11 октября 2017 года в 17:16

«Не паниковать»: Арестант Дмитрий Костыгин («Юлмарт») — о бизнесе в России

Коммерсанту грозит 10-летний срок

«Не паниковать»: Арестант Дмитрий Костыгин («Юлмарт») — о бизнесе в России

СК предъявил совладельцу компании «Юлмарт» Дмитрию Костыгину обвинение в мошенничестве с кредитом Сбербанка на сумму 1 млрд рублей («которой обвиняемый распорядился по своему усмотрению»). До 9 декабря предприниматель будет находиться под домашним арестом. Принимая это решение, суд учёл, что у Костыгина есть второе гражданство — Сент-Китса и Невиса. Кроме того, у него могут быть «неустановленные соучастники». По части 4 статьи 159.1 УК Костыгину грозит до десяти лет лишения свободы.

Злополучный кредит был выдан в апреле 2016 года. Вскоре Сбербанк объявил, что «Юлмарт» перестал обслуживать долг, и стал добиваться возбуждения уголовного дела: якобы Костыгин предоставил ложные сведения о финансовом состоянии своей компании и даже не собирался возвращать деньги. Сам предприниматель утверждает, что проблемы «Юлмарта» вызваны акционерным конфликтом.

Костыгин — яркий и неординарный предприниматель. Он начал путь в бизнесе в 1986 году с торговли одеждой на рынке города Горького. В начале 1990-х Костыгин первым перевёл на русский язык роман «Атлант расправил плечи». Самый удачный его бизнес-проект — сеть супермаркетов «Лента». Вместе с американским миллиардером Августом Майером (партнёры познакомились на почве люви к творчеству Айн Рэнд) он потратил на покупку её акций $15 млн. Позднее их удалось продать за $1,1 млрд. На эти деньги и был создан «Юлмарт», из которого Костыгин мечтал сделать «русский Amazon» и «кузькину мать невероятной мощности». Теперь ему это уже вряд ли удастся.

«Секрет» вспоминает самые яркие высказывания Костыгина о бизнесе, российской экономике, своих долгах и «Юлмарте».

О том, как всё начиналось

Когда Горбачев разрешил индивидуальную трудовую деятельность, был 1986 год. Я как-то не мыслил в бизнесе, я скорее мыслил чего-то поделать. Не понимал ни бухучет, ни оборотные капиталы. Я продавал какие-то кроссовки, брюки и прочее — сначала просто втянулся в это, а потом увидел некий диспаритет цен на рынках Нижнего Новгорода, Москвы и Питера. В общем, начал, как сейчас говорят, арбитражём заниматься.

Из интервью Олегу Тинькову (2016 год)

О долгах

— У вас всё-таки приоритет в привлечении средств — это IPO, а не кредиты?

— Нет, кредитов у нас нет практически.

— И не предполагали?

— Мы старообрядцы, только на свои… Немножко есть, но не критично.

Из интервью «Секрету» (апрель 2015-го)

О конфликте со Сбербанком

Практически со всеми кредиторами удалось договориться, кроме менеджеров Сбербанка. Они рапортуют наверх, что «идут переговоры», хотя это скорее шантаж или вымогательство: с нас требуют личные поручительства, полные залоги, угрожают отзывом кредита у компании «Рив Гош» (не связанной никакими обязательствами с «Юлмартом», с другим составом акционеров), постоянно голословно обвиняют меня лично в выводе активов, в то время как я их только ввожу — частично погашая кредиты, выкупая задолженность перед поставщиками и т.п.,) и угрожают лично мне уголовным преследованием.

Из интервью «Интерфаксу» (апрель 2017-го)

О бизнес-планах

Когда–то я верил во всякие бизнес-планы, а теперь не верю. Действуем, так сказать, от случая к случаю, по наитию… Сегодня я верю в мультипродуктовые платформы и мультиплатформенные продукты, катящиеся бюджеты и скользящие стандарты.

Из интервью «Деловому Петербургу» (сентябрь 2013-го)

О людях

Кадров в России нет. Если возьмёте США или Европу — там не одна бизнес-школа со столетней историей, где клепают кадры каждый год. У нас есть три школы, где более или менее рассказывается про менеджмент. Получается, что требования страны опережают нас всех лет на пять. Зато сейчас много таких специалистов, которые требовались пять лет назад.

Из интервью vc.ru (август 2017-го)

О «Юлмарте»

Есть модель онлайн-ритейла вроде Amazon или JD — ты сам покупаешь и каталогизируешь. У них отличия небольшие — Amazon для доставки использует курьерские службы, а у JD свои курьеры. Мы больше тяготеем к модели JD — у нас своя доставка, пункты выдачи и курьеры. Но у нас фулфилмент-центры нового поколения. У Amazon и JD они предыдущей версии — находятся в складских терминалах и недоступны для клиентов. Наши доступны для клиентов — отсюда возрастает охват аудитории и экономика становится лучше, также увеличивается ассортимент, которым можно эффективно торговать.

Из интервью vc.ru (август 2017-го)

О России

Кризис 89−92 годов был посильнее. Тогда была гиперинфляция, это был развал страны, переход с одного социального строя в другой. Это то, что бывает один раз в сотни лет. И мы это пережили вполне неплохо.

И кризис 98-го года — это был государственный дефолт, это такое падение валюты в 4 раза, тоже мы видели и вполне, так сказать, выживали. То есть, сейчас оснований сказать, что произошло что-то такое экстраординарное, нет. И второе — что такие встряски расставляют всё на свои места.

Из интервью Олегу Тинькову (2016 год)

О своём будущем

Во время кризиса или шторма главное — не паниковать. Может быть, мне и неприятны сегодняшние события, но вины своей я не вижу, поэтому особо и не волнуюсь. Прошу меня услышать и не принимать поспешных решений.

Этот текст после задержания Костыгина распространил его адвокат Константин Добрынин

Обложка: TASS / Интерпресс

Обсудить ()
Новости партнеров