Любой зашквар за ваши деньги. Кто и как зарабатывает на треш-стримах

Бизнес, основанный на страданиях
03 ноября в 16:11

Блогер Юрий Хованский (4,3 млн подписчиков на YouTube) объявил войну треш-стримам и заявил, что собирается добиться блокировки такого контента в Рунете. Так он отреагировал на недавний инцидент, когда стример Mellstroy избил девушку в прямом эфире. Трансляции, во время которых всячески унижают и даже «хоронят» людей ради денежных донатов от зрителей, уже стали отдельным жанром, элементы которого вовсю используют даже в поп-культуре. «Секрет фирмы» выяснил, как и сколько зарабатывают блогеры на «зашкварном» контенте и что об этом думают юристы с психологами.

Почему треш-стримам объявили войну

В середине октября блогер Андрей Бурим, известный под ником Mellstroy, во время эфира на своём YouTube-канале избил модель Алёну Ефремову. Девушка пришла к Андрею в качестве гостьи и в какой-то момент предложила Буриму раздеться перед камерой и показать торс. В ответ стример схватил её и ударил головой об стол.

Модель написала заявление в полицию, и на Бурима завели уголовное дело о побоях. Сейчас стример находится под подпиской о невыезде, ему грозит до двух лет лишения свободы. Все его аккаунты заблокировали, лишив Бурима источников дохода.

Блогер Юрий Хованский заметил, что винить в произошедшем «одного только Mellstroy по меньшей мере тупо». По его мнению, «виновата та (ерунда), которую сейчас принято называть "треш-стримами", — она сейчас повсеместно в Рунете», сказал Хованский в видео на своём канале, опубликованном 20 октября.

По его словам, Ефремова, возможно, первая жертва треш-стримов, обвинившая своего угнетателя, а её случай вызвал общественный резонанс, который поможет добиться полного запрета таких стримов на территории России. Хованский попросил Роскомнадзор и полицию обратить внимание на деятельность подобных стримеров.

Как за деньги издеваются над людьми

Одним из самых известных «жертв» российских треш-стримеров стал 32-летний Валентин Ганичев по кличке Депутат. Он — звезда «зашкварного» контента. Во время стримов мужчина ел рыбьи потроха, сосал палец ноги, на него выливали помои — всё за донаты от зрителей. Весной 2020 года Ганичеву провели бутафорские похороны: закопали в земле под музыку. Мужчина плакал и пытался выбраться, но в конце концов позволил себя «похоронить».

Летом 2020 года за Валентина вступились пользователи портала «Двач», о его истории написали многие СМИ, а обсуждение треш-стримеров получило широкий резонанс. Однако мужчина всё равно продолжил участвовать в трансляциях. По информации СМИ, его пытались убедить написать заявление в полицию на своих угнетателей, но Валентин каждый раз отказывался. Он продолжает появляться в стримах и терпеть всё более изощрённые издевательства: в конце октября Валентину выбрили волосы на голове, измазали краской, а затем закидали яйцами в ванной.

Таких, как он, в среде треш-стримов называют «персонажи». Валентин — контентмейкер: гость трансляций, над которым издеваются за донаты. Также в кадре обычно есть ведущий, который обеспечивает выполнение заданий. Это — своеобразная классика жанра: в таком формате существует большинство треш-стримов.

Такой тандем можно было увидеть на канале «Мопс дядя Пёс», который вели двое бывших заключенных Андрей Щадило и Сергей Новик (последний играл роль «персонажа»)

Судя по всему, формат с персонажем и ведущим возник случайно: первое видео в таком стиле было записано в 2013 году, когда Новик и Щадило сидели в тюрьме. Оно называлось «Мопс не гребень». Съёмки проходили прямо в камере. В ролике Новик злится, потому что Щадило намекает на то, что он «опущенный». Видео завирусилось. Став звёздами YouTube, экс-зэки поставили на поток стримы на Twitch, где пользователи платили за издевательства над Новиком.

Дуэт двух заключённых существовал до тех пор, пока Новика не стало: он умер в декабре 2019 года от двусторонней пневмонии. К тому моменту на их с Щадило канал было подписано 460 000 подписчиков, а общее число просмотров перевалило за 95 млн.

Сколько зарабатывают треш-стримеры

Прейскурант во время одного из стримов Щадило и Новака был таким:

  • дать щелбан — 100 рублей;
  • ударить шматком сала — 500 рублей;
  • выписать лося (удар по голове. — Прим. ред.) — 700 рублей;
  • выпить 0,5 литра водки залпом — 50 000 рублей.

Иногда стримерам присылают крупные пожертвования в обмен на по-настоящему «трешовый» контент. Так, блогер Владислав Пекониди по прозвищу Влад Демон получил 20 000 рублей за то, что загадил своими экскрементами квартиру одного из своих бывших «персонажей».

За ту же сумму другой персонаж Гобзавр в прямом эфире минуту крепко и не отрываясь целовал свою мать, а за 10 000 рублей надел на голову её грязные трусы. Также мужчина избивал мать за пожертвования.

Вот сколько за одну трансляцию зарабатывают разные треш-стримеры:

  • Гобзавр и Людмурик (так прозвали его маму) — от 20 000 до 30 000 рублей. Об этом они рассказали YouTube-блогеру Кузьме в документальном фильме «Гобзавр».
  • Сергей Новик (Мопс дядя Пёс) и Андрей Щадило собирали от 50 000 рублей.
  • Иван Филатов по прозвищу Шкилла и его «напарник» Аркадий Столяров (Аркадэ) за одну из последних трансляций с издевательствами над Валентином за семь часов заработали 812 000 рублей.

Почему треш-стримеров сложно привлечь к ответственности

Казалось бы: все издевательства записаны на камеру, неужели ещё никто не попытался привлечь создателей треш-контента к ответственности? С юридической точки зрения это сделать непросто — нужно доказать, что «персонаж» участвовал в проекте не по своей воле.

Саида Абдуллабекова

юрист

Если человек, над которым издеваются, участвует в стриме не добровольно и над ним реально издеваются, то блогеров могут привлечь к ответственности за истязания по статье 117 УК РФ. По ней наказывают ограничением свободы вплоть до трёх лет либо принудительными работами. Если вы увидели подозрительное видео (например, с издевательствами), я бы рекомендовала обратиться в Роскомнадзор. А также в прокуратуру (для проверки наличия состава преступления) и в налоговую инспекцию — для проверки финансовой деятельности.

По мнению Хованского, жертву и мучителя (то есть, контентмейкера и ведущего) связывает денежный вопрос. Система построена на том, что «люди, страдающие в кадре, получают выгоду» — например, часть донатов, а ещё еду и кров. Поэтому треш-стримеры «остаются безнаказанными».

Но далеко не все жертвы насилия в прямом эфире действительно добровольно соглашаются на издевательства. Например, в мае 2020 года украинский блогер Артур Сороченко (работает под ником Квадрат) вместе с сообщниками обманом заманил бездомного в свою квартиру, а потом четыре дня буквально пытал мужчину. И всё это за деньги зрителей. В итоге врачи диагностировали у «гостя» стримера черепно-мозговую травму и сотрясение мозга.

Жертвами Сороченко часто становятся бездомные, алкоголики или наркоманы. Словом, люди, за которых некому заступиться. В одном из эфиров Квадрат до смерти напоил очередного «гостя» боярышником. За смерть в прямом эфире стример получил от зрителей 100 000 рублей. По факту смерти возбудили уголовное дело. В сентябре его задержали.

Почему люди это смотрят и платят

Психолог и основатель компании InMind Анастасия Батхина полагает, что интерес подписчиков к треш-стримам связан с переживанием собственных негативных эмоций — в первую очередь агрессии или обиды на других людей, на мир.

Анастасия Батхина

Психолог, основатель компании InMind

Человек испытывает агрессию, злость, обиду, но при этом понимает, что сам не хочет либо не может пойти и побить того, на кого зол или обижен, либо совершить другое социально неприемлемое действие. Поэтому выбирает вариант смотреть на то, как это делают другие. Кроме того, есть небольшой процент людей, которым такого рода картины действительно доставляют удовольствие: это люди с психопатическими, садистическими тенденциями. Но я думаю, что подавляющее большинство подписчиков просто находят в этом выход для собственной негативной энергии.

С этим согласна психиатр и психотерапевт Ольга Лукина. По её словам, организаторы треш-контентов и сами решают таким образом свои психологические проблемы, но за это их может ждать расплата.

Ольга Лукина

психиатр, психотерапевт

Зарабатывать можно по-разному, но если человек выбрал такой бизнес, то, очевидно, причиной этому детские травмы, идущая из детства невротическая потребность садомазохистского свойства. Организаторы этого бизнеса довольно сильно рискуют — и не только репутационно. Если есть в душе человека какие-то рудименты, связанные с состраданием, с сочувствием, если у него есть остатки совести, грубо говоря, а он добивается денег и власти таким способом, то в конце концов его накроет мощнейшее чувство вины, вплоть до самоненависти и самоотвращения. За то, что он способствует тому, что его клиенты и он сам ещё больше оскотинятся, — он заплатит.

Как треш-стримы повлияли на медиабизнес

Элементы треш-стримов и хоррор-контента давно используют российские продюсеры. Например, их можно было увидеть в телеигре «Форт Боярд», где звёздам приходилось проходить неприятные испытания.

Однако некоторые современные медийные проекты стали более похожи на треш-стримы. Так, основатель самых популярных в России рэп-баттлов Versus Battle Александр Тимарцев, известный под псевдонимом Ресторатор, летом 2020 года запустил реалити-шоу Sosed.tv. Его суть в том, что несколько человек живут в закрытом доме и за деньги от зрителей выполняют их пожелания — ходят голые, занимаются любовью, бьют друг друга и т. д.

В проект Ресторатора инвестировал питерский бизнесмен Глеб Климаков — на запуск шоу он потратил 800 000 рублей. По его словам, полмиллиона вернулись уже спустя неделю после запуска.

В сентябре одна из участниц шоу написала заявление в полицию о том, что её изнасиловали во сне. Подозреваемого задержали. На проекте это не сказалось: в описании на сайте реалити шоу сказано, что участникам «разъяснено», что закон нарушать нельзя, а организаторы не несут ответственности за проступки обитателей дома. При этом в любой момент участник может отказаться от заданий зрителей и добровольно покинуть шоу.

С каждого доната 30% идёт в банк, который в итоге достанется победителю проекта. На конец сентября 2020 года в нём было чуть менее 150 000 рублей. Также создатели проекта отдельно продают по подписке за 169 рублей в месяц доступ к отдельным видеокамерам, в том числе из спальни и бани.

Реалити-шоу вышло нишевым, широкую аудиторию оно не заинтересовало: отцензурированные ролики с «лучшими моментами» собирают на YouTube в среднем по 5000 — 10 000 просмотров.

Рекламодатели не хотят работать с оскорбительным контентом, поэтому иногда треш пытается «гламуризироваться», отмечает основатель агентства Social Stars Максим Петренчук.

В качестве примера он привёл YouTube-канал «Клик клак» — некоторые выпуски были построены вокруг трешовых заданий типа купания в вазелине, бритья сосков, поедания волос с неприличных мест и челленджей в духе «сядь на бутылку». Концепцию прорабатывал в том числе Илья Прусикин, фронтмен музыкальной группы Little Big.

Другой яркий пример — скандальное шоу CommentOut Александра Гудкова и Владимира Маркони, где звезды пишут другим звёздам неприличные комментарии в Instagram или выполняют наказания.

Тему треша эксплуатируют и другие блогеры. Например, Настя Ивлеева в апреле 2020 года провела прямой эфир с Тимати, который посмотрело одновременно больше полумиллиона зрителей. Во время трансляции Ивлеева и Тимати выполняли различные задания: певец проколол в эфире губу и ходил босой по мышеловкам, а Ивлеева легла на доску с гвоздями. Кроме того, участники ели бургеры на скорость. Во время ещё одной трансляции Ивлеева с другим гостем, Егором Кридом, вылили себе на головы смесь из майонеза, шпрот и кишок.

Для звёзд это пока лишь эксперименты с треш-контентом: селебрити не могут позволить себе полностью уйти в «зашквар» — в противном случае начнутся проблемы с рекламодателями и другими проектами.

Маловероятно, что выступление Хованского хоть как-то повлияет на будущее треш-стримов в России: его инициативу публично пока никто не поддержал. Однако юристы и некоторые политики уже сейчас говорят, что работу блогеров давно нужно регламентировать.

Любой новый скандал с треш-стримами способен запустить этот механизм — и это может ударить по всем блогерам, не только специализирующимся на «зашкварах».

Фото: depositphotos.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе