Российский бизнес копит долги. Почему этому не рады те, кто зарабатывает на их возврате

Откровения юриста, который 20 лет делает деньги на долгах компаний
16 июня в 16:14

Из-за коронакризиса тысячи компании накопили значительные долги. Казалось бы, это праздник для тех, кто зарабатывает на взыскании этих денег, но нет. Почему это не так, как вообще делают бизнес на чужих долгах и почему работа по закону вызывает у клиентов скуку и недоверие, «Секрету» рассказала гендиректор компании «Юрколлегия» Елена Герасимова.

О том, легко ли взыскивать долги

— Бизнес по взысканию долгов с юрлиц кажется делом прибыльным и непыльным. Долги есть всегда, и некоторые из них можно взыскать довольно быстро. Это правда. Однако не всё так просто. Взыскать можно не более 5% долгов! Когда клиенты обращаются к нам за помощью, после анализа положения должника мы отказываем в 19 из 20 случаев.

Из тех заявок, что мы берём в работу, взысканием заканчиваются далеко не все, только около 70–75%. Почему не все? Основная трудность — нестабильная финансовая ситуация.

В 2019 году мы столкнулись с тем, что огромное количество компаний в России просто обанкротились (а в 2019 году в арбитражные суды подано 140 140 исков о банкротстве, что на 56,5% больше, чем годом ранее). Причём многие обанкротились неожиданно и стремительно, а долги с банкротных компаний часто просто невозможно взыскать. То есть в прошлом году доля пригодных для взыскания долгов упала ниже 5% и в некоторые месяцы доходила до нуля.

Банкротство должника далеко не всегда «приговор» при возврате долга, в отдельных случаях деньги можно взыскать, но практика показывает: таких случаев меньшинство, и взыскать удаётся, как правило, только часть долга. При этом издержки взыскания в банкротстве увеличиваются кратно. Из-за непредсказуемости многих факторов (должник может потерять важный для него контракт, в компании сменится руководство, против собственника возбудят уголовное дело и т. д.) мы не можем точно рассчитать срок взыскания. Бывает, мы планируем заниматься должником полгода, а он возвращает деньги через две недели. А бывает, что наоборот. Обычно на одно быстро исполненное дело приходится сразу несколько других, которые взыскиваются больше запланированного, иногда больше года.

Взыскание долга — это всегда праздник, а если изначально вероятность взыскания долга оценивалась как невысокая, то настоящая победа!

О заработке

— Комиссия за взыскание может составлять от 3% до 50% от возвращённых средств. В среднем в последние годы она держится на уровне 5-10% по платёжеспособным должникам и от 15% по тем, чьё финансовое состояние вызывает сомнение. Обычно комиссия по одному делу составляет от 100 000 до 200 000 рублей по первым и от 300 000 по вторым.

На величину комиссии влияет период просрочки (чем он длиннее, тем больше комиссия, так как «старые» долги взыскиваются дольше. — Прим. «Секрета»), сумма долга, финансовое положение должника и то, взыскивали ли мы с раньше деньги с этой компании.

(Елена Герасимова не стала раскрывать финансовые показатели компании. По данным «СПАРК-Интерфакса», «Юрколлегия» получает чуть более 4 млн рублей выручки и показывает отрицательную чистую прибыль последние три года. — Прим. «Секрета»).

Об эволюции рынка

— Надо признать, что бизнес стал более цивилизованным. Когда мы начинали в 1999 году, на рынке фактически не было такой услуги. Были адвокаты и юристы, которые представляли интересы клиентов в судах, но большинство из них не занимались взысканием долга после суда.

Потом стали появляться компании, которые тоже занимались взысканием долгов, но делали упор на связях в государственных органах. Возможно, в то время многие вопросы так и решались. При этом, по нашей информации, клиенты таких фирм часто оказывались ни с чем: их просили оплатить аванс за работу, но результата они так и не получали.

Также определённую нишу составляли компании, которые взыскивали долги через запугивание и давление на собственников компаний-должников. Схема была примерно такая же: с клиента получали аванс за работу, но долг в итоге мог быть так и не возвращён.

Фирмы, которые берут деньги вперёд и не выполняют обещанную работу, существуют и сейчас, но их стало существенно меньше.

О взыскании по закону

— В сознании людей, к сожалению, превалирует установка, что долги взыскивают либо силой, либо как–то незаконно. Причём как именно незаконно, многие часто не знают и думают, что мы именно те люди, которые должны знать. Печально, но всё, что связано с законностью, у людей вызывает скуку и недоверие. Людям гораздо проще поверить в то, что мы обязательно должны кого-то знать в суде либо в службе судебных приставов. А если мы никого не знаем и ничего «такого» не делаем, значит, мы ничего и не можем.

Кредиторы иногда рассуждают, что они всё могут сделать сами. Ну что мешает ему самому сходить в суд, а потом отнести лист в банк и получить деньги? Действительно, ничего, если на это есть время и необходимо сэкономить.

Отличие работы профессионалов в том, что для взыскания долга в большинстве случаев используются комбинации действий и некоторые шаги делаются параллельно. Кредиторы же часто идут последовательно и на этом теряют очень много времени.

Ещё одно отличие профессионалов в том, что при столкновении с нестандартной ситуацией они с большей вероятностью способны принять верное решение. Например, может поступить предложение о покупке долга, которое действует три дня (когда должник планирует банкротство через дружественную компанию), и если отказаться, то другого шанса вернуть долг уже не будет.

О последствиях коронакризиса

— Сейчас мы наблюдаем замедление экономики, которое уже привело к банкротствам большого числа компаний. Взыскание долгов и после пандемии останется востребованной услугой, но проблема в том, что почти все эти долги уже будет невозможно взыскать. Ёмкость нашего рынка сократится.

Негативно скажется и мораторий на банкротство компаний. Эта мера представляется справедливой как способ поддержки пострадавших от кризиса отраслей, но введение моратория на банкротство стратегических и системообразующих предприятий вызывает вопросы. Понятно, они в сложившихся обстоятельствах не должны испытывать дополнительное давление. Но, с другой стороны, некоторые стратегические и системообразующие предприятия уже давно стали должниками.

Например, в мораторий попали предприятия группы «Мечел», в частности Челябинский металлургический комбинат, сумма исков к которому за последний год составляет 1,7 млрд рублей. Ещё один пример — это компании Министерства обороны РФ. В отношении «Главного управления обустройства войск» идёт сводное исполнительное производство на 882 млн рублей, сумма поданных исков за последний год составляет 18 млрд рублей. К слову, деньги за выполнение работ по государственным оборонным заказам поступают на специальный банковский счёт, с которого невозможно взыскать средства по исполнительному листу. Попавшие под мораторий компании — а это около 1,3 млн из 7,

6 млн российских фирм и ИП, то есть более 17% от всего количества, — получили отсрочку оплаты долгов как минимум до 6 октября (мораторий могут продлить. — Прим. «Секрета»). Их долги до этого времени невозможно взыскать принудительно.

О субсидиарной ответственности

— Последние годы набирает популярность взыскания долгов через привлечение контролирующих лиц компании-должника к субсидиарной ответственности. Это стало возможным после внесения изменений в закон «О несостоятельности (банкротстве)» в 2017 году. На практике привлечение к субсидиарной ответственности возможно, только если этих людей поймали на злоупотреблениях — например, на выводе активов, присвоении имущества.

Привлечение, скажем, учредителя компании к субсидиарной ответственности совершенно не обязательно приведёт к взысканию долга — у него может не хватить имущества, чтобы рассчитаться со всеми кредиторами. Должники, которые предпочитают не отдавать долги, обычно заранее готовятся к банкротству собственных компаний и «избавляются» от имущества, которое может потенциально оказаться у кредиторов.

О невозможности конкурировать с налоговой

— Ряд изменений законодательства осложнил процедуру взыскания и даже в отдельных случаях сделал её невозможной. Так, Федеральная налоговая служба получила преференции при взыскании долгов по сравнению с другими кредиторами.

Если на расчётном счёте должника недостаточно денег для удовлетворения всех требований, поручения налоговых органов на списание и перечисление задолженности погашаются в третью очередь, а по исполнительным документам, предусматривающим удовлетворение других требований, — только в четвёртую.

Более того, у налоговой есть право блокировать расчётные счета задолжавших им организаций. Это применяется повсеместно, мы в своей работе сталкиваемся с такими блокировками ежедневно. В такой ситуации никакие обязательства перед своими кредиторами должник выполнить не может, графики погашения долгов срываются.

Никто не отменяет обязанности по уплате должником налогов и сборов, но на деле данная мера приводит к нарушению паритета сил при взыскании долга. Для кредиторов это означает, что они могут вернуть свои долги только после того, как должник рассчитается с налоговой.

В условиях финансового кризиса эта проблема стала особенно заметна. Должники, у которых возникли финансовые проблемы, пытались достигнуть соглашения с кредиторами и договаривались об отсрочках, при этом с налоговыми органами они таких соглашений достигнуть не могли. В итоге имеющиеся деньги уходили на налоги, соглашения с кредиторами нарушались и должники в итоге банкротились.

Фото: depositphotos.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе