31 июля 2018 года в 10:05

Какое кино мы не сможем смотреть легально после «закона о фестивалях»

Программы, которые исчезнут

Какое кино мы не сможем смотреть легально после «закона о фестивалях»

Совфед одобрил в минувшую субботу закон о правилах фестивального показа фильмов. До сих пор любой из них мог показывать фильмы без оформления прокатных удостоверений. Теперь это разрешено только фестивалям, у которых есть конкурсная программа и жюри. Таким образом, программы, у которых жюри не бывает в принципе, — образовательные показы, ретроспективы, кинофестивали, организованные посольствами разных стран, — могут исчезнуть.

«Секрет» поговорил с соосновательницей Международного фестиваля документального кино о новой культуре Beat Film Festival, чтобы разобраться, как повлияет новый закон на индустрию.

— Как вы оцениваете новый закон?

— Этот закон в том виде, что есть сейчас, способен только навредить кино-ландшафту, причем не только в Москве, но и в регионах. Все инициативы, которые существует в стране помимо больших государственных фестивалей, ММКФ и так называемых губернаторских фестивалей, будут этим законом так или иначе затронуты.

— Теперь любому фильму придётся получать прокатное удостоверение. Проблема в том, что это дорого?

— Нет, через посредническое агентство его можно сделать за 10 000 рублей, а самостоятельно и того меньше. Дело не столько в стоимости, сколько в бюрократизированности процедуры. Для фестиваля, который показывает фильм всего два-три раза, это просто нецелесообразно. Например, в этом году посольство Швеции организовывало в России ретроспективу Ингмара Бергмана в честь 100-летия с его дня рождения. Если бы на его фильмы 50–70-х годов надо было получать прокатные удостоверения, скорее всего, этой ретроспективы не случилось бы в принципе.

Алёна Бочарова
© Facebook / Beat Film Festival

— Тогда почему не создать жюри и не мучиться с получением прокатного удостоверения?

— Думаю, по такому пути могут пойти многие нишевые фестивали, ведь жюри можно сделать номинальным, благо к нему закон не предъявляет каких-либо требований. Вообще такой путь приспособленчества — то, что активно практикуется в сфере культуры в России. Но хотелось бы все же пойти другим путем и вступить в какой-то диалог с Госдумой, отмотать ситуацию назад и исправить очевидные глупости. Потому что история про обязательный фестивальный конкурс — это глупость: это просто устаревшее представление о фестивале в целом, и в мире сегодня есть влиятельные фестивали вроде фестиваля в Торонто или Виеннале, где нет конкурсной программы. Непонятно, как можно реализовать это требование в случае с ретроспективами, которыми занимается та же Третьяковская галерея. Или, например, сериями показов, которые делает Антон Долин и журнал «Искусство кино».

— То есть дело не в деньгах вообще?

— Безусловно, существуют нишевые инициативы, для которых даже небольшие дополнительные расходы могут стать ударом по их экономике. Но тут дело не в том, что этот закон бьет по маленьким и бедным, он как раз бьет по самому широкому полю, в общем-то по всему рынку.

Благодаря фестивалям люди ходят в кино не только на блокбастеры: недаром премьеры прокатных фильмов тоже зачастую проходят на фестивалях. Фестивали — это звено дистрибуции, и, если часть из них зачахнет, прокатное кино тоже потеряет часть своей аудитории. А люди, которые хотят смотреть фестивальное кино, продолжат его смотреть, только теперь уже в торрентах.

— Какие площадки пострадают?

— Пострадают фестивали национального кино вроде «Бритфеста» или «Амфеста», пострадают площадки, репертуар которых строится на непрокатном кино, — например, кинотеатр Garage Screen, чей репертуар по большей части состоит из европейских фильмов, на которые не куплены права на Россию. Беда как раз в том, что под этот закон попадает огромное количество культурных инициатив, возможно, настолько большое, что уследить за соблюдением этого закона будет физически невозможно.

© Beat Film Festival

— Зачем тогда он нужен, если только всё усложняет?

— Очевидно, этот закон призван служить рычагом контроля над контентом, который попадает к российскому зрителю через кинотеатральный экран. Сначала под контроль были взяты прокатные фильмы, и теперь Минкульт может не дать прокатное удостоверение фильму или изменить на своё усмотрение дату выхода фильма независимо от планов прокатчика. Теперь Госдума взялась за непрокатное кино. Раньше ситуацией приходилось управлять в ручном режиме: например, на фестивале «Послание к человеку» показ фильма про группировку Femen был снят по «звонку сверху». После принятия нового закона не нужно будет никуда звонить. Теперь любой фильм, скажем, про Крым или Pussy Riot, тоже могут «забраковать» — им никогда не дадут прокатное удостоверение.

© Facebook / Beat Film Festival

— А кто выиграет от этого закона?

— Не знаю никого из киноиндустрии, кто мог бы выиграть от этого закона.

— А что насчёт фестивалей, финансируемых государством? Например, новый закон не затронет кинофестиваль ММКФ Никиты Михалкова. Он сможет выиграть за счёт того, что фестивалей станет меньше и ему не придётся конкурировать с другими площадками за какие-то интересные более массовой публике фильмы вроде призёров Каннского кинофестиваля?

— Чем меньше кинофестивалей, тем инертнее становится публика, интерес к кино снижается. Понятие «лучшие фильмы» некорректно, у каждого фестиваля свои задачи и повестка, а разнообразие — залог здоровья индустрии. Я могу судить по городам, где мы делаем наш региональный фестиваль Beat Weekend: чем больше в городе схожих с нашей культурных инициатив, тем больше зрителей приходит на показы. Например, в новосибирском кинотеатре «Победа», который уже много лет целенаправленно знакомит зрителей с отечественным кино и возит из столицы режиссёров, на фильмы Бориса Хлебникова или Василия Сигарева людей порой приходит больше, чем на прокатные блокбастеры. В Красноярске, где Фонд Прохорова активно поддерживает разного рода культурные инициативы, тоже более лёгкая на подъём публика, чем в других городах.

— Критики закона отметили, что после первого и второго чтения он стал менее жёстким, в нём появились послабления. Если бы это зависело от вас, как бы вы хотели, чтобы этот законопроект выглядел в итоге?

— Сам закон «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации» был принят ещё в 1996 году и действительно нуждается в обновлении. Но нынешние поправки сложно назвать обновлением. Законопроект в нынешнем виде транслирует крайне старомодное представление о кинофестивале, ведь сегодня он является в том числе формой альтернативной дистрибуции, маркетинговым инструментом.

1

Алексей Бажин

Основатель «Иноекино»

Это весьма хитрый и очень циничный законопроект. Ловкий и выгодный манёвр — зачистить рынок кинотеатральных непрокатных показов от тех организаций, которые независимы от государства, то есть не имеют государственного бюджета / вложений, а заодно и установить контроль «качества» программ. Ощущение, что суть всех этих действий примерно одна: сделать всю киноиндустрию максимально подвластной, управляемой, проверенной, а всех лишних и независимых вычистить из кинотеатров насовсем. Так очень выгодно и идеологически, и финансово для нашего государства. Вычистить из чужих кинотеатров, кстати. Из частных. Хотя и свои многие станут убыточными вроде питерской «Родины». А если питерская «Аврора», новосибирская «Победа» и многие другие будут показывать только прокатное кино, долго ли они проживут вообще? Проект «КароАрт» можно сразу же закрывать, как и наш. И так далее по цепочке. Самое смешное, что от этого всего зритель страны тупее и подневольнее не станет, как бы они ни старались. Времена уже не те.

Источник

2

Виталий Манский

Основатель «Артдокфеста»

Для такого фестиваля, как «Артдокфест», это упрощение. У нас есть конкурс, и мы длимся меньше десяти дней. Но большое количество фестивалей не имеют конкурсной программы. На практике фестивали, которые послушные, нарушали все эти правила, и не приходили к ним ни с какими проверками. Эта норма существует для небольшого количества непослушных фестивалей.

Источник

3

Максим Павлов

Куратор кинопоказов в Третьяковке

Уже очевидно, что прежде всего пострадают ретроспективы. Отныне их можно проводить исключительно в рамках большого фестиваля, если, конечно, он будет включён в «разрешительный список». Ретроспективы никакими фестивалями не являются. Но ретроспектива — основа нашей повседневной деятельности. Теперь мы под запретом? Получать «прокатки» на один показ малоизвестного корейского, японского, монгольского фильма? Дорого. Хлопотно. Долго. Для Третьяковской галереи принятие этого дикого закона грозит сворачиванием зарубежных ретроспектив. Сейчас конкретно под угрозой срыва ретроспектива кино выдающегося японского классика Ясудзиро Одзу.

Источник

Фотография на обложке: Michael Bedder / Getty Images

Подписывайтесь на «Секрет фирмы» в Telegram, Facebook и «ВКонтакте». А также в «Яндекс.Дзене» и Google News.

Обсудить ()