закрытие многих его представителей.

Коллаж: «Секрет Фирмы», depositphotos.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе