От пива до самой дорогой компании Рунета. История «Яндекса»

Не верь, не бойся, не ищи
27 ноября в 20:05

Сегодня «Яндекс» — самая дорогая компания Рунета. Сайт занимает 13-е место в мире по популярности. Как несколько программистов-любителей создали главный российский поисковик, стали миллионерами и зачем всё это было нужно, разобрался «Секрет фирмы» в рамках спецпроекта «Суверенный ru.net».

Свой пивной гороскоп в начале 2000-х можно было узнать на «Яндекс.Пиве». Здесь же в случайном порядке выпадали мысли классиков о напитке, публиковались пивные новости и конкурсы. Это был один из десятков проектов компании, который со временем пришлось закрыть.

Первые годы существования «Яндекса» можно назвать самым отвязным временем. Поисковик только получил миллионные инвестиции и стал лидером Рунета, обогнав «Рамблер».

Во всём виноваты люди

Всё началось в 1989 году в «Аркадии». Двое математиков решили создать небольшую компанию по разработке ПО и назвать её своим именем — Аркадий Борковский + Аркадий Волож = «Аркадия».

Параллельно Волож развивал ещё одну компанию — CompTec. Она занималась поставками оборудования и программного обеспечения. Через несколько лет первая компания Воложа даст начало «Яндексу».

Борковский занимался компьютерной лингвистикой (обработка языка и текста с помощью компьютера). Его команда уже разработала ряд удачных проектов. Например, переводчик «Джин» и систему проверки правописания для текстового редактора. Вместе с Воложем они занимались не только лингвистическими проектами. Они пробовали всё и пытались понять, что «выстрелит».

Аркадий Волож

В конце 80-х вообще мало кто представлял, зачем нужен поиск в Сети и как его можно монетизировать. Первым проектом «Аркадии» из которого стало понятно, что поиском можно зарабатывать, стал заказ для НИИ патентной информации.

«Аркадия» создала программу поиска по Международному классификатору изобретений (МКИ). Преимущество поискового движка (будущего прототипа «Яндекса») было в умении работать с морфологией русского языка. Индексатор сам проводил этимологический анализ. Например, он мог понять, что слово «село» может быть использовано в разных значениях и формах — глагола и существительного.

МКИ довольно быстро стал востребованным, страна только начала переводить документы с бумаги в электронные форматы. «Аркадия» начала подписывать договоры на поставку программы поиска десятками. Правда, приносила компания в десятки раз меньше, чем CompTec, но основатели верили в востребованность поиска и нужность продукта. Всё решилось через несколько месяцев.

После денежной реформы 1991 года страна резко обеднела. Из наличного оборота государством принудительно вывели около 14 млрд рублей. На обмен сбережений на новые банкноты россиянам дали три дня. В кассах выдавали до 1000 рублей на человека.

Вслед за реформой пришла галопирующая инфляция, дефицит госбюджета и полная остановка работы производств. Доходы «Аркадии» резко упали. Основатели решили перевести компанию на содержание зарабатывающего CompTec и ждать момента, когда поиск в интернете станет востребованным.

В это время страну покидает один из основателей компании — Аркадий Борковский. Из СССР он уезжает в США, а на его место приходит Илья Сегалович.

Прошло 1,5 года ожидания. «Аркадия» оставалась убыточной фирмой, но Волож решился на последний шаг. Он поднял оставшимся сотрудникам зарплату, переселил их в новый офис и поставил задачу — оцифровать Библию.

«Аркадия» развивала систему морфологического распознавания слов и совершенствования поиска. Для нового проекта был необходим орфографический словарь русского языка.

Сегалович и Волож в 1993 году пришли в Институт проблем передачи информации РАН и купили легальную версию орфографического словаря русского языка. В «Яндекс.Книге» Илья Сегалович вспоминал эту встречу так: «Когда они поняли, что вот эти молодые люди пришли, чтобы легально купить их продукт, они были так шокированы, что сразу скинули цену на порядок. Каким-нибудь японцам институт продавал этот словарь за 10 тысяч долларов, нам — то ли за 600, то ли за 800, я уже точно не помню. И даже ещё потом помогали консультациями и ценными советами».

Илья Сегалович

Удивление сотрудников института было небезосновательным. В начале 90-х за интеллектуальную собственность не принято было платить. Пиратские версии всегда были в свободном доступе в Сети. Но Волож и Сегалович пошли другим путём.

Почему для индексации выбрали именно Библию? Илья Сегалович в ответил на этот вопрос: «Конечно, мы не рассчитывали заработать на «Библейском компьютерном справочнике» много денег. Мы делали это исключительно из общегуманитарных соображений. Мы понимали, что Библия — самый популярный текст в мире, и если кому-то нужен какой-то поиск по какому-то массиву русскоязычных текстов, то это именно оно. Потому что больше ничего такого не было, интернета не было. А всё, что связано с христианской культурой, тогда воспринималось исключительно позитивно — как нечто общекультурное, общемировое, общечеловеческое».

Первый тираж «электронной» Библии выпустили на дискетах. После этого проекта в «Аркадию» стали обращаться за индексированием Грибоедова, Пушкина и других классиков.

Почему «Яндекс»?

Сегодня многие проводят аналогию между названиями первых русских компаний и их американскими аналогами. Ozon берёт свои корни от Amazon, а «Яндекс» часто сравнивают с Yahoo. Но если основатели интернет-магазина не скрывают преемственности, то у команды «Яндекса» своя история названия.

Версии поисковой машины «Аркадии» назывались просто — index.exe и search.exe. И сотрудники решили дать проекту какое-то единое название.

Тогда Сегалович сидел в офисе и выписывал подходящие слова. Среди наиболее удачных вариантов были те самые search и index. Первое слово по-русски не звучало, а второе казалось более привычным.

Тогда среди программистов была традиция называть неоригинальные программы «yet another» («ещё один») и сама программа. Например, «Yet Another Mailer» («ещё одна почта») или «Yet another web server» («ещё один веб-сервер»).

«Yet Another Indexer» — вот те три слова, из которых родилось название российского поисковика.

Когда Аркадий Волож увидел слово «Yandex», он предложил заменить первые две буквы на русскую «Я». Так родился «Яndex» (позже стали писать как «Яндекс»).

Первым продуктом нового «Яндекса» стал поиск по сайтам. Весь Рунет тогда занимал около пяти-семи гигабайт, но интернет-страницы довольно медленно загружались. В этих условиях поиск по всей Сети был не востребован и люди скорее нуждались в поиске по сайту.

«Яndex.Site» — первый интернет-продукт компании после индексации Пушкина и Грибоедова. Приложение стали активно покупать, заказы быстро росли.

Потом создали «Яndex.Dict.» (сокр. от dictionary — словарь) — встраиваемая в другие поисковики программа для улучшения алгоритма поиска. Руководство компании планировало продавать «Яndex.Dict.» другим сервисам. Правда, она оказалась не востребована. Это подтолкнуло компанию к самостоятельному выходу на рынок поисковиков.

23 сентября 1997 года была впервые анонсирована поисковая машина «Яndex-Web». На выставке Softool (международная выставка информационных технологий) презентовали демоверсию поисковика. Люди могли подойти к компьютеру, ввести любой запрос и получить ответ от «Яндекса».

Так начиналась история.

А ваша киска?

Первый и самый прибыльный бизнес Воложа по поставке сетевых решений — компания CompTec — вырос в ключевую компанию на российском рынке. И всё же в 2000 году Аркадий Волож покинул пост генерального директора и с головой ушёл в «Яндекс».

В 1997 году Рунетом пользовались около 2,2 млн человек (90 млн человек в 2018 году). Лидером среди поисковиков был Рамблер, после него шли AltaVista и «Апорт». Чтобы вырваться вперёд, «Яндекс» закупил три сервера с жёсткими дисками по одному гигабайту. Такие мощности позволяли движку индексировать весь Рунет. Но зарабатывать компании помогли не только новые технические возможности.

Реклама была едва ли не единственным способом заработка в интернете.

Занимающие весь экран мигающие баннеры и десятки видов другой самой раздражающей рекламы: всем этим был наполнен Рунет в начале своего пути.

Сайты готовы были на все условия редко обращавшихся к «вебу» рекламодателей. Всё-таки главными платформами пиара по-прежнему оставались растяжки над Садовым кольцом, ролики по ТВ и радио.

Свой первый баннер «Яндекс» разместил безвозмездно, в марте 1998 года. Тогда CompTec был основным дистрибьютором Cisco Systems. «Ваша киска купила бы Cisco» — слоган привлёк внимание, и потянулись первые коммерческие клиенты.

Подробности этой истории в «Яндекс.Книге» рассказала Елена Колмановская — главный редактор компании.

«Сразу выдвинули два принципа: во-первых, эта реклама должна быть контекстной — то есть соответствовать тематике запроса. А во-вторых, никаких флешей, анимации, самовольного раскрытия баннера на всю страницу — в общем, всего того, что в те времена так любили рекламодатели и ненавидели пользователи».

Контекстную рекламу, или «Яндекс.Директ», запустили в августе 2001 года. Он стал первым сервисом поисковой рекламы в Рунете. Уже через год выручка «Яндекс.Директа» удвоилась, и «Яндекс» первой из российских IT-компаний вышел на окупаемость.

В этом же году Аркадий Волож решил больше не продавать рекламу по показам. Теперь рекламодатель должен был платить только за клик. Если пользователь увидел, но не перешёл по объявлению, то денег не надо. Перешёл? Плати.

В первые же дни работы на новой системе доходы «Яндекса» упали. Тогда Волож на неделю стал менеджером и обзванивал все фирмы, у которых был свой сайт в интернете. Он предлагал им купить контекстную рекламу и объяснял принцип её работы.

Результаты были видны уже через пару месяцев. Доходы стали расти в геометрической прогрессии. В 2008 году «Яндекс.Директ» приносил 85% от общей прибыли компании.

Правильное решение!

Дальнейшее развитие «Яндекса» требовало миллионов долларов. Брать деньги из CompTec Волож не хотел. Нужны были инвесторы или кредиторы.

В это время и другие российские гиганты-первопроходцы от IT искали инвестиции. Ozon, Rambler, Mail и «Яндекс» в одно и то же время подписали договоры с инвесторами. Правда, три из них оказались не совсем успешными.

Главной ошибкой в переговорах с инвесторами была неопытность бывших советских разработчиков. Вместо того чтобы настоять на продаже исключительно миноритарного пакета (пакет акций, который не позволяет напрямую участвовать в управлении компанией), стеснительные разработчики уступили инвестбанкирам, и это предопределило судьбу компаний.

В итоге те, кто не понимал ничего в управлении IT-компанией, стали вершить её судьбу (о том, что произошло с Ozon, Rambler и Mail).

Похожая история могла произойти и с «Яндексом», но Аркадию Воложу удалось отстоять компанию. По его словам, им нужен был именно инвестор, а не хозяин. Требования Воложа по тем временам звучали довольно дерзко: продажа исключительно миноритарного пакета акций и объём инвестиций ровно под нужды развития. Кроме того, будущий партнёр должен быть не просто инвестором, но и единомышленником.

В 2000 году Baring Vostok Capital Partners и UFG специально для инвестиций в «Яндексе» и Ozon создали новый фонд — ru-Net Holdings. После переговоров решили остановиться на 35,72 процента акций «Яндекса» за $5,28 млн.

Baring Vostok — фонд частных капиталовложений Майкла Калви. Они инвестируют с 1994 года в быстрорастущие российские компании. Среди их проектов — «СТС медиа», Ozon и «Авито» и др. Общий привлечённый капитал — $3,7 млрд.

UFG (объединённая финансовая группа) — компания, инвестирующая частный и институциональный капитал в Россию и страны СНГ. Также управляет активами российских и иностранных инвесторов. Председатель совета директоров — Чарльз Райан (эту же должность занимает в «Магните»). Совокупный объём привлечённого капитала — $2,3 млрд.

По мнению других очевидцев событий, за спиной у «Яндекса» была поддержка в лице CompTec. Поэтому Воложу, в отличие от других компаний, не столько нужны были деньги, сколько помощь и поддержка для правильного развития компании.

Закурить не найдётся?

Полученные 5 млн разделили и вложили в разные продукты и нужды «Яндекса». Реклама, содержание офиса, техника — всё это потребовало лишь половины суммы, остаток положили на счёт компании. На 2001 год у команды была цель — заработать первый миллион долларов.

Важную роль в этом сыграл Артемий Лебедев. Он создал дизайн «Яндекса» и снялся в ключевом для компании рекламном ролике. Бритоголовый, побитый хулиган подходит к испуганному парню в пиджаке и, вытирая нос, спрашивает: «Закурить не найдётся?» После этого на экране появлялся дошедший до наших дней слоган: «Яndex. Найдётся всё!».

В это же время компания совершенствует механизм поиска, открывает новые сервисы — «Каталог», «Новости», «Почту», «Закладки», «Энциклопедии», «Яндекс.Товары» (будущий «Яндекс.Маркет»).

К лету 2002 года «Яндекс» вышел на самоокупаемость. Инвесторы получили первые дивиденды — $100 000. А компания запустила сервис электронных платежей — «Яндекс.Деньги». В Сети уже находилось около 8 млн россиян, интернет тяжелел с каждым днём, и к поисковику обращалось всё больше человек.

Тогда российской IT-компанией заинтересовался Google. Сергей Брин и Ларри Пейдж (сооснователи Google) приехали в московский офис «Яндекса», осмотрелись и начали переговоры о возможной сделке.

Мысль о работе с молодыми программистами из Кремниевой долины погрузила российских разработчиков в заоблачные мечты. Передовые технологии, уникальные идеи: всё это будут творить «Яндекс» и Google вместе.

Но условия покупки не были похожи на равноценное сотрудничество. Скорее, Google хотел зайти на российский рынок и поглотить «Яндекс». Одно главное препятствие задержало вход Google — морфология русского языка, которой не владел американский поисковик.

Когда Волож решил отказаться от сделки, Google не отступил и самостоятельно пришёл в Россию. Постепенно занимая процент рынка, через пару лет он вытолкнул «Рамблер», а после стал подвигать «Яндекс». Этот момент провёл черту между прошлым и будущим российского поисковика. Теперь нужно было бороться за свой рынок с мировой компанией.

Reload
1 / 11

В одном из интервью Волож сказал простые, но точные слова: «Они не умрут, если не завоюют Россию, а мы умрем, если её потеряем».

Потом был запуск в Украине, Казахстане, Беларуси, Турции, десятки новых сервисов, переименование в привычное «Яндекс», выход на IPO, создание «Алисы», объединение с Uber и другие проекты.

По оценке журнала Forbes, в 2018 году «Яндекс» стал самой дорогой компанией Рунета — $12,4 млрд.

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе