ИГИЛ-2017: Как изменилось и что сейчас представляет собой государство террористов

И почему разгром боевиков в Сирии и Ираке не остановит теракты
23 мая 2017 в 15:41

Теракт на концерте Арианы Гранде в Манчестере унёс жизни по меньшей мере 22 человек. Среди погибших есть дети.

Ответственность за взрыв взяла на себя террористическая группировка «Исламское государство», и в аккаунтах, которые с ней связывают, говорится, что это «только начало».

Цель ИГ — построение всемирного халифата. Даже если получится очистить от боевиков Ирак и Сирию (согласно оптимистичным прогнозам, их силы будут окончательно разбиты до конца 2017 года), прекратит существование лишь их террористическое квазигосударство, но не идея, которая вдохновляет смертников на совершение терактов по всему миру.

«Секрет» рассказывает об эволюции самой могущественной террористической организации в мировой истории.

Как устроено «Исламское государство»

В 2014 году о создании «Исламского государства» объявил иракский богослов и исламовед Абу Бакр аль-Багдади, также известный как Абу Дуа или халиф Ибрагим. О личности этого человека до сих пор известно мало: говорилось, что даже своим боевикам он отдаёт приказы из-под маски.

Считается, что аль-Багдади около 45 лет, он уроженец иракского города Самарра и, предположительно, был священнослужителем в мечети, когда в Ирак вошли американские войска (впрочем, некоторые исследователи уверяют, что это «пропаганда»). Потом его содержали под стражей в американском лагере Букка как сообщника террористов. После выхода на свободу он стал активно участвовать в деятельности «Аль-Каиды» в Ираке.

В начале этого года появлялись сообщения о тяжёлом ранении идеолога ИГ. Сейчас он скрывается то ли в Мосуле, то ли в пустынях недалеко от иорданских границ.

Государство с населением 1–2 млн человек, которое аль-Багдади начал строить на захваченных территориях Ирака и Сирии, делится на вилайяты (провинции) и кавати (города и посёлки) и живёт по законам шариата.

© Clarionproject

Когда ИГ захватывает новый город, пишут авторы книги «Исламское государство» Майкл Вайс и Хасан Хасан, первым объектом, который начинает функционировать, становится «площадь Хадад». На ней приводят в исполнение наказания: распинают, обезглавливают, секут и отрубают руки. Но в ИГ есть также обычные муниципальные службы, работают медиа (например, агентство Amaq, сообщившее о причастности ИГ к теракту в Манчестере, или знаменитый журнал Dabiq), «граждане» платят налоги.

В 2014 году CNN оценил годовой бюджет ИГ в $2 млрд. Но основной источник его пополнения — продажа нефти — оскудевает. В 2015-м террористы могли заработать $500 млн, в 2016-м — $260 млн.

Чего ИГ добивается

Абу Бакр аль-Багдади создал ИГ, чтобы установить «царство Аллаха на земле». Сначала боевики хотят создать мощное объединение исламистов, которое сможет выступить против светских государств, а потом установить всемирный халифат, который будет жить по законам шариата.

Первым делом боевики пообещали расправиться со всеми «противниками ислама» и «приспешниками США», в 2015 году они пригрозили уничтожить Израиль и захватить Сектор Газа: «Мы с корнем вырвем Израиль. Вы (ХАМАС. — Прим. «Секрета»), ФАТХ и все эти сторонники светского государства — ничто, поэтому наши надвигающиеся ряды вас сместят», — говорилось в одном из видеообращений боевиков. Хотя ХАМАС и ФАТХ — тоже исламистские группировки, ИГ угрожало им расправой за недостаточную приверженность шариату: «Восемь лет они управляют Сектором Газа — и не смогли реализовать ни одной фетвы Аллаха».

С тех пор боевики так и не смогли начать войну с Израилем. В 2016 году в газете «Аль-Наба», которую издаёт ИГ, объяснялось, что сначала придётся установить власть в Ираке и Сирии, потом — покончить с «безбожными правительствами» внутри мусульманского мира.

«"Исламское государство" — это не просто сборище психопатов, — предупреждал в 2015 году американский журналист Грэм Вуд в The Atlantic. — Это религиозная группа со своей искусно подобранной доктриной, не последнее место в которой занимает вера в то, что бойцы ИГ приближают грядущий конец света».

Согласно исламской эсхатологии, после конца света Аллах призовёт всех верующих к себе, но перед этим должна произойти последняя битва между мусульманами и «римлянами» (так исламские богословы называют христиан) в сирийском городе Дабике.

Какую территорию контролирует ИГ

Главные завоевания ИГ пришлись на 2014 год. В январе боевики разбили иракскую армию в городе Эль-Фаллуджа, в июне захватили один из крупнейших городов Ирака Мосул. Затем террористы начали наступление на Багдад, попутно захватывая инфраструктуру, разрушая памятники архитектуры и казня местных жителей, журналистов и других неверных. В государстве появилась экономика — доходы формировались за счёт торговли нефтью и древностями. К сентябрю ИГ захватило большую территорию в Ираке и Сирии, издание Vox сравнивало её с размером Бельгии. Кроме Мосула боевики удерживали Эль-Кайм, сирийскую Ракку и дошли до Алеппо, то есть до границы Сирии и Турции. По данным BBC, на пике мощи ИГ контролировало 40% территории Ирака, в оккупации находилось около 10 млн мирных жителей.

В 2015 году США начали массовые бомбёжки позиций ИГ, подключились российские воздушные силы, активизировались местные отряды сопротивления. За первую половину 2015 года самопровозглашённое государство потеряло 9,4% завоёванных ранее территорий в Ираке. Правда, теряя влияние на одной местности, ИГ часто компенсирует это, захватывая новые города. Так, в мае 2015 был взят древний город Пальмира, в августе боевики, уделяющие особое внимание пропаганде и работе с каналами массовой коммуникации, опубликовали видео взрыва древнего храма Пальмиры. Этот ролик вызвал ужас в западном мире. Пальмиру вскоре освободили американские и российские военные, на развалинах храма играл симфонический оркестр под управлением Валерия Гергиева, но в 2016 году боевики снова отвоевали эту землю.

В январе 2016 года ИГ контролировало более 70 000 кв. км на территории Ирака и Сирии, к концу года боевики потеряли 14% завоеваний и остались с 60 400 кв. км. Согласно данным IHS Conflict Monitor, в оккупации к октябрю 2016 года оставалось около 6 млн мирных жителей. В апреле 2017 года правительство Ирака заявило, что террористическая организация теперь контролирует не больше 7% территории страны — меньше 30 000 кв. км. В Сирии войска ИГИЛ тоже терпят поражения.

Кто противостоит ИГ, а кто — помогает

Конфликт в Сирии и Ираке — это война всех против всех, и «Исламское государство» сражается сразу на нескольких фронтах. Его основные противники — международная коалиция из 68 государств во главе с США, иракская правительственная армия, сирийская армия президента Башара Асада и Россия (которая выступает на его стороне в Гражданской войне, идущей в этой стране с 2011 года).

В апреле 2013-го ИГ вступило в Гражданскую войну в Сирии, но не на стороне противников Асада, а в качестве самостоятельной силы. В конце того же года террористы приняли участие в восстании суннитов против шиитского правительства в Багдаде и начали контролировать иракскую провинцию Анбар. ИГ быстро захватывало территории этих стран, и Ирак даже назвал происходящее Третьей мировой войной, имея в виду грядущее строительство всемирного халифата. Обеспокоенные такой активностью США летом 2014 года отправили в Ирак первых инструкторов для помощи военным. В сентябре для борьбы с ИГ американцы собрали международную антитеррористическую коалицию, которая стала крупнейшим объединением такого рода в истории — сегодня в неё входят 68 стран.

По оценке Государственного департамента США, к марту 2017 года коалиция потратила на военные действия более $22 млрд — и потратит ещё $2 млрд в 2017 году. Самые активные участники — Германия, Канада, Великобритания, Франция, Австралия, Турция. Они отправили в Сирию и Ирак 9000 военнослужащих, пожертвовали 8200 т военной техники и нанесли более 19 000 авиаударов.

Ключевую роль в коалиции играют США: в Ираке с ИГ борются 4850 американских военных, в Кувейте — 2500.

Ирак отправил на борьбу с ИГ 300 000 военных и столько же полицейских, Иракский Курдистан (курдское государственное образование в составе Ирака) — 200 000, Иран — 40 000. В сирийской армии с ИГ сражаются около 250 000 военнослужащих.

© Валерий Шарифулин / ТАСС

Осенью 2015 года в войну с «Исламским государством» вступила Россия. Тогда представитель Москвы в ООН Виталий Чуркин заявил, что мы не присоединимся к странам-союзникам из-за того, что коалиция бомбит Сирию без согласия местного правительства и без разрешения Совбеза ООН. Сколько россиян воюет в Сирии, официально не говорилось, но считается, что их там не меньше нескольких тысяч человек.

Официально ИГ государством никто в мире не признаёт и тем более не оказывает террористической группировке поддержку. Но в финансовой помощи террористам подозревают многих: Катар, Турцию, Саудовскую Аравию, Кувейт и даже Израиль. Газета The New York Times публиковала даже имена отдельных меценатов. Например, журналисты подозревают в пособничестве ИГ кувейтского предпринимателя Ганима аль-Мтейри.

В октябре 2016-го документы из взломанного почтового ящика Хиллари Клинтон подтвердили, что ИГ могли помогать даже некоторые союзники США: «Мы должны оказать давление на правительства Катара и Саудовской Аравии, которые нелегально поддерживают ИГИЛ и других радикальных суннитов в регионе», — говорилось в переписке.

Большая часть сирийских месторождений нефти и газа находятся в руках ИГИЛ, и Турция и Иордания считаются главными скупщиками нелегальной нефти. США и Европа обвинили в том же российского союзника Асада.

Хроника терактов ИГ

С июня 2014 года сторонники ИГ совершили порядка 150 терактов в трёх десятках стран, которые унесли жизни по меньшей мере 2000 человек. Это не считая убийств мирных жителей в Ираке и Сирии, публичных казней военнослужащих, журналистов, сотрудников гуманитарных организаций.

За пределами Ирака и Сирии первые связанные с ИГ теракты произошли ещё в 2014 году. В 2015-м начались массовые атаки. 7 января двое террористов ворвались в офис журнала Charlie Hebdo в Париже и застрелили 12 сотрудников редакции. Нападение могло быть связано с публикацией карикатуры на лидера «Исламского государства». В ноябре мишенью боевиков опять стал Париж. На этот раз террористы организовали шесть атак в разных частях города. 132 погибших. Такого в Западной Европе ещё не было.

В 2016 году произошло сразу несколько масштабных терактов. В марте двое смертников взорвали себя в аэропорту Брюсселя. Погибли 14 человек. Другой взрыв прогремел в метро, спустя полтора часа. 21 убитый. В июне 45 человек стали жертвами атаки на аэропорт Стамбула. Сначала боевики стреляли в людей, а затем привели в действие взрывное устройство. В июле грузовик, за рулём которого был террорист, въехал в толпу людей на набережной в Ницце. 86 смертей.

13 октября 2015 года ИГ объявило джихад России, а 31 октября этого же года на борту самолёта компании «Когалымавиа», который вылетел из египетского Шарм-эш-Шейха, взорвалась бомба. Погибли 217 пассажиров и семь членов экипажа.

Чаще всего сторонники ИГ в России нападают на военнослужащих и полицейских. В декабре 2015 года исламисты обстреляли крепость в Дербенте. Один погибший, 11 раненых. В марте прошлого года террористы взорвали два автомобиля МВД в Дагестане (один погибший), а через несколько дней устроили взрыв рядом с постом полиции (ещё одна смерть). 4 марта 2016 ночью в Астрахани исламисты застрелили двух полицейских, когда те оформляли документы на месте ДТП. 24 марта этого года боевики, связанные с ИГ, напали на воинскую часть Росгвардии в Чечне. Шесть убитых. Были и другие атаки. Сколько их всего произошло, точно не известно — бывает, что ИГ заявляет о своей причастности к атакам, а российские власти это опровергают.

Самая страшная трагедия — теракт в Петербургском метрополитене. 3 апреля 2017 года взрыв мощностью до 300 г в тротиловом эквиваленте прогремел в вагоне поезда на перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт». Пострадали 103 человека, 16 из них погибли. Один из погибших — предполагаемый террорист-смертник Акбаржон Джалилов, гражданин России с 2011 года, который, скорее всего, никогда не был ни в Сирии, ни в Ираке.

Что будет дальше

О скором падении ИГ говорят с октября прошлого года, когда началась операция иракской армии по возвращению Мосула — одной из опор непризнанного государства. Сейчас он почти полностью освобождён, 23 мая ИГ перенесло оттуда свой штаб. Специалисты по военным конфликтам уверены, что антитеррористическая коалиция и её союзники продолжат освобождать города и деревни и в обозримом будущем возьмут, наконец, сирийскую Ракку — главный оплот джихадистов.

© Валерий Шарифулин / ТАСС

Однако близкий крах квазигосударства не означает, что терактов станет меньше. По крайней мере в первое время. Об этом говорят не только сами боевики. Например, Европол тоже предупреждает, что «атаки в Европе, совершённые одиночками или группами, продолжатся».

Десятки тысяч бывших бойцов ИГ уже покинули регион. Вслед за ними последуют другие. Некоторые осядут в родных странах, другие отправятся в Европу и США. По мнению бывшего директора ФБР Джеймса Коуми, атак в итоге станет ещё больше. Третьи останутся в Сирии и Ираке и сформируют что-то вроде ИГ 2.0 для подпольного сопротивления или объединятся с «Аль-Каидой», чтобы потом всплыть в новых горячих точках в Йемене, Ливии, Западной Африке или Афганистане.

Фотография на обложке: Reuters

Нам важно ваше мнение

Ещё по теме
Загрузка...
Загрузка...