09 августа 2018 года в 18:14

«Рубль вернётся»: финансист Андрей Мовчан — о шансах национальной валюты

Официальный курс доллара на 10 августа вырос на 2,69 рубля, до 66,28 рубля, а евро — на 3 рубля, до 76,83 рубля. Триггером для обвала национальной валюты послужила информация о новых американских санкциях. Но есть мнение, что не меньшее (а то и большее) влияние на рубль сейчас оказывают другие факторы. Об этом в своём фейсбуке пишет финансист Андрей Мовчан. Приводим фрагмент его рассуждений:

«Вряд ли причиной падения рубля стали санкции: это уже не первый их раунд, влияния на ВВП они фактически не оказали и не окажут. Кроме того, существенно более опасный "химический" пакет санкций, предлагаемый сегодня, вкупе с проектом Конгресса о существенном ограничении операций с российским долгом сдвинул рубль только на 4%, то есть внутри обычной ряби волатильности.

Существенно более важными факторами стали внутренняя валютная политика ЦБ и Минфина в сочетании с глобальной макроситуацией. Дело в том, что в 2018 году Минфин и ЦБ существенно увеличили объёмы скупки валюты со свободного рынка — за три первых месяца 2018 года валюты было куплено почти столько же, сколько за весь 2017 год; к началу апреля Минфин анонсировал дальнейшее увеличение объёмов скупки — на 241 млрд рублей в апреле и до 2,8 трлн рублей в течение года. Такой обещанный объём предложения рублей (весь агрегат М2 в России составляет около 42 трлн рублей) просто должен был взорвать рынок, снизив курс рубля.

Но ещё более важный фактор, повлиявший на курс рубля, — это охлаждение глобальных (и даже российских) инвесторов к развивающимся рынкам и рублевым активам в частности. После пика в конце февраля 2018 года долговые рынки развивающихся стран устремились вниз. Аргентинский песо начал падение вскоре после рубля и уже к началу мая потерял 25% стоимости. Китайский юань за апрель упал на 4%, а всего с начала апреля и до сегодняшнего дня снизился на 10%. Индонезийская рупия потеряла 10% с февраля. Турецкая лира потеряла 15% за апрель-май и 25% к началу августа. В падении поучаствовал даже евро — за апрель он потерял 3,5% и продолжил падение, к 1 августа подешевев к доллару на 7%.

Подобные движения валютных рынков носят волнообразный и плохо предсказуемый характер, причём движения разных валют редко скоррелированы: даже сейчас мексиканское песо не изменилось в цене к доллару. Они управляются глобальным сентиментом инвесторов, который формируется по законам поведения толпы, а не в связи с фундаментальными процессами. Судя по всему, рубль — валюта государства со слабой экономикой, волатильная и почти не используемая на международных рынках — просто попал под раздачу, поэтому после резкого движения в начале апреля, спровоцированного ЦБ, он не вернулся к расчётным значениям.

Наиболее актуальным, конечно же, представляется вопрос: «Что же будет дальше?» И, как обычно, разумного ответа на этот вопрос нет. Если мы правы и на рынке не появилось нового фундаментального фактора, то рубль вернётся к своим расчётным значениям — может быть, уже осенью, когда сентимент рынка, скорее всего, изменится и инвесторы, вдохновлённые осторожностью ФРС в подъёме ставок, вернутся на развивающиеся рынки, а может быть, позже: стоит вспомнить, что рубль уже не раз уходил в дрейф на год-полтора, но всегда возвращался».

Читайте также материал «Рубль рухнул, но это только начало. Таких санкций вы ещё не видели».

У «Секрета фирмы» появился канал в «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь!

Обсудить ()