04:00, 01 февраля 2022
10 мин.

«Порно — это мегаскучно». Российские порноактрисы откровенно рассказали о своей нелёгкой работе

Строго 18+

Русскоязычные порноактрисы составляют в среднем не более 10% от общего числа девушек в этой отрасли. Но меньше не значит хуже. Русскоязычные уже несколько лет подряд побеждают в разных номинациях ежегодной мировой порнопремии. Так, уроженка Омска Ева Эльфи 2022 году получила «Порно-Оскар» как «Лучшая звезда независимых видео». «Секрет фирмы» спросил российских актрис о сложностях их работы, доходах, отношениях с родственниками и планах на будущее.

«Порно — это мегаскучно». Российские порноактрисы откровенно рассказали о своей нелёгкой работе

Этот текст — продолжение цикла монологов сотрудников сферы 18+.

Важная информация о порно, которую нужно знать

В России запрещены распространение, изготовление, публичная демонстрация или реклама любых порнографических материалов или предметов. Об этом говорит ст. 242 УК РФ.


Отдельной статьёй наказывается детская порнография (ст. 242.1 УК РФ), а также есть закон, запрещающий распространение порнографических материалов среди детей (ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»).

Помимо того, существует закон (ФЗ «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации»), который обязывает органы власти защищать детей от пропаганды порнографии.

От редакции. Ещё один нормативный акт относится к СМИ. Поэтому в статье мы попытались рассказать о жизни порноактёров в рамках закона. Из-за этого многие места недосказаны и скрыты цензурой. Надеемся на ваши понимание и фантазию.

Ally Breelsen

Бросила МГИМО из-за порно

«Порно — это мегаскучно». Российские порноактрисы откровенно рассказали о своей нелёгкой работе

Про начало карьеры и МГИМО

Мне был 21 год, и я училась на втором курсе МГИМО. Там мне не особо нравилось. С детства я хотела заниматься чем-то творческим — ходила в художку, театральное и посещала другие кружки в Смоленске.

Учёба давалась мне легко, и я часто выигрывала олимпиады по правоведению и обществознанию. Одна из таких олимпиад и позволила мне поступить в МГИМО без экзаменов.

С порно всё началось случайно. Я общалась с актёром роликов для взрослых, и он пригласил меня сняться с ним в сцене. Сначала звал в Питер, но я отказывалась. Потом предложил полететь на Кипр — здесь я уже согласилась.

Это была классная поездка. Мы жили на вилле и снимались каждый день. Самая первая моя сцена была в кабриолете. Помню, что тогда случился мой первый сквирт. Съёмка прошла быстро и без напрягов.

И после этого меня засосало в порно. Через неделю на Кипре я поехала в Будапешт сниматься у Вудмана (речь о Пьере Вудмане — одном из самых известных порнорежиссёров. — Прим. «Секрета»).


Когда в группе МГИМО выложили мем с кадром из моих съёмок, я поняла — все знают всё (найти пост мы не смогли. — Прим. «Секрета»). На картинке было моё лицо с кастинга в порнофильм и подпись «когда не сдал английский на МП» — МП расшифровывается как «международное право».


О лучших моментах и партнёрах

Одним из самых интересных моих фильмов был вестерн. Мы снимали его в Испании, и это была пародия на фильмы Дикого Запада. Перестрелка, пустынное поле и ослик. По сюжету я должна была доставить убитого преступника в полицейский участок. Привезла «труп» на ослике к шерифу, он оценил мою смелость, и мы переспали. В фильме было много декораций, диалогов и интересный сюжет.

В остальном порно — это мегаскучно. Одно и то же каждый день.

Обычно работа актрис начинается около 7 часов утра. Нас отвозят на студию, мы снимаемся 3–4 часа, фотографируемся — и после обеда можем быть свободны.

За одну сцену с самоублажением девочкам обычно платят $300. За съёмки с парнем — $400–500. За анальный и хард (предельно откровенные сцены. — Прим. «Секрета») платят больше — добавляют около $100–200.

Для меня сьёмка в харде — самая простая. Здесь вообще не надо напрягаться, а я ленивая. Однажды я снималась с пятью парнями. Эта сцена далась мне намного легче, чем эстетичный ролик.

Красивые и нежные видео обычно снимаются дольше. Здесь нужно много работать — и всё затягивается на несколько часов. Хочется есть, а прерваться нельзя. Короче, не нравится мне такое.

О планах

Пять лет назад я перестала сниматься в студиях, потому что стало скучно. Я решила попробовать себя в стендапе и начала сниматься в сериалах. С деньгами проблем не было — тогда я купила себе квартиру и машину.

Сейчас зарабатываю на площадке, где продаю свой контент по подписке и участвую в различных съёмках. Если позовут работать обратно в студии — я соглашусь. Но всё-таки сейчас планирую развивать домашнее видео.

В этой сфере главное — много работать. Есть очень красивые модели, которые снялись несколько раз и не стали популярными. И есть девушки с обычной внешностью, которые вкладываются в контент и постоянно снимаются, — вот они и становятся популярными.

Julia Deeply

Пукала подмышкой на эротической трансляции

«Порно — это мегаскучно». Российские порноактрисы откровенно рассказали о своей нелёгкой работе

Про тиндер и женщин за тридцать

О работе в вебкаме (онлайн-трансляция эротического характера для зрителей за финансовое вознаграждение. — Прим. «Секрета») я узнала от подруги. Однажды мы встретились в кафе, она рассказала о своём заработке — это был вебкам. Я порадовалась за неё, но сама не задумывалась о смене деятельности. Тогда я работала тату-мастером.

Потом мне пришла стандартная рассылка в WhatsAрр — искали моделей на трансляции. Я решила попробовать и пошла на собеседование. Помимо мессенджеров, новых девочек также ищут на HH и в Tinder. Деятельность подобных студий запрещена, и такие вакансии скрываются под словами «модель прямых эфиров» или «трансляций».

Самый большой спрос на девушек 18–20 лет. Их любят зрители, а особенно тех, кто с беби-фейсом (внешность с детскими чертами: пухлые щечки, большие глаза, вздёрнутый маленький нос. — Прим. «Секрета»). Женщины около 30 тоже могут хорошо зарабатывать, но на них спрос меньше. Мне 21 год, и я попадаю в самый популярный возраст.

По указанному в рассылке адресу была какая-то гостиница. Меня встретила приятная девушка-менеджер и пригласила пройти в студию. Она быстро рассказала суть работы и старалась не спугнуть. Для них важно, чтобы девочка вернулась.

Было ясно, что без практики о вебкаме никак не узнать. И я решила прийти на первый рабочий день.

Про разбитые мечты и страх

Мечты любой девочки разбиваются, когда она попадает сюда. С непривычки ты обращаешь внимание на извращенцев и их количество. Многие из зрителей говорят тебе грязные вещи. Но со временем привыкаешь — моя адаптация заняла где-то две недели.

На смене можно работать одной или в паре. В первый день я знакомилась с сайтом для трансляций и была одна. Помню, что очень испугалась. Переживала из-за того, что всё это незаконно. Плюс ещё в конце дня почти ничего не заработала — всего лишь 750 рублей.

На второй день вышло уже больше. После «стажировки» я встала в пару с девочкой и проработала в дуэте полгода. Мне нравилось работать с партнёршей — конкуренция среди пар ниже. Но одновременно это довольно тяжело.

При работе в паре от личных взаимоотношений многое зависит. За полгода я сменила пять напарниц. В основном по одной причине: сначала у вас всё круто, а потом резко падает интерес друг к другу — и вы ничего не зарабатываете.

Про извращенцев

В вебкаме очень важно иметь постоянных клиентов. Я заметила, что зимой зрители тратят меньше денег в трансляциях, а постоянники поддерживают приглянувшихся моделей всегда.

Несколько моих знакомых обзавелись контактами и больше не работают (на широкую публику). Их просто обеспечивают те самые постоянные зрители.

Моя аудитория — люди со всего мира. Есть один приятель из Японии. Мы познакомились на одном из стримов и общаемся до сих пор. Ему 50 лет, и он живёт с мамой. Работает переводчиком на соревнованиях по лёгкой атлетике. Мне интересно с ним общаться.

Да, есть зрители, которые хотят со мной просто пообщаться. Но достаточно и извращенцев, которые за деньги просят делать странные вещи. Например, одному из мужчин доставлял удовольствие звук «пукающей подмышки». Мне приходилось исполнять это.

Также один из постоянников любил фистинг. Когда я работала в паре, он часто просил сделать это. Ещё хотели, чтобы меня вырвало на камеру. Были и те, кому нравилась финансовая дискриминация. Но последнее я не понимаю и не практикую.

Про деньги и родителей

Модели получают деньги за трансляции и различные действия в них. Есть определённый список или меню, из которого зрители могут что-то заказать. Например, воздушный поцелуй стоит 15 токенов (токены — внутренняя монета сайта, обычно 1 токен = $0,05. — Прим. «Секрета фирмы»). Свой прайс девушка формирует сама.

Студия забирает себе очень большой процент — на руки модель получает всего 15% от общей суммы. Думаю, что студия около половины заработка платит в правоохранительные органы. Плюс аренда квартиры, зарплата сотрудникам и привлечение новых моделей.

На одной трансляции можно получить $200. Сейчас я работаю на себя из дома, поэтому не плачу процент студии. Заработок делим на двоих с оператором. В месяц мне выходит до 200 000 рублей.

В последние месяцы я решила больше вкладываться в себя. Сейчас планирую снять профессиональные ролики для одного из порносайтов. Также думаю о работе на студии. Если меня позовут в американскую порностудию, то соглашусь. Питерские даже не рассматриваю. В нашей стране порноактрисам платят мало, да и зрители из России скупые.


Около полугода назад кто-то скинул моей маме видео со мной. Но я сказала, что либо ей придётся принять это, либо она потеряет дочь. Сейчас вроде бы приняла мою работу. Но папа не знает до сих пор. Обычно я делюсь с ним своими достижениями — вот если будет что-то стоящее, то расскажу.


Luxury Girl

Любит рыбачить

«Порно — это мегаскучно». Российские порноактрисы откровенно рассказали о своей нелёгкой работе

О забаве и нехватке денег

В 2018 году мы с моим молодым человеком остались без денег. Вариантов заработка было несколько, но мы остановились на съёмке роликов для взрослых. Взяли клишированный сюжет с секретаршей — я надела короткую юбку и рубашку, и мы сняли видео на iPhone.

Загрузили его на популярный сайт — и через неделю попали в топы. Про нас неожиданно узнали все — друзья и знакомые скидывали наше видео. Обратного пути не было, и нас забавляла мысль о том, что снимаемся в роликах 18+.

Потом мы начали пробовать разные жанры и подсматривать у других. Нашли его случайно — через запись индивидуального контента для одного из подписчиков. Он попросил записать ролик в образе преподавателя английского языка. И этот ролик выстрелил.

О развлечениях и бизнесе

Сейчас я не только актриса, но ещё режиссёр и продюсер. Вместе с партнёром по съёмкам (моим парнем) мы основали агентство в Эстонии. Законодательство этой страны позволяет снимать порнографию и туда удобно ездить из России.

Бизнес состоит в том, что мы находим для иностранных компаний русскоязычных моделей. Также мы снимаем ролики и продаём.

В команде я отвечаю за сценарии и режиссуру. Обычно на один сценарий уходит несколько часов. При его написании важно соблюдать определённые правила (принятые у порнокомпаний и сайтов). Например, нельзя, чтобы у модели были связаны руки. Важно, чтобы девушка была согласна на все действия и это было видно.

Также запрещён секс в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Из необычных правил — запрещён секс с гуманоидами в кадре. Об этом правиле я ничего не знаю, но оно существует.

Помимо ограничений, важно ориентироваться и на тренды при написании сценария. Например, все любят сюжет с соседкой по комнате или когда девушка просит у парня помощи.

Важно, для какой страны ты пишешь сценарий — в США любят девушек с пышными формами, в Европе предпочитают худых, а в России — молодых студенток.

О долларах и работе

В среднем за каждый миллион просмотров на популярном порносайте можно заработать $750. Но зависит и от страны, в топе которой держится твоё видео. Например, в России платят меньше, чем в США. Потому что здесь реклама дешевле.

Помимо монетизации просмотров, раньше можно было зарабатывать на «чаевых» от поклонников. Я могла получить от $100 до $50 000 в месяц. Но сейчас конкуренция растёт — и нужно всё усерднее работать.

Каждая наша съёмка — это тяжёлый труд. Мы выставляем свет, ищем ракурсы, подсвечиваем детали интерьера. Кстати, оборудование также довольно дорогое — только одна камера стоит больше 700 000 рублей.


Особенно тяжело снимать в жарких странах. Пока подготовишь всё пространство к съёмке — с тебя сойдёт семь потов.


Мы с моим парнем научились разграничивать секс на работе и личный секс. Бывает, что на камеру не всегда получается закончить начатое. Бывают тяжёлые позы, которые мы не используем в «быту». В обычной жизни я получаю совершенно другие эмоции от занятий любовью. Здесь позы ближе, контакт теснее. Такое нельзя снять на камеру.

О поклонниках и обиженных мужчинах

Самый большой заработок сейчас приносит одна из площадок, где я продаю свой контент по подписке. Подарки и переводы от поклонников я не принимаю. Если кто-то хочет перечислить мне деньги, то я предлагаю отправить не меньше $100 000 000. Пока ни один не решился.

Я достаточно зарабатываю и не хочу брать деньги таким способом. Были случаи, когда знакомые актрисы принимали такие «подарки», а потом мужчины требовали всё вернуть через суд.

Кстати, часто получаю самые негативные комментарии именно от русских. Выкладываю фото с новой машиной — «насосала». Делаю фото с сумкой — «насосала». И вообще они думают, что кроме секса, мы ничего не умеем.

В свободное от работы время я увлекаюсь рыбалкой, и когда мужчины узнают это — сильно удивляются. Говорят «о, тебя ещё и слушать интересно, а я думал, ты только одно умеешь».

Коллаж: «Секрет фирмы», depositphotos.com

Новости партнеров