14 апреля в 16:49

Рэп-купец. Какие бизнесы не получаются у Басты

«Стратегии у нас нет никакой»
Василий Вакуленко (Баста) — не только музыкант и лицо многих брендов. Он ещё и предприниматель. Правда, часть его бизнес-проектов уже закрылись, а большинство действующих не приносят прибыли. «Секрет фирмы» разобрался, в какие компании инвестирует Баста и почему они не генерируют столько же денег, как основная работа музыканта.
Рэп-купец. Какие бизнесы не получаются у Басты

Сколько он зарабатывает

Уличная грязь, — мне от неё вовек не отмыться.

Что ж, что было, то было... Хочешь жить — умей крутиться!

(Баста, «Скрипка Страдивари»)

В 2020 году журнал Forbes оценил годовой доход Басты в $6,6 млн. Это позволило ему занять 4-ю строчку в рейтинге самых состоятельных российских звёзд. Сам музыкант эту цифру не подтвердил: в интервью Ксении Собчак он оценил свой годовой доход в $4–4,5 млн (хотя ранее тому же Forbes он говорил, что издание преуменьшает его доходы).

По словам Басты, его основной источник — музыка (концерты, выступление на корпоративах, продажа треков и т. д.). Также артист зарабатывает на рекламе. Например, в 2019 году Баста стал амбассадором банка «Открытие» (контракт заключён на два года и оценивается в $200 000–250 000), лицом бренда шампуня Head&Shoulders и китайского автопроизводителя GAC. Вакуленко утверждает, что «никакого противоречия с личными предпочтениями» при выборе рекламодателя не допускает — тем же Head&Shoulders, по словам музыканта, он моет голову сам. Но с презентации внедорожника GAC GS8 Баста уехал на Mercedes Gelendewagen.

Помимо традиционных способов заработка, у музыканта есть ряд других проектов. На них мы и сосредоточимся. По данным ЕГРЮЛ, рэпер зарегистрировал ИП и числится совладельцем семи коммерческих фирм. В каждой Баста выступает соучредителем.

Финансовые результаты этих организаций, мягко говоря, скромные.

Прибыль компаний с участием Басты

Рэп-купец. Какие бизнесы не получаются у Басты

«Газгольдер» — лейбл без KPI

Мы в собственном ритме,

Мутим то, что помогает жить нам.

(Баста, «Солнца не видно»)

В музыкальную индустрию Баста попал во многом благодаря певцу Богдану Титомиру, который в 2005 году привёз его демозаписи своему продюсеру-инвестору Евгению Антимонию. Тот вложился и в Басту — дал около €300 000. Артист позже вернул эти деньги. После этого они с Антимонием установили партнёрские отношения, и в 2007 году Баста стал совладельцем ночного клуба Евгения «Газгольдер» (расположен в Москве недалеко от Курского вокзала).

Вокруг клуба быстро вырос лейбл и продюсерский центр. С 2011 года «Газгольдер» начал собирать под крыло артистов — к нему присоединились рэпер Смоки Мо, T-Fest, Гуф, певица Тати, рок-группа «Нервы» и другие. Антимоний в первом и пока единственном интервью в 2018 году назвал «Газгольдер» небольшим «уютным домашним» бизнесом, проектом для помощи друзьям — о бизнес-империи, по его словам, речи не идёт.

«Есть два направления развития лейблов на музыкальном рынке: творческая коммуна и бизнес-структура по производству результата, — говорит директор по взаимодействию с креативными индустриями и талантами аудиосервиса СберЗвук Александр Гагиев. — "Газгольдер" не является классическим лейблом, Басте удалось создать легендарное творческое объединение».

С тем, что «Газгольдер» трудно назвать бизнесом, согласен и основатель агентства по продвижению брендов Skillers Self Brand Борис Скобелев. «Лейбл никогда не имел бизнес-структуры с KPI, планами по выручке, захвату рынка и действовал, скорее, интуитивно. Главной идеей было создание тусовки, чтобы совместно решать разные творческие задачи, поддерживать единомышленников и тех деятелей, которые нравятся лично Василию как культурные единицы, — отмечает он. — Этим можно объяснить отсутствие публичных скандалов и уходов артистов с лейбла, лишения имени и выкупами своих контрактов за миллионы, как это случалось в "соседнем" Black Star».

Впрочем, иногда скандалы всё же случались: в 2016 году с лейбла ушла Тати, сообщив, что её аккаунты в социальных сетях взломали «свои же» и она больше не хочет иметь отношения к «Газгольдеру». Баста назвал ситуацию «эмоциональной путаницей». Ещё более громко уходил Гуф — заявив, что лейбл он покидал с «бандитскими разборками».

Были и конфликты среди сооснователей. В 2016 году Денис Крючков и Юрий Булавинов, суммарно владевшие 35% акций «Газгольдер» и «Газгольдер-рекорд», подали на партнёров в суд. Они были против того, что права на несколько товарных знаков («Баста», «Ноггано», Gazgolder и другие) за 70 000 рублей выводятся на другое юрлицо — «Газгольдер-марк» (принадлежит пополам Басте и Антимонию). В итоге суд аннулировал сделки, апелляция и кассация тоже встали на сторону Крючкова и Булавинова.

Оба они остаются совладельцами «Газгольдер-рекорд», а вот «Газгольдер» в 2019 году ликвидировали по инициативе ФНС из-за недостоверных сведений в ЕГРЮЛ. В 2020 году «Газгольдер-Рекорд» начал регистрировать на себя бренды Gazgolder, «Чайный пьяница», «Клубаре» (также были предметом тяжбы), рассказал эксперт в сфере патентных услуг Владимир Ревизонский. «Регистрация указанных брендов говорит о серьёзном отношении в компании к защите прав на эти наименования, и по-всему дальнейшему их перспективному развитию», — отметил он.

И хотя сейчас «Газгольдер» — один из самых популярных музыкальных лейблов, перспективы у него, как и у всех традиционных игроков этого рынка, туманные, считает Борис Скобелев. По его словам, индустрия сильно изменилась. «С приходом стриминговых платформ Spotify, VK Music, Applе Music, "Яндекс.Музыка" появилась возможность легально продавать треки поштучно. Поэтому нужда в классическом музыкальном лейбле отпала», — объясняет он. По словам Бориса, как и все традиционные лейблы, «Газгольдер» переживает стагнацию и теперь ищет новые формы взаимодействия с резидентами и публикой.

Рэп-купец. Какие бизнесы не получаются у Басты

С кино не получилось, осваивают YouTube

Моя жизнь, мама, как чёрно-белое кино.

Все вроде бы неплохо, но всегда есть одно «НО».

(Баста, «Мама»)

Одной из таких форм стал видеопродакшн. Ещё в 2014 году вышел одноименный фильм «Газгольдер» — криминальный триллер с участием звёзд российского хип-хопа — Гуфа, Смоки Мо, Тати, Витю АК и других. Баста сыграл главную роль и был композитором картины. Фильм провалился в прокате (затраты составили $2,8 млн, а сборы в России едва дотянули до $1,78 млн) и получил разгромные рецензии как кинокритиков, так и обычных зрителей. «Это не фильм, а совокупность клипов, просто набор сцен, которые слабо связаны между собой», — резюмировал в обзоре на фильм критик Евгений Баженов (Badcomedian).

Провал «Газгольдера» Василия не остановил: в 2018 году вышел фильм «Клубаре» — теперь уже не криминальный триллер, а комедия. В России фильм собрал скромные $582 000. Затраты на съёмки не раскрываются.

Судья и организатор рэп-баттлов Дмитрий Габонская Гадюка Егоров полагает, что ключевой целью обоих фильмов не был коммерческий успех: «Я думаю, Баста просто хотел сделать фильмы, какие ему всегда хотелось. Не стояла задача много заработать. Хотя, возможно, не хватило опыта, не те люди были. Вообще с кино в России сложно — это дотационный бизнес, не всегда на нём можно заработать (если говорить не об актёрах, а о тех, кто за камерой)».

Теперь «Газгольдер» развивает свой канал на YouTube (по состоянию на начало апреля 2021 года на него подписано более 4 млн человек). Первым большим проектом на этой площадке стало шоу Gazlive, в котором Баста брал интервью у гостей шоу. В 2018 году YouTube заблокировал два выпуска GazLive с рекламой букмекеров (это нарушало правила площадки). Остальные Gazgolder скрыл сам и переехал во «ВКонтакте», однако уже в начале 2019 года новые выпуски перестали появляться и там.

«GazLive закрылся из-за неновизны формата (интервью один на один, клон "вДудя") и ухода основных спонсоров после запрета прямой рекламы букмекерских контор, — полагает Борис Скобелев. — Но это был проект, который показал потенциал производства собственного немузыкального контента».

В 2019 году на YouTube-канале «Газгольдера» появился ещё одно шоу — «Музыкалити», автором и ведущим которого стал Максим Галкин. В течение 45 минут двое приглашёных гостей из старого и молодого поколения шоу-бизнеса разбирают пять музыкальных хитов. Как рассказал Вакуленко в интервью Собчак, когда ему показали идею шоу, он решил, «что это провал». Но в итоге вышло уже пять сезонов, хотя число просмотров постепенно уменьшается. Возможная причина — странный выбор треков: вместо обещанных хитов гости части разбирают малоизвестные песни.

В том же 2019 году появилось шоу «Вопрос ребром», но уже за авторством самого Басты: в чём-то похожее на GazLive, но более простое для самого артиста — вопросы задают подписчики и поклонники. Как и у «Музыкалити», просмотры падают. У другого шоу Басты «Конечно, Вася» (и снова интервью, но в качестве ведущих три женщины) аудитория ещё меньше: выпуски едва набираются 500 000 просмотров и тонут в дизлайках.

«Это была попытка зайти на новую площадку, где Басты ещё было не так много, и попытка неплохая. Для первого опыта результаты достойные, — говорит Егоров. — Да, здесь не было взрывного успеха, но, по меркам YouTube, рейтинги (просмотры) хорошие. На Западе про проекты такого рода говорят, что только на десять неудачных придётся один успешный, но он перекроет все провалы и даст заработать. Возможно, и у Басты так получится».

Рэп-купец. Какие бизнесы не получаются у Басты

Торговля понтами

Немерено богов среди простых пацанов.

(Баста, «Раз и навсегда»)

В 2015 году Василий зарегистрировал фирму «Газголд». Она занимается производством ювелирных украшений. У Василия в «Газголде» 50%, другая половина принадлежит Максиму Иванову, ювелиру бренда. Первая коллекция вышла в 2016 году и получила название God save gansters («Боже, храни гангстеров»). Стилистика сохранилась до сих пор: в «Газголде» можно купить крест «Братский», браслет «Бра за Бро» или кольцо «Мой двор». Всего в ассортименте 18 позиций, цена — от 1000 до 20 000 рублей за изделие.

В 2017 году к этому бизнесу добавилось ювелирное ателье Saint bones. Оно специализируется на выпуске эксклюзивных часов и аксессуаров. Товары здесь заметно дороже: например наручные часы за €4500 или набор для бритья с подставкой за €2200. Ранее в ателье можно было заказать кастомизированный iPhone с индивидуальным дизайном за 300 000 рублей, но сейчас такого предложения на сайте компании уже нет.

«Газголд» — это лишь часть интернет-магазина «Магаз» на сайте «Газгольдера», в котором продаётся мерч, в основном одежда. «В "Магазе" "Газгольдера" хорошо представлена ассортиментная линейка, разбитая по исполнителям, однако принты в целом универсальные, что, возможно, влияет на востребованность, ограничивая её кругом фанатов», — предполагает владелец мерчшопа для брендов и блогеров Merchcomm Антон Верт.

Помимо этого в 2019 году «Газгольдер» в партнёрстве с Inventive Retail Group запустил интернет-магазин Z Project, в котором продаёт технику и рюкзаки под собственным брендом. Товар продвигают через рекламу в «Музыкалити». С момента запуска ассортимент расширился с 6 до 11 позиций, однако почти половины из них нет в наличии. На вопрос, планирует ли он зарабатывать на этом, Баста отвечал так: «Посмотрим. Сейчас бизнес вообще очень долгий. Чтобы получать деньги, нужно либо делать большие рекламные кампании, либо просто ждать».

Перекур окончен, время драться

Жизнь намекала: «Давай, мол, делай больше усилий!»

я так и делал, уповая на высшие силы.

(Баста, «Рэп как шанс»)

В марте 2021 года стало известно, что Вакуленко подал в Роспатент заявку на регистрацию бренда Gaz Fight. Если заявку одобрят, Баста сможет организовывать спортивные состязания (бойцовские — как следует из названия), устраивать шоу-программы, заниматься рекламой и трансляцией видео в интернете. В инстаграме уже появился аккаунт «промоутерской компании Gaz Fight», где анонсируют первый бой.

Это не первый опыт Вакуленко в бойцовском бизнесе: Баста был сооснователем бойцовского клуба RusGym, открытого в 2018 году. Осенью 2020-го он закрылся. Причиной закрытия стала не столько пандемия, сколько бизнес-просчёты: Баста хотел создать ещё и бойцовский лейбл с собственными атлетами и контрактами, но оба направления не принесли успеха. Сейчас компания «Фримен файтерс промоушен», где у Вакуленко была доля в 25%, находится в стадии ликвидации.

Помимо этого, Баста в октябре 2019 года купил футбольный «СКА Ростов-на-Дону» и покрыл его долги. Он вложил 10 млн рублей в развитие клуба, нашёл спонсоров для сезона 2019/2020 — эту роль взяли на себя компания «РТ-Капитал» (дочернее предприятие корпорации «Ростех») и правительство Ростовской области. А в 2020 году Василий предложил коммерческим компаниям инвестировать в регби, сообщив, что армейскому клубу ЦСКА требуется поддержка.

Был у Басты и «антиспортивный бизнес» — вейпшопы «Пар культуры» в Москве, Краснодаре и Владивостоке. Василий инвестировал в этот бизнес 7 млн рублей, прибыль оценивал как «в пределах разумного». «Пар культуры» дымил недолго: по состоянию на 2021 год все три магазина больше не работают.

Рэп-купец. Какие бизнесы не получаются у Басты

Рёберные и прочие проекты

Прости, но нужно расти вслед за ростом цен.

Урвать свою долю, свой кусок, свой процент.

(Баста, Смоки Мо, «Жить достойно»)

В середине 2015 года он стал владельцем клуба Legendos в Вильнюсе. Этот бизнес Баста начал совместно с Натальей Треушниковой, женой его друга Антона Треушникова, который ранее финансово помог «Газгольдеру». Наличие клуба и владение половиной акций местной компании Autoklanas позволили Басте получить вид на жительство в Литве. Правда, довольно быстро его аннулировали, из-за «фиктивной деятельности» Autoklanas и пустующего здания, которое числится компанией.

Вместе с Натальей Треушниковой и кинопродюсером Виталием Буслаевым Баста также владел компанией «Легенда проджект групп», торговавшей музыкальными инструментами, компакт-дисками и другими музтоварами. Помимо этого компания владела другими фирмами — коммуникационным агентством Gagarin Red, студией «Линия кино» режиссёра Сергея Соловьева, издательским домом «Вездец», сетью отелей Veliy Hotels и даже Национальным реестром интеллектуальной собственности (ещё один учредитель реестра — структура режиссёра Никиты Михалкова).

Ещё одна дочка — фирма «Команда» — в декабре 2019 года подала к материнской компании иск на 45 млн рублей по вексельному долгу. Как указано в картотеке арбитражных дел, исковое заявление суд оставил без рассмотрения, поскольку истец не явился на заседание и не стимулировал движение процесса. Подробности неизвестны, но в октябре 2020 году «Легенду проджект групп» ликвидировали, правопреемником стала «Дар Фри» всё того же Буслаева и Артём Тюрина, гендиректора Saint bones. Баста в числе учредителей новой структуры не значится.

Зато среди активов Василия есть ещё суши-бар на Мясницкой «Gorilla by Баста» и сеть рёберных «Frank by Баста» (5 точек в Москве и одна в Ростове-на-Дону). Это детище питерских рестораторов Алексея Родионова-Зражевского и Николая Федорова. Он предложили Басте партнёрство: он получил долю в 15%, рестораторы — громкое имя.

Что Баста говорит о политике, деньгах и бизнесе

Деньги, деньги, деньги — ненужный груз

Деньги, деньги минус — свобода плюс.

(Баста, «Деньги»)

Своё отношение к политике артист старается не выражать: в интервью Forbes он говорит, что для него эта тема закрыта еще с 1996 года, когда музыканты за $120 000 спели на проельциновском концерте «Голосуй или проиграешь». Впрочем, это не мешает Василию периодически высказываться по тем или иным социально-экономическим проблемам. С началом пандемии он неоднократно критиковал власть за недостаточную финансовую поддержку граждан. Например, в интервью Ирине Шихман он сказал, что не понимает, куда идут налоги, почему государство не пытается в тяжёлое время оказать реальную помощь — отменить коммунальные платежи, кредиты и ипотеки, снизить цены на бензин. В конце 2020 года в интервью Ксении Собчак он заявил, что против повышения налогов для богатых, потому что не уверен, что государство эффективно использует эти деньги.

В то же время Василий поддержал повышение пенсионного возраста, назвав меру «необходимой, к сожалению». В аргументах он сослался на то, что через несколько лет на одного работающего будет приходиться 6-7 пенсионеров, которые не работают, и у государства просто не окажется денег на пенсии. Но после критики от Евгения Баженова мнение артист сменил, сообщив, что недостаточно изучил вопрос и ознакомился с недостоверными данными, и признав, что ему не следовало делать подобных заявлений.

Свой подход к бизнес-проектам Баста характеризует так: «Я — рэп-купец. Или даже рэп-казак. Открою секрет: стратегии, сука, у нас нет никакой. У нас — анархия. Приходят люди со своими идеями: давайте откроем то, запустим это. Я на все интересные идеи говорю: давайте».

При этом в детали бизнес-проектов он не вникает, доверяя партнёрам. Баста утверждает, что «никогда не переживал ни за один рубль», но печётся за отношения с людьми. Возможно, этим объясняется финансовая несостоятельность (во всяком случае, по официальным данным) большинства его компаний.

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе