Голод и ОМОН. Жители Кузбасса убедили губернатора не отдавать их землю угольщикам

21 августа в 19:47

Два месяца круглосуточных дежурств, голодовка, столкновения с ОМОНом и ЧОПами — через всё это прошли экоактивисты в Кемеровской области, чтобы не дать местному бизнесу запустить ещё один угольный разрез. 21 августа протестующие одержали первую победу: губернатор региона отменил разрешение на строительство углепогрузки рядом с жилыми домами.

Добывать уголь намерена компания «Разрез Кузнецкий Южный» Тимура Франка, бывшего юриста, которого опальный сибирский миллиардер Александр Щукин обвинил в выводе активов. «Секрет фирмы» собрал главное о конфликте компании с местными жителями.

Что произошло

В 2019 году стало известно, что «Разрез Кузнецкий Южный» планирует построить угольный разрез и погрузочную площадку с железнодорожной веткой до станции Томусинская. Объекты расположатся вплотную к посёлку Черемза (находится между Новокузнецком и Междуреченском). Жители Черемзы (чуть больше 100 человек) и ближайших посёлков сразу выступили против строительства.

Фото: vk.com/cheremza

В мае 2020 года у поселений появилась тяжёлая техника — подрядчики планировали начать строить дорогу к будущему разрезу. 13 июля жители Черемзы перекрыли проезд. После двух дней стычек полиция потребовала от угольщиков отогнать технику.

Протестующие организовали палаточный городок и установили круглосуточное дежурство, чтобы оппоненты не вернулись на это место. На следующий день к активистам приехал глава Новокузнецкого района Кузбасса Андрей Шарнин и, по их словам, пригрозил местным жителям сокращением бюджетной поддержки. Те в ответ записали видеообращение, в котором потребовали отставки чиновника.

Фото: vk.com/cheremza

25 июня протестующие объявили бессрочную голодовку. К 1 июля без еды в лагере сидели шесть человек, одной женщине стало плохо.

«Несколько палаток для проживания, шатёр "Штаб", палатка "Голодовка", вольер с кроликами, который здесь называют контактным зоопарком, кухня, продуктовая палатка-склад, "детские" палатки с игрушками. При этом в лагере чёткая дисциплина: активисты дежурят, в том числе ночью, причём на каждом из двух постов, расстояние между которыми около 6 км», — описывал происходящее в лагере в середине июля корреспондент издания «Континент Сибирь».

По словам главы лагеря Алексея Чиспиякова, активисты постоянно менялись, а люди приезжали «со всей области» и даже из Хакасии.

13 августа лагерь экоактивистов штурмовали несколько десятков человек, приехавших на машинах с надписями «Федерация рукопашного боя» и «Пультовая охрана». Позже на место подъехал ОМОН и разогнал активистов. На месте лагеря возвели забор, однако протестующие на следующий день разбили неподалёку новую базу.

19 августа протестующие записали очередное видеообращение, в котором обвинили руководство разреза в «геноциде», заявив, что предприятие уничтожает природные ресурсы территории. Они посоветовали его управляющему Тимуру Франку «собирать чемоданы», так как он «недостоин даже ходить по этой земле».

Через два дня, 21 августа, губернатор Кемеровской области Сергей Цивилёв заявил, что отменил разрешение на строительство железнодорожных путей. «Правительство Кузбасса не поддерживает проект строительства углепогрузочной станции, так как компания не приложила должных усилий по выстраиванию диалога с населением», — подчеркнул чиновник.

Чем недовольны протестующие

Жители Черемзы и ближайших посёлков беспокоятся, что разрез скажется на экологической обстановке на их территории. Из карьеров будет лететь угольная пыль и доноситься шум работающей техники. Многие говорят, что боятся роста онкологических заболеваний.

Фото: vk.com/cheremza

Все эти аргументы против разработки угольных разрезов традиционны для Кузбасса. Подобные протесты происходят в разных районах региона. Например, в 2019 году экоактивисты громко заявляли о проблемах Киселёвска и даже просили политического убежища у премьер-министра Канады для всех жителей.

Фото: vk.com/cheremza

В случае с Черемзой есть особое обстоятельство. Многие из протестующих — шорцы, представители коренного народа. Они составляют около 4% населения области. Шорцы считают, что разрезы отнимают их земли и загрязняют окружающую среду, заставляя бежать в города и терять привычный уклад жизни — с рыбалкой, охотой и собирательством.

Reload
1 / 2

Фото: vk.com/cheremza

Но в Черемзе не все местные выступают против строительства погрузочной станции и работы разреза. Юрист Юлия Алимова говорит, что экоактивисты не живут в посёлке, а только «ультимативно командуют свои условия» жителям. Между тем добыча угля может открыть перспективы. В качестве примера Алимова привела посёлок Елань, где тоже есть разрез, но компания-владелец обслуживает населённый пункт, соблюдает санитарные нормы и организовывает пылеподавление на объекте.

Что говорят угольщики

Разработка разреза не навредит жителям Черемзы и соседних населённых пунктов, заявил в интервью Lenta.ru управляющий «Разрезом Кузнецкий Южный» Тимур Франк. По его словам, согласно санитарным зонам, от углепогрузки до ближайшего населённого пункта должно быть не менее 500 м, а в проекте в несколько раз больше — 2,4 км. Франк утверждает, что проектировщики учли розы ветров и договорились о поставке специальной системы пылеподавления.

Тимур Франк

управляющий «Разрезом Кузнецкий Южный»

Наши проектировщики придумали уникальную технологию. От железнодорожных путей ближайшие населённые пункты они защитили земляным валом высотой 4,5–5 м, который будет идти вдоль всего железнодорожного пути. Это и шумозащита, и пылезащита. Визуально железнодорожный путь и идущий по нему состав видно не будет. Для строительства используется естественный материал: земля, грунт.

Франк рассказал, что его фирма собирается добывать уголь премиальной марки «Т» — с высокой калорийностью и малым количеством золы. Такой уголь используется в металлургии, энергетике, производстве цемента, а также в углехимии и очень востребован в Европе, Турции, Восточной Азии.

По заверениям компании, разрез даст 1800 рабочих мест и за три года принесёт в бюджеты всех уровней 6 млрд рублей.

Что известно о компании и Тимуре Франке

Компания «Разрез Кузнецкий Южный» зарегистрирована в ноябре 2018 года. Уставный капитал — 1,4 млрд рублей. Согласно сервису Seldon, у компании пять собственников. Один из них с долей 11,49% — Дмитрий Чиракадзе, полный тёзка бывшего вице-губернатора Кузбасса. Самому Франку через фирму «Альфа» принадлежит как минимум 16,89% компании.

Фото: vk.com/cheremza

Ранее Тимур Франк работал юристом у угольного миллиардера Кузбасса Александра Щукина. В ноябре 2016 года Щукин, двое вице-губернаторов с другими чиновниками и главой регуправления Следственного комитета Сергеем Калинкиным стали фигурантами уголовного дела о вымогательстве пакета акций «Инского».

Чтобы не потерять активы (около 4–5 млрд рублей), Щукин номинально передал управляющую ими компанию Франку, а позже обвинил его в выводе этих активов. По словам представителя Александра Щукина, миллиардер «нежно любил» Франка как своего сына и «не верит, что тот сделал то, что сделал».

Фото: vk.com/cheremza

Протесты экоактивистов в Кемеровской области развиваются по тому же сценарию, что и в Башкирии, где люди выступают против уничтожения шихана Куштау. Там тоже есть национальный подтекст, протестующим также пришлось выдержать несколько стычек с силовиками, а противостояние накалилось настолько, что губернатор был вынужден менять собственное же решение

Коллаж: «Секрет Фирмы», Depositphotos.com/blinow61

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе