Люкс в крови. Жизненные принципы владельца Gucci и Balenciaga Франсуа-Анри Пино

59-летний Франсуа-Анри Пино — наследник и преемник Франсуа Пино, одного из крупнейших игроков на мировом рынке предметов роскоши. Уже почти 20 лет он руководит семейной корпорацией Kering, которой принадлежат такие культовые бренды, как Gucci, Saint Laurent и Alexander McQueen, — в первой половине 2000-х годов Пино-старший уступил кресло генерального директора сыну, после чего сосредоточился на сфере искусства.

Люкс в крови. Жизненные принципы владельца Gucci и Balenciaga Франсуа-Анри Пино

За годы руководства в Kering преемник помог семейному бизнесу достичь небывалых высот — и заработать немало денег. «Секрет» выяснил, что помогло Франсуа-Анри Пино добиться успеха.

Семья Франсуа Пино-старшего занимает 32-е место в рейтинге богатейших людей планеты по версии Forbes с состоянием в $49,5 млрд. Между членами семьи капитал обычно не делят — аналогичная ситуация складывается с конкурентами Пино, владельцами крупнейшей компании по производству предметов роскоши LVMH Moët Hennessy — Louis Vuitton во главе с Бернаром Арно.

В 1963 году Франсуа-Анри был всего один год — тогда его отец Франсуа Пино стал владельцем компании по производству древесины и строительных материалов Pinault, которая досталась ему от тестя.

Долгие годы он занимался исключительно промышленностью (преимущественно лесной). В 1991 году Пино выходит в ретейл, покупая у своего будущего конкурента Бернара Арно сеть мебельных магазинов Conforama, а в 1992 году — универмаги Printemps.

Новые активы Пино объединяет в холдинг Artemis, названный в честь Артемиды — греческой богини охоты. В последующие годы бизнесмен получает контроль над сетью книжных и музыкальных магазинов FNA и сервисом почтовой доставки La Redout. В 1994 году компания Пино получает новое название Pinault-Printemps-Redout (сокращенно PPR).

В luxury-сегмент Пино вышел в 1993 году, купив винное хозяйство Chateau Latour. Через пять лет к активам предпринимателя добавился аукционный дом Christie’s, а в конце века — чуть более 42% процентов акций Gucci (в 2001 году доля Пино вырастет до 53%). Под руководством PPR модный дом начнет скупать другие бренды — в результате группа прославится как одна из двух крупнейших компаний — производителей предметов роскоши в мире.

Достойный сын своего отца

Франсуа-Анри Пино начал свою карьеру в семейном бизнесе с должности менеджера в отделе закупок одного из проектов своего отца. В 1997 году он возглавил FNAC — входящую в конгломерат сеть книжных и музыкальных магазинов (при этом Пино настаивал, что не просил о таком повышении. В 2003 году Пино-младший стал президентом группы Artemis, а в 2005 году — председателем и главным исполнительном директором Kering (прежней PPR).

В интервью Business of Fashion предприниматель рассказывал, что отец сам предложил ему взять на себя руководство Artemis, отметив, что не верит в идею двух боссов и поищет себе другое занятие.

Пино подчёркивал необычность того, что он стал преемником не в 65 лет, как это часто бывает в подобных семьях, а в 40. Так он понял, что хочет заниматься производственной деятельностью и возглавить основной актив — PPR.

Имя Франсуа-Анри Пино известно не только в мире роскоши, но и в шоу-бизнесе. Уже 12 лет он женат на известной голливудской актрисе мексиканского происхождения Сальме Хайек. Они воспитывают общую дочь Валентину. У Пино также есть трое детей от предыдущих союзов.

Он и его семья — щедрые благотворители. В 2020 году отец и сын выделили $109 млн на восстановление разрушенного пожаром собора Нотр-Дам-де-Пари и привлекли других крупных жертвователей.

Сейчас конгломерат Kering оценивается в $95 млрд. Под руководством Пино-младшего компании удалось добиться немалых успехов, и для этого ему пришлось полностью менять стратегию развития.

Вот несколько принципов, которые помогли молодому предпринимателю вывести конгломерат в лидеры мирового рынка предметов роскоши.

Люкс в крови. Жизненные принципы владельца Gucci и Balenciaga Франсуа-Анри Пино

Брать инициативу в свои руки

«Когда вам нужно принять трудное решение, легче взять на себя инициативу, потому что некоторым людям не нравится принимать подобные решения», — заявлял Франсуа-Анри Пино в интервью изданию Business of Fashion в 2018 году.

Тогда глава Kering пояснял, что такая стратегия — это единственный способ укрепить позиции в бизнесе. Подобная модель поведения помогла Пино, когда он только занял свой пост и был моложе большинства подчинённых.

Доверять сотрудникам

Ещё один важный принцип, которого придерживается Франсуа-Анри Пино и руководство Kering в целом, заключается в предоставлении сотрудникам большего пространства для маневра.

«Одна из ключевых особенностей нашей группы с точки зрения управления — расширение прав и возможностей людей, возложение на них полной ответственности. Мой отец был предпринимателем. Это единственная рабочая модель, которой он пользовался, и на этом он построил культуру группы. Работать с людьми, уважать их, доверять им. Компания всегда строилась на доверии», — отмечал всё в том же интервью Пино-младший.

При этом глава Kering подчеркнул, что доверие не означает отказ от контроля и требовательности.

Не бояться новых бизнес-моделей

В своей колонке для Harvard Business Review в 2014 году Франсуа-Анри Пино заявил, что, заняв должность руководителя PPR (будущего конгломерата Kering) он столкнулся с дилеммой. Тогда он задал себе вопрос: «Должен ли я оставить вещи такими, какими они были при моём отце, или мне следует направить их в новом направлении?»

В то время группе принадлежал разнородный бизнес, в том числе строительный, розничный и люксовый. Помимо того, активы были сосредоточены в Западной Европе (в основном во Франции), а Пино хотел вывести конгломерат на международный уровень.

В результате Пино решил развивать группу по-своему. За 10 лет PPR (Kering) продала несколько проектов, которые не имели отношения к luxury-сегменту, и сосредоточилась на мировом рынке предметов роскоши. Число люксовых брендов компании достигло 14 — в перечень вошли Alexander McQueen, Brioni, Saint Laurent, Stella McCartney и Bottega Veneta. Трансформация сделала бизнес меньше, но прибыльнее.

Продажи за 10 лет сократились более чем вдвое (до €9,7 млрд), а прибыль выросла примерно на 40% (в 2013 году она составила €50 млн).

Избегать конкуренции между брендами

Бренды Kering занимают отдельные ниши и не мешают друг другу добиваться успеха — именно такого принципа придерживается Франсуа-Анри Пино. Из-за него конгломерат избавился от бренда Sergio Rossi — в 2015 году его приобрела инвестиционная компания Investindustrial, которая спустя год перезапустила проект с новой стратегией развития.

«Я не хочу, чтобы бренды конкурировали друг с другом. В какой-то момент на фоне роста почти всех наших люксовых брендов категория обуви была очень хорошо развита в Saint Laurent, Gucci и даже Balenciaga. Бренд Sergio Rossi должен был занять эту нишу, но начал с ними конкурировать. Прежде чем им будет слишком сложно управлять, я предпочёл... избежать ситуаций, которые могут разрушить ценность брендов. Вот почему я избавился от Sergio Rossi», — рассказывал Пино.

Люкс в крови. Жизненные принципы владельца Gucci и Balenciaga Франсуа-Анри Пино

Не уделять излишнее внимание ДНК бренда

ДНК бренда переоценена, убеждён Франсуа-Анри Пино. По мнению главы Kering, любой бренд может развиваться и меняться, не изменяя при этом своей сути.

«Бренд — это символы, иконы (культовые фигуры. — Прим. "Секрета"), это никогда не связано со стилем. А стиль — это интерпретация чего-то, и, если вы думаете, что стиль бренда нужно уважать, вы никогда не продвинетесь вперёд».

В качестве примера Пино приводил бренд Gucci, «ДНК» которого менялся при разных креативных директорах, в частности, Томе Форде в 1990–2004 годах и Алессандро Микеле с 2015 года. Тем не менее суть бренда, его «последовательность и искренность» оставались прежними.

«Это демонстрирует, что бренд может развиваться радикальным образом и при этом оставаться верным себе. Это очень важно, потому что некоторые бренды не развиваются из-за наложенных на них ложных ограничений», — заявлял Пино.

Придерживаться стратегии устойчивого развития

Важную роль в принципах Франсуа-Анри Пино играет стратегия устойчивого развития. Её определяют как преимущество ответственных компаний, которые понимают свое влияние на окружающую среду и удовлетворяют потребности своего времени, но не угрожают при этом будущим поколениям.

«Для меня устойчивость — это возможность для бизнеса. Она делает вашу компанию более инновационной, поскольку заставляет подвергнуть сомнению ваши старые привычки и переосмыслить способ ведения бизнеса. Если вы будете придерживаться такого подхода, устойчивость станет не только экономически жизнеспособной (стратегией) — она создаст новые возможности», — говорил предприниматель в интервью Barron’s.

Не забывать о социальной ответственности бизнеса

Под руководством Франсуа-Анри Пино бренды группы Kering отказались от использования меха животных в своих коллекциях — об этом бизнесмен объявил в сентябре 2021 года. Он подчёркивал, что «мир изменился вместе с нашими клиентами и рынок предметов роскоши должен адаптироваться».

Одно из возможных изменений — осознанное потребление. Конгломерат запустил пилотную программу по перепродаже брендовой одежды Alexander McQueen и Gucci на площадках Vestiaire Collective и TheRealReal.

Помимо этого Kering отказалась от использования тяжелых металлов в процессе дубления кожи. От самой кожи бренды группы пока не откажутся, при этом конгломерат продолжит изучать методы разработки искусственного материала, в том числе из мицелия гриба (этот тренд набирает обороты в фэшн-индустрии последние несколько лет).

Также семейный бизнес Пино уделяет внимание женскому вопросу. В 2008 году предприниматель основал Фонд Kering, основной задачей которого стала борьба с насилием в отношении женщин.

Коллаж: «Секрет фирмы», depositphotos.com/magicinfoto, AndreaA., Unsplash, Unsplash License, Pexels, Pexels License

Новости партнеров