Сергей Галицкий впервые рассказал о решении покинуть «Магнит» и продать акции

04 апреля в 12:51

Изданию The Bell удалось поговорить с основателем «Магнита» Сергеем Галицким для текста об истории этой сети и сделке с банком ВТБ. С тех пор, как в феврале 2018 года Галицкий объявил о продаже своей доли (29,1%) госбанку, он не давал больших интервью.

Предприниматель рассказал The Bell, что 138 млрд рублей, которые он получил за свои бумаги, собирается тратить в родном городе — Краснодаре. Планов делать ещё один бизнес у него нет: «Если я добился успеха в этом городе и с этими людьми, я сам ответственно должен истратить эти деньги, и для этого тоже требуется немалая часть жизни. Иначе нет никакого смысла в их зарабатывании».

Галицкий рассказал о причинах, по которым продал компанию, созданную им 25 лет назад. Их три: все эти годы он сам занимался оперативным управлением и устал от этого; с возрастом стала снижаться эффективность, эмоциональные нагрузки стало тяжелее выносить; наконец, руководителю большой розничной сети приходилось много общаться с чиновниками и искать компромиссы во взаимодействии с госорганами.

Приводим несколько ярких цитат из материала:

  • Ни разу за 24 года утром в выходные я не завтракал дома. Не знаю, как жена меня терпела: я вставал, уезжал в офис, приезжал поздно вечером. Такая была работа — и это мне очень нравилось.

  • Когда мы стали первыми, я подумал, что я больше могу доверять менеджерам и меньше принимать решения сам, уделять больше внимания футболу.

  • Звать менеджера со стороны в такую предпринимательскую компанию — это, по-моему, было бы как прийти в казино и отдать кому-то свои деньги, чтобы играл на них кто-то другой. У нас была своя субкультура, мы почти не приглашали менеджеров со стороны — это, наверное, было ошибкой. Когда компания дорастает до определённого уровня, управлять огромными объёмами могут только люди, которые к этому предрасположены, и они не всегда из твоей компании.

  • Наверно, есть разные предприниматели — для одних важна прибыль, для других рост. Для меня была важна прибыль, чтобы стабильно планировать будущее.

  • Я привык ситуацию держать под полным контролем. Когда бизнес так сильно персонифицирован, каждое новое открытие магазина, распределительного центра, каждая новая машина уменьшает спокойный сон ещё на одну минуту.

  • Та интенсивность, которая у меня была в компании, для моих лет уже была разрушительной. Бизнес — это игра интеллекта, и ты должен признавать: то, что ты можешь делать в 35–40 лет, ты уже не можешь делать в 50. Это понимание не приходит сразу: ты думаешь, ничего, сейчас отдохнёшь в выходные, на праздники, и всё начнётся заново.

  • Когда ты знаешь себя 35-летнего, ты не можешь смириться с собой 50-летним. В древнем Риме считали, что каждый гладиатор должен своевременно и достойно умереть.

  • Я понимал, что не смогу просто раз в полгода появляться на встречах в совете директоров, с умным лицом рассматривать какие-то бумаги. Потому что я всегда брал ответственность за то, что я делал.

  • Возьмите Facebook — его руководителя вызывают в Конгресс, заставляют там оправдываться, это удел всех больших компаний. Но когда ты ежедневно заточен на поиск оптимальных бизнес-решений, то, что ты всё больше времени должен уделять диалогу с госорганами… Для меня очень сложно как предпринимателю по своей сути, и это не моя сильная сторона.

Текст: Анна Меликян

У «Секрета фирмы» есть канал в «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь!

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе
Ещё по теме