«Мне что, почку продать?» Основательница сети «Андерсон» рассказала, как бизнес в России «уплывает в 90-е»

23 апреля в 19:12

Основательница сети семейных кафе «Андерсон» Анастасия Татулова дала два интервью: Ирине Шихман с YouTube-канала «А поговорить?» и телеканалу RTVI. В них она рассказала о состоянии отрасли общепита в условиях пандемии и о недопонимании между властями и бизнесменами. «Секрет фирмы» отобрал самые яркие цитаты предпринимательницы.

О плачевном состоянии «Андерсона»

На встрече предпринимателей с президентом Владимиром Путиным Татулова пожаловалась, что ещё недавно была средним бизнесом, а теперь стала микробизнесом. До кризиса у предпринимательницы было 52 ресторана сети «Андерсон» в разных городах и странах СНГ (Баку, Минск, Алма-Ата). Сейчас, по её признанию, ей приходится решать, какие из её заведений больше не откроются.

«Что сейчас — я вам сказать не могу, и, наверное, никто из моих коллег не сможет. Это будет понятно в сентябре, не раньше. Сказать сейчас, сколько откроется, — невозможно. Мы все находимся в стадии, когда мы считаем, что НЕ откроется. Например, мы точно понимаем, что четыре кафе мы не будем открывать 100%. Всё остальное будет зависеть от договорённостей с арендодателями, насколько мы сможем сократить расходы до минимума. Мы отключили интернет, коммуналку, всё, что можно».

О сотрудниках

На вопрос, сократила ли Татулова сотрудников, предпринимательница ответила утвердительно. Но тут же оговорилась: несмотря на то, что бизнес призвали «быть социально ответственным» и сохранить рабочие места, «других возможностей» просто нет.

«Никто из нас не хотел никого сокращать. Все эти люди, которых мы нанимаем, — это огромные деньги для компании. Человека нужно найти, его нужно научить, вырастить, над ним нужно не дышать, потому что в последние годы это был рынок работника, а не работодателя. И мы сейчас всех этих людей потеряли».

По словам Татуловой, некоторые сотрудники успели уехать в регионы к родителям, а кто-то остался в Москве и устроился на подработку, в том числе курьером.

«Мы просто садились с человеком и говорили: "Прости, ты отличный, но у нас нет денег вообще". С кем-то мы сидели и спрашивали, что дома, кем работает муж, какие есть обязательства, есть ли ипотека, что с детьми. Кто-то говорил: "Без проблем, у меня муж в энергетике, я два месяца могу дома посидеть за свой счёт спокойно". А кто-то говорил: "Я не могу, мне нужны 60 000 рублей, чтобы прожить, за квартиру заплатить и ребёнку лекарства купить". У меня в жизни были хреновые дни, но только смерть родителей была хуже, чем эти три дня. Это был просто кошмар, когда ты сидишь и своими руками разрушаешь всё, что ты сделал за десять лет».

О «тучных временах»

Татулова удивилась, как «люди с трибун» могут не понимать таких простых основ экономики: если у предпринимателя выручка — ноль, а расходы — миллионные, то деньги на зарплаты взять неоткуда.

«Много комментариев, что были тучные времена и мы всего себе напокупали, а теперь продадим свои яхты… Но понимаете, у меня просто нет яхты. Я всё, что зарабатывала, вкладывала в свой бизнес. И я не одна такая. Мы все, кто платил зарплаты за март и за февраль, принесли эти деньги из дома. Мы их сняли с карт, сняли с депозитов, кто-то продал машину, мы заплатили свои деньги. И нам объясняют, что мы должны ещё пару месяцев платить из своих — а их просто нет. Мне что, почку пойти продать?»

«Люди сейчас принимают решение: потратить ли ещё десять-двадцать лет на выстраивание бизнеса практически с начала или обанкротиться и попытаться спасти из банка имущество в залоге. Или плюнуть на это, переехать в другую страну, или жить здесь, но не заниматься бизнесом».

О ресторанном бизнесе

Татулова пожелала людям из правительства посмотреть, как реально работает малый бизнес, такой как рестораны, химчистки, ателье. По её словам, сейчас реальный бизнес «гребёт всеми лапами» и поддерживает друг друга заказами. Но этого недостаточно.

«Я хочу, чтобы государство обратило внимание на бедственное состояние бизнеса. У нас плохая и несправедливая налоговая система. Многие из моих коллег не принимают карты, потому что наша налоговая система сделана таким образом, что она не даёт людям работать честно. От этого можно прятаться, можно делать вид, что это просто мы все такое жульё. Но нет — если система работает так, что 100% людей не могут в ней легально работать, значит, надо что-то делать с системой».

Об антикризисных мерах

«Многие отрасли вообще не попадают под господдержку. Надо прекратить помогать по кодам деятельности. Пострадавших отраслей не девять, их 999. Если у предприятия была выручка и она упала на 50% и больше — значит, предприятию нужно помогать, это очень простой критерий. И вторая вещь, которую надо сделать. Мы все заплатили налоги за 2019 год. Надо просто вернуть за этот год налоги тем, кто их платил. Дайте их обратно в кредит на пять лет без процентов, а мы сами разберёмся, как спасти наш бизнес. И вернём. Это простая мера, которая исключает списки и принцип "кто громче крикнет"».

«Власть не может научиться элементарной вещи: каждый день записывать в кризисные времена обращения и говорить: "Ребята, сегодня вот так". Это надо делать каждый день, каждое утро, на две минуты, как "Отче наш", чтобы люди знали, какие у нас планы. Потому что иначе это превращается в комок нервных, озлобленных друга на друга и на власть людей».

Об отношениях между рестораторами и арендодателями

«Хотелось бы, чтобы арендодатели не воспринимали нашу декларацию как шантаж или что-то в этом роде — мы просто пытаемся предложить свой вариант решения, который, нам кажется, отрасль сможет потянуть. Аренда рухнет точно — по офисам, по производствам, по ресторанам. В кои-то веки отрасль массово, за исключением разве что "Макдоналдса" и KFC, договорилась об общих правилах игры. Потом мы вернёмся к конкуренции, но сейчас у нас водное перемирие».

Об агрегаторах доставки

Татулова отметила, что большинство ресторанов, которые не специализируются на «доставочной истории» с пиццей и суши, привлекают клиентов прежде всего атмосферой. А атмосферу сложно доставить, поэтому такие заведения и не организовали собственную доставку раньше — было нецелесообразно. Но сейчас многим придётся адаптироваться и развивать это направление.

«В мирное время у Delivery.Club была комиссия 37%, у "Яндекс.Еды" — 28%. Это практически всё, что зарабатывает ресторан, работая с доставкой. У крупных игроков свои службы доставки у всех. Но есть всё-таки такие периоды, когда не стоит с близкого снимать последнюю рубашку. Сейчас действует субсидия от московского правительства, которая компенсирует бизнесу 50% от потраченного на доставку. Но там есть оговорочка — если комиссия не больше 20%. И "Яндекс" в это не попадает. Я считаю, страна должна знать своих героев. Для меня "Яндекс" всегда был какой-то очень уважаемой, предпринимательской компанией, которая сделала достаточно великие вещи. И репутационно то, что сейчас происходит, — это плохо. Я не призываю бойкотировать "Яндекс", но есть такое время, когда какие-то другие вещи должны быть важнее».

О призывах открыть рестораны в карантин

«Я, в принципе, считаю позицию Затуливетрова понятной. Я не могу согласиться с тем, что нужно открываться, но с тем, что ситуация поразительная и об этом нельзя молчать, я согласна. Если мы считаем, что эпидемия настолько критичная, то почему мы не закрыли одномоментно всё? Это абсолютно правильный вопрос. Почему мы не закрыли метро? Почему мы не закрыли розничные магазины? Проще было бы всё закрыть и переждать. На самом деле несмотря на то, что практически всё закрыто, по улицам ходят очень много людей. Мне странно это. Но открывать рестораны — это безумие, потому что никто не придёт и потому что ситуация правда серьёзная, умирают люди. Так что лучше давить на то, что надо закрыть всё. Общественный транспорт, метро — иначе заразятся все».

О том, что будет после

По словам владелицы «Андерсона», сейчас рестораторы в своих рабочих расчётах полагают, что отрасль не откроется раньше середины июля. Платить людям до этого момента большинству просто нечем, поэтому огромное число работников придётся сократить.

«Ресторанная отрасль точно поменяется. Сократится количество игроков. Все игроки максимально оптимизируют траты. Абсолютно точно будут другие зарплаты, меньше, но увеличится нагрузка на оставшихся людей. Меньше всего пострадает фастфуд, к сожалению. Помощь фастфуду — не самый правильный путь с точки зрения здоровья людей».

Татулова подчеркнула, что для того, чтобы ситуация наладилась, должно произойти что-то кардинальное. По её словам, «просто у него (бизнеса) сил не осталось». «Знаете, как со смертельно больным человеком. У него рак, а потом приходит вот такой вирус и человек умирает. Он не от вируса умирает — он умирает от того, что много болел. С бизнесом российским то же самое. Мы все настолько обескровлены, что поэтому так плохо, а не потому, что кризис случился, а до этого всё прекрасно было. Когда всё прекрасно, у людей есть подушка безопасности, но её ни у кого нету».

«Мы сейчас медленно уплываем в 90-е — не только по каким-то кризисным явлениям, но и по соблюдению законов как по налогам, так и по всему остальному. <...> Масса неверных шагов отбрасывают нас на года от цивилизованного рынка труда, ретейла, бизнеса».

Фото: кадр из видео YouTube

У «Секрета фирмы» есть канал в Telegram. Подписывайтесь!

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе
Ещё по теме