25 июня в 18:14

Китай рушит свой рынок онлайн-образования. Пойдёт ли Россия по схожему пути

У игроков китайского рынка рынка онлайн-образования (EdTech) большие проблемы: за полгода акции крупнейших представителей этого сектора обвалились почти наполовину. Это происходит из-за претензий регуляторов, которые вводят ограничения на дополнительное образование в Китае. Это тревожный сигнал для российского рынка, считает генеральный директор и сооснователь ProductStar Михаил Карпов.
Китай рушит свой рынок онлайн-образования. Пойдёт ли Россия по схожему пути

Он рассказал «Секрету», как и почему власти КНР ополчились на EdTech, почему этот рынок сравнивают с Колизеем и какие решения российских властей говорят о том, что они пойдут по китайскому пути.

Михаил Карпов

генеральный директор и сооснователь ProductStar

Как Китай закручивает гайки

C начала года акции крупнейших EdTech-гигантов Китая — New Oriental Education, TAL и Gaotu Techedu — рухнули на 56–73%.

Ситуация возникла не на пустом месте: последние семь лет китайское государство проводит политику ограничения как дистанционного образования, так и в целом всей онлайн-отрасли.

Кризис обострился на фоне конфликта владельца Alibaba Джека Ма с национальным регулятором в области информационных технологий. Последствием стал срыв IPO дочерней финансовой структуры Alibaba, а также запрет на использование нескольких сотен приложений и сервисов, которые могут нести угрозу личным данным жителей КНР. Также Alibaba оштрафовали на рекордную сумму за нарушение закона о монополии.

Этот «кейс» успешно закончился для государства и теперь повторяется для других компаний. Так, 1 июня регуляторы рынка оштрафовали на $5,73 млн на 15 частных репетиторских фирм, включая те, что пользовались поддержкой со стороны Alibaba и другой крупной корпорацией Tencent. Причина — махинации с указанием цен на их онлайн-курсы.

Сейчас китайское правительство рассматривает новые ограничения для коммерческих частных образовательных компаний. В частности, частные репетиторства в академических кампусах будут запрещены, как и репетиторство за пределами кампуса по выходным.

Правительство также предлагает ограничить плату, которую компании могут взимать за услуги репетиторства, и запретить иностранный контроль над частными школами (что может повлиять на права акционеров). Беспокойство властей сосредоточено не только на безрассудном ценообразовании или рекламе, но и на увеличивающейся пропасти между имущими и неимущими — теми, кто может позволить себе загружаться дополнительными уроками.

Ограничения коснутся и частных школ, в которых владельцы сами могли выбирать программу обучения. Теперь её необходимо утверждать в китайском Министерстве образования и при необходимости изменять (например, убирая какие-то факты, цитаты или изображения), пока программа не будет принята. Таким образом, зарубежные программы уже будут адаптированы под китайские реалии и нужное властям позиционирование.

При этом фокус властей направлен именно на школьное образование, ведь именно от него зависит, что вложат в головы новых граждан). Профессиональное образование пока не трогают.

Китай рушит свой рынок онлайн-образования. Пойдёт ли Россия по схожему пути

Фото: depositphotos.com

Почему китайский EdTech сравнивают с Колизеем

Китайский рынок EdTech намного более динамичный, чем в России, — там сильно больше игроков и скорость их появления (компании размером со Skyeng появляются в Китае ежемесячно). Также отличается скорость роста и привлечения инвестиционных раундов: если в мире считается нормой ежегодное привлечение раунда или даже реже, то для Китая свойственно привлечение раундом ежеквартально — и в больших объёмах.

Часто китайский рынок сравнивают с гигантским Колизеем, на котором существуют сотни тысяч компаний, но только доли из них выживают больше полугода, а побеждают сильнейшие компании с поддержкой существующих технологических кланов-гигантов (Alibaba, Tencent, Baidu)

За счёт конкуренции происходят две вещи. С одной стороны, увеличивается качество продуктов. С другой — компании много усилий направляют на маркетинг (отсюда — серые трюки с ценообразованием).

В Китае на учеников и родителей оказывается колоссальное давление — если ты не сдаешь какой-либо из экзаменов (переходные внутри школы или при поступлении в университет), то это в большинстве случаев фактически означает конец твоей возможной карьеры. В Китае намного строже относятся к наличию у кандидата на работу подтвержденного школой и вузом образования, поэтому на каждом из экзаменов колоссальная конкуренция и стресс.

Это одна из ключевых причин, почему родители начинают подготовку к школе и университету максимально рано — чуть ли не с двух-трех лет ребенка. Также в культуре нации заложена одержимость академическими успехами и своего рода культ преподавателей.

Ждать ли такого прессинга в России

Последние изменения в российских законах, связанных с регулированием образования и интернет-сферой, достаточно последовательны и показывают, что мы уже идём по китайскому пути, хотя и отстаем от них на пять-семь лет.

Например, с 1 июня в России вступил в силу закон о просветительской деятельности. В текущей редакции под надзор государства может попасть всё — от онлайн-курсов до видео на YouTube.

Думаю, перемены не будут быстрыми, однако свою негативную часть закон, несомненно, окажет. Станет сложнее запустить новый бизнес в EdTech-сфере: появятся дополнительные препоны. Непонятно, насколько прозрачно будут приниматься решения одобрения или отказа, не станет ли это дополнительным поводом для коррупции.

Если в Китае действует следующий подход (вне зависимости от сферы): «Мы ограничиваем крупных гигантов, а мелких и средних не трогаем, пока не вырастут», то в России применение законодательства обычно более рандомное — сложно угадать, какие именно компании попадут под новый закон и чем это для них обернется.

Сейчас мы пристально следим за исполнением этого закона и не предпринимаем никаких резких действий. Риски видятся в том, что станет сложнее привлекать зарубежных спикеров на российские образовательные мероприятия и конференции. Думаю, что ближайшие несколько месяцев будет более чёткое понимание, в какую именно сторону направят применение данного закона.

Рынок онлайн-образования в России будет планомерно регулироваться, и на повестке дня сейчас стоят два основных вопроса: в какой точке будет достигнут баланс между интересами бизнеса и государства — и насколько резко произойдут изменения. Успеет ли бизнес под них подстроиться? Сейчас эти вопросы остаются открытыми, но уверен, что первые ответы на них мы получим уже до конца этого года.

В Китае перемены шли постепенно и заняли около 10 лет. Надеюсь, в этом вопросе мы не будем стараться «догнать и перегнать» Поднебесную, разрушая построенные бизнесы и образовательную экосистему.

Фото: depositphotos.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе