16:00, 27 марта 2017

«Не хочу молчать»: Что предприниматели думают об акциях протеста

Бизнес — о школьниках, «Яндексе» и Навальном

26 марта почти в ста городах России прошли митинги и шествия против коррупции, вдохновлённые расследованием Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального о коррупционных связях премьер-министра Дмитрия Медведева. В акциях протеста приняли участие десятки тысяч человек. В Москве по итогам мероприятия задержали больше 1000 человек. «Секрет» собрал высказывания предпринимателей о прошедших митингах.

«Не хочу молчать»: Что предприниматели думают об акциях протеста

26 марта почти в 100 городах России прошли митинги и шествия против коррупции, вдохновлённые расследованием Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального о коррупционных связях премьер-министра Дмитрия Медведева. В акциях протеста приняли участие десятки тысяч человек. В Москве по итогам мероприятия задержали больше 1000 человек. «Секрет» собрал высказывания предпринимателей о прошедших митингах.

Мнение эксперта
Алёна Владимирская
Основательница Pruffi

Про сегодня, будущее рекрутинга и поколение зю.

Посмотрела на фото с митинга — огромное количество молодых лиц. И вот что имею сказать: ну и что мы там бормочем про инертность поколений Y и Z? Оказалось, им до фига всего интересно: мир, страна, ценности, своё здоровье, честные деньги, интересные проекты.

А мы им неинтересны. И наши предложения о работе неинтересны. Потому что наши ценности в лучшем случае им скучны, а чаще всего противны. Хватит обвинять их на бесконечных эйчар-конференциях. Давайте на себя посмотрим — как мы себя и свои ценности довели до такого плинтуса, что они брезгливо от наших офферов отворачиваются?


Мнение эксперта
Виктор Лысенко
Вице-президент Acronis, основатель «Рокетбанка»

Интересно, а что за обедом в офисной столовке обсуждают сотрудники «Яндекса», когда в предыдущий день в ленту не попало, очевидно, главное событие дня? Особенности алгоритма выдачи? Вакансии в других местах? Мудрость руководства, оберегающего бизнес и их зарплаты?

Upd. Теперь понимаю, почему это произошло. Григорий Бакунов (директор «Яндекса» по распространению технологий. — Прим. «Секрета») и Андрей Сербант (директор «Яндекса» по маркетингу. — Прим. «Секрета»), спасибо за комментарии.

Ели кратко, то у меня нет оснований считать, что «Яндекс» каким-то специальным способом подкручивает новостную ленту. На «Яндекс» как на агрегатор новостей с начала 2017 года наложены дополнительные ограничения по тому, какие источники можно использовать для агрегации. В связи с этим в новостную ленту «Яндекса» попадают только новости от СМИ, имеющих свидетельство о регистрации.


Мнение эксперта
Нат Гаджибалаев
Основатель Amplifr

У меня накипело, и меня, простите, тошнит. Я не могу работать и не могу разговаривать с людьми больше, поэтому я просто оставлю здесь видео «Он вам не Димон» и воспроизведу хронологию.

Во-первых, ФБК занимается журналистикой, а не «блогом». Хватит, пожалуйста, путать палец с жопой. «Показывать дома богатых — это вам не делом заниматься, вот он бы жизнь в одном маленьком городке изменил, а потом выпендривался» — инвалидный аргумент. Показать дом легко. Найти, чей именно дом показывать и раскопать документальную базу, доказать принадлежность и факт использования дома коррупционерами — сложно. Попробуйте как-нибудь сделать любое сколько-нибудь объёмное исследование с данными в собственной базе (это когда pg copy себе в csv — и погнали, а не когда надо искать в реестрах).

Во-вторых, мне кажется, что в современной политике можно идти снизу вверх (улучшил город — пошёл улучшать страну) и становиться мэром. Проблема с этим подходом в том, что impressions у действий политика тогда будет очень низкий. Ну то есть построить завод, поставить скамейки и детскую площадку в маленьком городе — хорошо, но не так сильно поможет в короткой перспективе прекратить воровство в стране в федеральном масштабе.

Попробовать внести изменения в систему выборов, поднять людей, заставить людей честно сказать своё мнение на выборах — непонятно, легче или сложнее. Это просто другой способ. Скамейки по дороге к этому способу ставить достаточно сложно, потому что основной ресурс этого способа — медийный. Доступ к сознанию людей, доказательства воровства, постановка альтернативной агенды, защита альтернативной программы, дебаты с режимом.

Третье, почти моё любимое: «Навальный — проект Кремля» и «Медведева мочит Сечин». Какая разница, чей проект Навальный и кто мочит Медведева? Воровство премьер-министра в таком объёме должно привести к смене режима в стране, period. Это главная задача 2018 года. Если вдруг новый режим будет работать как говно — будем разбираться заново.

Четвёртое, просто гениальное: «На ваших митингах одни школьники», «Навальный — блогер для школоты» и «Побил мента — сиди в тюрьме, чего ты ждал». Как вы себе представляете избиение geared-up-полицейского? Нет, безусловно, если толпа студентов окружает мента, срывает шлем и наносит тяжкие телесные — их нужно судить. Особенно если доказательства этого — на камерах кучи людей на этом митинге. Там же доказательства или ах, стойте, что это? А, это менты тащат девочку в автозак, или вот опять сотрясение у Ляскина, или вот опять кто-то выключился от удара дубинкой в живот. Интересно, ментов-то будем судить в этот раз или опять, как в 2012 году, посадят только нас за «повреждение зубной эмали»?

Самое важное — пятое. Федеральные каналы решили, что 1000+ задержанных только в Москве и митинги по всей стране недостойны внимания. Очень важно рассказать всем, насколько большие проблемы у России.


Мнение эксперта
Сергей Котырев
Основатель UMI

При всём уважении к Навальному и его борьбе, меня мучает вопрос: почему из всего спектра упырей он выбрал для атаки самого жалкого, нежестокого, незлого, нехитрого и даже, более того, наиболее человекообразного? Врага надо демонизировать, а Димон меньше всех похож на демона. Есть много более подходящих чудовищ.


Мнение эксперта
Сергей Барышников
Основатель BigPicture

Сегодня уникальный день, который мы надолго запомним. Ребятам из «Навальный Live» удалось сделать то, что не получалось у телеканала «Дождь» несколько лет, — собрать у экранов не просто кучку хипстеров и оппозиционеров, а обычных людей.

Моей маме 63 года, и ей в принципе пофиг на Навального. Но сегодня всё равно она несколько часов вместо «Дачных ответов» и бесконечных сериалов по «России» и «Домашнему» смотрела трансляцию через Smart TV.

Вообще, за последний месяц команда Навального привела в YouTube несколько миллионов аудитории 35+. Расследование про Медведева посмотрели более 11 млн человек. Другие ролики тоже собрали тучу просмотров. Большинство зрителей — новая для YouTube аудитория.

Ну и чтобы два раза не вставать: помните, каким образом Трамп стал президентом США? Так вот, я нисколько не удивлюсь, если в ближайший год у нас будет новый президент. Совсем новый.


Мнение эксперта
Владимир Громковский
Основатель венчурного фонда «Финематика Авиакосмический»

Поражают речи людей, утверждающих, что недовольство, выражаемое на демонстрациях, вызвано тяжёлым материальным положением, и если бы не оно, то и не было бы никаких «протестов» (на самом деле безобразий, нечего кривить душой). Историки давно установили, что все революции случались, когда уровень жизни ощутимо поднимался и рос дальше. Россия даже после кризиса живёт так, как никогда не жила со времён Алексея Михайловича (читать всем, кто не в курсе, Крижанича). Все «протесты» обусловлены только одним: отпадением от Бога и пустотой в душе, им вызванной. Не молодёжную политику надо выдумывать правительству, а всеми мерами поощрять религиозное воспитание и образование молодого поколения. И начать срочно с Закона Божьего в школах.


Мнение эксперта
Андрей Новиков
Совладелец агентства Affect

Я как руководитель агентства всегда на всё смотрю с точки зрения эффективности, бизнес-процессов, целей и логики. То, что происходит в России, мне не нравится именно в контексте этих вопросов. У нас всё неэффективно. Всё организовано плохо, и понятно, почему именно так и кому это выгодно. Понимая, куда всё это катится, я не хочу молчать, поэтому пытаюсь говорить со своими близкими и друзьями, хожу на ивенты про Димона, готов постить видео, подтверждающие слабость нашей системы, и пойду на выборы. К Навальному отношусь нейтрально. Просто чтобы организовать толпу, нужен человек. Сами по себе люди будут гораздо дольше организовываться. Ну и мне как руководителю диджитал-агентства приятно видеть, что интернет приближается к телеку по силе, а это очень многое значит как в рекламном мире, так и политическом плане.


Мнение эксперта
Вадим Демченко
Владелец «Русского полиса»

Главный риск этих акций — не Навальный, а тот, кто может перехватить управление процессом и направить его по жёсткому сценарию. Только представьте себе: пара случайно (неслучайно) погибших подростков (мы ведь это видели и в России, и недавно рядом) со всеми вытекающими последствиями: взвинченной реакцией СМИ, нежеланием силовиков действовать против детей, появлением боевиков-«мстителей». Опасная игра может получиться. Так что то, что вывели детей, говорит, что база поддержки сокращается и что организаторы не остановятся ни перед чем.


Мнение эксперта
Игорь Жулимов
Владелец юридической фирмы «Пионер» (Пенза)

Идём с митинга. Ребёнок спрашивает: «И что дальше, помитинговали и разошлись?» Видишь ли, дорогой ребёнок, все революции во все времена делаются в столицах, но провинция — это такой антураж, в некоторых случаях даже необходимый. Мы все сидим в переполненном зале, попкорн заканчивается, а занавес всё не открывают. Сначала зрители аплодируют, приглашая артистов выйти на сцену, потом начинают свистеть и топать ногами — ну же, начинайте! Так что ждём — с поднятия занавеса. Ну а там — согласно купленным билетам.


Мнение эксперта
Александр Еграшин
Совладелец «Лингвистического центра»

Смотрю посты Олега Морозова, Сергея Маркова, Евгения Минченко, Дмитрия Орлова и многих других по сегодняшним событиям и вот что думаю.

Критично соединить власть и людей через коммуникаторов-маркетологов. 14–18-летние «демонстранты» на улицах — доказательство «коммуникационного тупика» с частью общества. Выросшим при стабильности нужно большее — ощущение: «С нами говорят на одном языке».

Нужны архитекторы общественного мнения, которые будут разговаривать с каждой (!) из тысяч целевых групп на понятном языке. Убеждать, обосновывать, влюблять или примирять через сотни офлайн- и диджитал-каналов. Делать это без фальши и от сердца.

Режим работы исключительно с традиционными группами, доведением решений постфактум более невозможен. Иначе — вавилонская башня.


В подготовке текста принимала участие Ксения Леонова

Фотография на обложке: Epsilon / Getty Images

Новости партнеров