05 января 2018 года в 11:22

Лучшие лонгриды «Секрета фирмы» в 2017 году

Время чтения — от 15 минут

Лучшие лонгриды «Секрета фирмы» в 2017 году

Бизнес на исторической памяти; история рэпа в России от Влада Валова до Фейса; исследование экономики ФСИН; жизнь города в Ивановской области, в котором власть захватили женщины; хроники смерти русской деревни. И другие истории. Представляем вашему вниманию лучшие очерки авторов «Секрета» за 2017 год.

Враговы, 1917-2017: Смерть русской деревни в истории одной семьи

© Евгения Соболева / «Секрет фирмы»

Валентина стоит на берегу Кенозера и смотрит, как светлые полоски воды становятся шире. «Может, кинуть курму возле куста? — спрашивает она. — Глядишь, окунь попадётся». Ответить некому: кто умер, кто уехал, а её род — Враговы — здесь больше не живёт. Валентина идёт домой: «Будет день, будет и смысл». Уехали не только Враговы, а вообще все, да и сама Валентина зимует в соседнем посёлке, возвращаясь ближе к весне. Скоро приплывут туристы и остановятся на чай или даже на ночлег. Два года назад Валентина написала в проект «Искры надежды для российских деревень» и выиграла грант Евросоюза на устройство гостевого дома. На 1500 евро иностранный агент Беляева (фамилия Валентины по мужу) привела в порядок избу 1903 года постройки и назвала её «Туристический приют "Робинзоны"».

Автор — Юлия Дудкина.

Встань и ищи: Как Россия переживает бум генеалогии и возвращает семейную память

© Алёна Лозовская / «Секрет фирмы»

Под влиянием томича Дениса Карагодина многие в России решили найти своих предков и начали задавать старшим родственникам вопросы, не всегда приятные. Генеалог Дмитрий Панов сравнивает очереди в архивы за документами с советскими очередями за колбасой. Владелец Международного генеалогического центра Артём Маратканов подсчитал: в 2010 году к нему поступало в среднем по полтора запроса в день, в 2014-м — пять, сейчас — больше десяти. «Секрет» исследовал, как страна, пережившая террор, «молчание отцов» и страх сболтнуть лишнее, возвращает себе знание о судьбах родных.

Автор — Виктор Фещенко.

Южа: Как живёт город, власть в котором захватили женщины

© Евгения Соболева / «Секрет фирмы»

Южа — один из самых бедных городов одной из самых бедных российских областей, Ивановской. Южа — это песок вместо асфальта, болота вместо речек, буйство «кирпичного стиля» в старом центре, резные деревянные наличники на окраине, заросли клюквы в лесу и тучи комаров повсюду. Редкий город, где главное здание — это не администрация, а дореволюционная ткацкая фабрика. В советские времена она была одной из крупнейших, а в 90-е угодила в руки к столичным бизнесменам и стала умирать. Зато расцвело предпринимательство, и вырастили его женщины. «Секрет» приехал в Южу, чтобы узнать, как живёт город победившего феминизма.

Автор — Ксения Леонова.

За этот материал Ксения получила премию «Редколлегия» и премию «Профессия— журналист».

«Снимите с головы влагалище». Как русский рэп 30 лет выходил из подполья (и кто его оттуда вытаскивал)

© Instagram

У баттла Versus больше миллиона подписчиков «ВКонтакте», у Versus Fresh Blood — 169 000. Это социальный лифт, дорога к большой рэп-сцене, которая когда-нибудь позволит ему больше не подрабатывать репетитором и сисадмином. Рэп, который 20 лет назад был в глубоком подполье, теперь слушают все — артисты собирают стадионы, клипы Oxxxymiron набирают миллионы просмотров. Некоторые даже считают, что это рэп выводит подростков на уличные протесты. «Секрет» рассказывает, как за 27 лет русский рэп поднялся с кортов и заставил говорить и писать о себе.

Автор — Юлия Дудкина.

Архипелаг ФСИН: Как устроена экономика тюремной системы России

© Владимир Шопотов / «Секрет фирмы»

Правопреемница ГУЛАГа Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) — закрытая от посторонних глаз страна, засекретившая почти все данные о своей экономике. В неё входят 323 тюрьмы и 874 колонии разных режимов и условий содержания. Большую часть информации о жизни за решёткой общество получает от правозащитников, которые работают в основном на европейской части России. Тем не менее «Секрет» проанализировал доклады и другие исследования тюремной экономики, а также гостендеры ФСИН и понял, как работает эта система.

Автор — Ксения Леонова. При участии Николая Кононова и Владимира Шопотова.

Работа получила премию «Редколлегия».

Верхом на хайпе: Что под капотом у медиамашины Алексея Навального

© Наталья Осипова / «Секрет фирмы»

Фильм Алексея Навального «Он вам не Димон» набрал 24 млн просмотров, на сайт navalny.com, согласно Similarweb, совершают 12 млн заходов в месяц, ролики на YouTube стабильно получают больше миллиона просмотров, а канал прямых трансляций «Навальный Live» ежедневно смотрят около 100 000 человек. Это едва ли не единственный и уж точно самый громкий кейс российского политика, который раскрутился в соцмедиа без федеральных телеканалов и покорил избирателей будущего — школьников. Версии, на кого он работает, Навальный изложил в том самом разговоре с Forbes в 2009-м, и новых не появилось. За годы скандальный миноритарий вырос в федерального политика, получившего в числе прочего 27% голосов на выборах мэра Москвы.

Автор — Виктор Фещенко.

«Палачи и жертвы в одной семье: Кругловы, Конрадовы и советский террор»

© Memorial

В этом году 100 лет Октябрьской революции и 80 лет с начала Большого террора. В октябре международное общество «Мемориал» провело медиахакатон, участники которого попытались осмыслить прошлое и рассказать о нём аудитории разных изданий. Команда «Секрета фирмы» подготовила материал о людях, предками которых были и жертвы советских репрессий, и их исполнители или соучастники. Это истории Натальи Конрадовой, которая уже взрослой узнала, что её прадед был начальником отдела в ГУЛАГе, и Татьяны Кругловой, один дед которой подписал смертный приговор другому деду.

Авторы — Виктор Фещенко и Виктория Чарочкина.

Работа номинирована на премию «Редколлегия».

Обсудить ()