14:28, 11 мая 2023
16 мин.

Огромные штрафы и лицензия для разведенцев. В России предлагают жёстко контролировать обращение с животными: почему это не спасёт

В мае в Госдуму представили поправки в закон об ответственном содержании животных, предполагающий штрафы для владельцев за самовыгул и требование лицензии у заводчиков. Предложение не встретило понимания среди законодателей, но всколыхнуло дискуссию вокруг острого и уже перезревшего вопроса: как упорядочить сферу разведения и решить проблему безнадзорных животных, тысячи которых выживают на улицах российских городов, деревень и СНТ? «Секрет» вместе с зоозащитниками и владельцами животных разобрался, что не так с такими инициативами и насколько на самом деле опасен самовыгул и бесконтрольное размножение собак и кошек.

Закон «Об ответственном обращении с животными в России» — как мёд у Винни-Пуха, довольно странный предмет. Вот вроде он есть, а на практике часто получается, что есть он как-то очень рамочно, правоприменение и наказания для нарушителей вызывают много вопросов и отличаются от региона к региону, а прописанные нормы и штрафы почти не работают. Но попытки улучшать законодательство точечно предпринимаются регулярно.

Очередные поправки в этот закон представил Госдуме 10 мая 2023 года депутат от «Единой России» Александр Спиридонов. Согласно его законопроекту, за самовыгул животных их хозяевам будут выписывать штраф в размере МРОТ.

Инициатива появилась на фоне новостей о трагедии в Оренбурге — там мальчика насмерть загрызла стая собак, правда, не самовыгульных, а бродячих.

Для того чтобы отличать животных на самовыгуле от бродячих, ещё одним предложением депутата стало обязательное чипирование домашних питомцев — и собак, и кошек.

Кроме того, депутат поднял большую и больную тему питомников и «разведенцев» — людей, которые зарабатывают на разведении и продаже породистых животных. В законопроекте предлагается обязать всех заводчиков получать специальную лицензию на работу и платить налоги.

Контроль над этой сферой, по мнению Спиридонова, позволит сократить количество брошенных животных, которые непрерывно пополняют приюты и стаи на улицах.

Однако в Госдуме этот законопроект встретили без воодушевления. Во-первых, потому что, по мнению депутатов, он дублирует уже существующие нормы в законодательстве — регионы и так вправе вводить штрафы за самовыгул и как-то следить за исполнением этого запрета.

Во-вторых, подчеркнул первый зампред Комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Владимир Бурматов, устанавливать единую систему штрафов для всей страны будет неправильно, ведь МРОТ, на который предлагал опираться автор законопроекта, в каждом регионе свой. А вот тезис об обязательной регистрации животных Бурматов поддержал.

Вопрос, что делать с безнадзорными животными, законодателей между тем по-прежнему волнует. Предложения звучат разные, в частности, депутат Госдумы Султан Хамзаев считает, что следует ввести систему трекеров для бродячих собак, чтобы скопления таких собак было видно. Но решать проблему голодных животных, «способных загрызть человека», надо не за счёт увеличения бюджета, уверен парламентарий.

Почему закон действительно нужно доработать?

Опасности самовыгула

Несмотря на то что законопроект выглядит недоработанным, здравое зерно в нём всё-таки есть. Проблема самовыгула животных в России есть — и довольно распространённая, а последствия выпускания кошек и собак на улицу их владельцы в массе своей осознают плохо.

Многие россияне до сих пор пребывают в заблуждении, что их кошки и собаки живут и существуют как бы сами по себе. Некоторым нравится думать о них как о части «дикой природы», которая мудрая и сама разберётся, отрегулирует всё как надо. Другие просто не могут постоянно контролировать питомцев и заботиться о них. В итоге кошек и собак просто «отпускают погулять» без хозяев, которым некогда их выгуливать и нет желания развлекать животное дома.

Однако звери, предоставленные сами себе, никак не защищены от ужасов улицы, даже если у них есть дом, куда они могут прийти ночевать. Они рискуют подхватить опасную инфекцию (не от всех есть прививки), травмироваться, а в случае, если животное не стерилизовано, наплодить новых никому не нужных котят или щенят.

У зоозащитников и волонтёров сформировалась негласная установка: самовыгульная = ничья. И часто этот тезис себя оправдывает.

владелица животных (Москва)

Наша скончавшаяся в декабре кошка Крокодила Себековна была забрана с улицы в сентябре 2016 года с отитом, стоматитом и циститом. Пасть была в таком состоянии, что есть твёрдый корм она не могла. Плюс ещё выбитые зубы (вероятно, её кто-то пнул ногой) и проблемы с позвоночником. У неё была условная хозяйка, которая сказала, что «кошки сами себя лечат», а я «лезу не в своё дело». Надо сказать, что после изъятия с улицы Крокодилу никто обратно не востребовал.


владелица животных (Москва)

Я против самовыгула в любом проявлении. В 90-е годы наши соседи по даче в Подмосковье отпускали на самовыгул свою кавказскую овчарку. Моя бабушка, идя домой с электрички, была этой собакой порвана так, что пришлось зашивать и месяц лежать в больнице. Как сказала владелица собаки: «Ой, он, видимо, перепутал: было темно, вот и бросился, думая, что это опасный незнакомый человек». После этого моя мама отходила пса лопатой со словами, что это, видимо, случайные незнакомцы — попутали, темно было. Больше собаку с самовыгула не спускали.


Особенно остро и вместе с тем неоднозначно проблема стоит в деревнях и СНТ, где считается абсолютно нормальным выпускать животных погулять на природе. Кошки избавляют участки от грызунов и считаются столь же полезной в хозяйстве скотиной, как псы-охранники.

владелица животных (Москва)

Можете кидать в меня камни, но я вот не представляю, как кошка в деревне может жить не на самовыгуле. Я про наших дачных котов, например. Коты привиты, стерилизованы, не чипированы, но при необходимости чипируем. Ходят по участкам, ходят в лес. Ловят грызунов и птиц. Приходят к нам столоваться, зимой живут в доме, но весной уходят на вольные хлеба. Если вдруг видим, что кто-то себя плохо чувствует, ловим и тащим в ветеринарку. Потом держим в закрытой комнате и лечим. Волнуемся за них. Но удержать их дома — практически невозможно. И да, я понимаю, что не все такие ответственные и (что уж там) не все такие обеспеченные, чтобы ловить и лечить полудиких котов. Но мне кажется, что наш вариант оптимален и для котов, и для нас. И ещё я понимаю, что для собак такой вариант не подойдёт.


Если деревенские псы за периметр забора выбегают редко, то кошки ходят сами по себе — и рискуют быть разорванными теми же псами, утащенными лисой, укушенными ядовитой змеёй или попросту попасть под машину.

Но с учётом того, что на природе они часто ходят нестерилизованными, недостатка в новых крысоловах деревенские не испытывают. А с излишками некоторые до сих пор поступают по старинке — в мешок и в воду.

Зоозащитники признают, что регулирование вопроса обращения с животными для города и деревни должно быть разным, иначе есть риск перегнуть палку. Странно говорить о штрафах за самовыгул животных, если речь идёт о глухой деревне с десятком стариков с мизерной пенсией, где до ближайшей ветеринарной клиники ехать километров сто. Однако представления о том, что деревенские кошки и собаки в уходе и надзоре не нуждаются, всё же надо искоренять.

владелица животных (Москва)

Самовыгульная деревенская кошка или собака должна быть чипирована и с опознавательными знаками, то есть в ошейнике. Заводишь животное для хозяйственных нужд — неси за него ответственность. Чини, если ломается. Корми и ухаживай. Это как с трактором, который тебе землю пашет и тебя кормит. Ты ж его моешь, проверяешь, возишь на ТО, «кормишь» бензином, ставишь в стойло гараж. На тракторе номерные знаки, есть техпаспорт. С кошкой то же самое: ветпаспорт, уход, содержание в надлежащем виде, ремонт. Примитивно, да, но суть, я надеюсь, передала. Ведь сельчане часто называют кошку рабочим инструментом. Так почему об одних инструментах — трактора, сеялки, комбайны — вы заботитесь, а о кошке, которая лучший инструмент против мышей, нет?


Правда, в этом случае, как и всегда, все наилучшие предложения и инициативы упираются в два вопроса: информирование и где взять деньги на всё это.

владелица животных (Саратов)

В деревне, где я бываю (Саратовская область), лишь двое хозяев своих кошек стерилизовали, а про чипы — крутят пальцем у виска со словами «денег нет».


Бесконтрольное разведение

Питомники и заводчики предлагают взыскательным клиентам, мечтающим о породистом животном, звере «с родословной» то есть, гарантию, что предки этого конкретного щенка или кошки скрещивались только с представителями той же породы, без сторонних примесей.

Цены на «чистокровных» животных обычно начинаются с 15 000 — 20 000 рублей и легко доходят до 300 000 — 500 000 рублей за особо редкие и ценные породы. С учётом того, что в одном помёте может быть до 6–10 детёнышей, бизнес этот довольно выгодный. А главное, почти не контролируемый государством.

Поэтому в заводчики нередко идут люди, для которых это не призвание, а способ быстрого заработка. И к животным они относятся также утилитарно. Отрожала своё — иди на все четыре стороны. Щенок бракованный? Проще утопить, чем кормить и пытаться пристроить. Санитария, прививки, карантин, раздельное содержание животных? Не слышали.

В итоге питомники, куда люди идут и платят деньги за «гарантированный результат», надеясь взять породистое здоровое животное, а не «непонятно что с помойки», нередко становятся настоящими рассадниками инфекций, откуда больные звери, которых не получилось вовремя удачно продать, отправляются на улицу — заражать таких же несчастных. Счастливчики едут домой к новым хозяевам, и головная боль по их лечению перекладывается на здоровые головы.

владелица двух котов (Москва)

Даже если котёнок породистый, стоит денег и продаётся профессиональным заводчиком, это не гарантирует вам ничего. Мы решили завести нашему коту друга, котёнка канадского сфинкса, купили его в питомнике по объявлению на «Авито». За что поплатились.

У не привитого ещё котёнка, которому на тот момент было два месяца, слезился глаз. Заводчица сказала, что это травма из-за драки, и посоветовала покапать капли. По прошествии времени ситуация ухудшалась, но заводчица, с которой мы оставались на связи, заверила, что «и так пройдёт».

Когда глаз заплыл и перестал открываться, я всё-таки отвезла котёнка в клинику. Во рту обнаружились язвы, врач поставил диагноз «кальцивироз». Наш взрослый кот тоже заболел. Перестал есть, изо рта пошла кровь, интоксикация, мы экстренно повезли кота в клинику, попали на капельницы, антибиотики, противовоспалительные, чуть не потеряли его. А заводчица, которая продала нам заражённого котёнка, перестала выходить на связь, как только проблема подтвердилась.


Президент центра защиты прав животных «Вита»

Люди до сих пор в погоне за конкретными животными признаками у породистых животных. Но они даже не понимают, какой вред наносят им этими селекционными экспериментами. Самые витальные, живучие животные — это метисы, у породистых можно на нескольких страницах перечислять возможные и гарантированные болезни и аномалии. Модные породы постоянно меняются.

В моём детстве были популярны колли, теперь они «куда-то» делись. По Рублёвке раньше дамы ходили с микрособачками в дамских сумках, сейчас хаски популярны. Люди думают, что это игрушка такая, аксессуар, как перчатки, и меняют их постоянно. Но, если кто-то так и не преодолел свой снобизм насчёт «хочу именно такую породу», пожалуйста, в приюте есть все виды пород, они туда разными путями попадают — от горе-заводчиков, после смерти владельцев.

Города переполнены, так что плодить животных специально в принципе неэтично. Те, кто делает деньги на перенасыщении этой ниши, должны платить огромные налоги.


Какие вопросы есть к законопроекту?

Как отличать?

Владельцы животных справедливо опасаются, что с применением закона, особенно в пункте штрафов, могут быть большие проблемы и злоупотребления. Основной вопрос: как отличать самовыгульных кошек и собак от убежавших или потерявшихся?

Хорошо, если владелец успеет дать объявление о пропаже, но, если животное заметят и поймают день в день, риск налететь на штраф даже у добросовестных владельцев слишком велик. А от такого развития событий не застрахован никто: сотни историй о том, как собаки попросту вырывали поводки и исчезали вдали, испугавшись, например, внезапной петарды. Или кошки «незаметно» просачивались в подъезд, а хватиться их могли уже на следующий день.

Также непонятно, как отличить самовыгульную собаку от собаки без поводка, которая бегает в десятке-другом метров от хозяина. С одной стороны, она вроде как под надзором.

С другой — такой иллюзорный контроль никак не страхует от агрессивного поведения собаки. Вздумай она наброситься на прохожего — владелец не успеет сделать ничего.

Как будут следить за соблюдением?

То, что законы о животных в России соблюдаются плохо, признают и зоозащитники, и рядовые владельцы животных. В качестве примера можно привести положение принятого в 2018 году закона «Об ответственном обращении с животными», которое предписывает владельцам собак убирать продукты их жизнедеятельности с улиц и мест общего пользования.

По факту же — за соблюдением этого правила практически не следят, штрафуют эпизодически во время «рейдов», а ответственные владельцы, желающие соблюсти закон, сталкиваются с проблемой полнейшего отсутствие инфраструктуры.

президент центра защиты прав животных «Вита»

Как бы не получилось так же, как с законом об уборке экскрементов. Мы ездили в Лондон, и там на каждом шагу контейнеры с расходниками, чтобы хозяин мог надеть перчатки, сложить экскременты животного в биоразлагаемый пакет и сразу выбросить в специальный контейнер. По закону на общую мусорку человек не может это выбрасывать, потому что такие отходы утилизируются особым путём. А у нас штрафы ввели, а инфраструктуру под это не создали. И у нас ответственная хозяйка вынуждена с собой эти экскременты в дамской сумочке таскать, и то специального контейнера не найдёт.


зооволонтёр

Ещё один закон без реального механизма реализации не изменит ничего. Штрафы? Кто будет отслеживать содержание животных? В том же Севастополе уже три года не работает система отлова и стерилизации собак, не могут решить вопрос с приютом, не могут найти место. Те, кто раньше занимались этим, содержали собак в ужасных условиях, не кормили, просто ждали, когда умрут. И за три года не нашлось желающих взяться за это.


Кроме того, введение лицензирования для питомников может породить ещё одну проблему: не желающие платить налоги и содержать ставших внезапно проблемными питомцев заводчики могут решить попробовать себя в более лёгком бизнесе и попросту избавиться от ставших обузой особей.

Но как раз это ситуацию в корне не изменит — по словам Ирины Новожиловой, уже давно именно «отработавшие своё» животные и невостребованные щенки и котята от заводчиков — один из стабильных источников пополнения популяции бродячих животных в городах.

президент центра защиты прав животных «Вита»

Это побочка от такого рода деятельности. Если мы не будем это регламентировать, то они так и будут прибегать к этой практике. Я пример всё время привожу: заводчица Ирина, которая в Российском кинологическом сообществе состояла, вдруг была обнаружена за тем, что километре от дома в заброшенном сарае она разводила животных. Нереализованных она справляла на дорогу. Находили даже трупы с клеймом РКС. Поэтому не стоит вопрос, вдруг они возьмут и выкинут, если мы начнём регламентировать эту сферу. Они и так это делают.


Где взять деньги?

Ответственное содержание животных — на самом деле дорогое удовольствие. Например, чипизация, на которой давно настаивают законодатели, стоит в ветклиниках от 1300 до 3000 рублей. Татуировка или клеймо подешевле — в районе 500–750 рублей (но более травматично для животного).

Вроде бы деньги небольшие, но уговорить или принудить хозяев самостоятельно потратиться на то, чтобы их самих в случае чего было удобнее штрафовать — та ещё задача.

владелица животных (Москва)

Предложение по чипированию есть, а вот механизма реализации нет. Для того чтобы это предложение заработало, чипирование должно быть в идеале максимально широким и бесплатным. У нас-то и за стерилизацию платить не все хотят, а в желании оплачивать чипирование я сильно сомневаюсь.


Зооволонтёры и зоозащитники уверены, что предлагаемые законодателями нормы — это заплатки, не способные решить в корне огромную проблему — бесконтрольное размножение животных вкупе с полной безответственностью их хозяев.

Поможет только комплексный подход, считает руководитель центра защиты прав животных «Вита» Ирина Новожилова. А также — готовность властей потратить деньги, вернее, перераспределить бюджет, который сейчас тратится на неэффективные меры по отлову.

президент центра защиты прав животных «Вита»

Конечно, должен быть федеральный уровень. Ни в коем случае не делать, как недавнее «а давайте отдадим всё на рассмотрение регионов». Не должно быть так. Это должно решаться на федеральном уровне, и это должно быть обязательно. Если мы всё-таки хотим, чтобы животные не были безликой массой. Деньги не нужно ниоткуда брать, потому что государство транжирит миллионы на безрезультативные практики по отлову и уничтожению бродячих животных. Но популяция сразу восстанавливается, потому что кран не перекрыт. Новые особи занимают место предыдущих. А кроме ППБЖ (пунктов передержки безнадзорных животных) — концлагерей советских времен — ничего нового и нет. Битком набиты эти пункты передержки во всех городах, и животных уже начинают по-тихому убивать, люди жалуются.


Сейчас работающего механизма регулирования проблемы безнадзорных животных в стране нет, подчеркнула Новожилова. По её мнению, решать в первую очередь нужно проблему не идентификации животных, а их стерилизации. Но тут потребуется целый комплекс мер.

президент центра защиты прав животных «Вита»

Это абсолютно экономическая модель, математическая даже. Безнадзорные животные — это результат нестыковки спроса с предложением. То есть животных на свет производится гораздо больше, чем способны взять в дома люди. Эта проблема имеет место только в тех странах, где государство не берёт под свой жёсткий контроль разведение собак и кошек. А разводятся они в геометрической прогрессии, если их не контролировать. За шесть лет из двух нестерилизованных кошек в потенциале мы получаем потомство в 420 000 особей. В реале большая часть быстро погибнет из-за машин и плохого питания.

Поэтому речь идёт о разведенцах двух уровней, кого должно контролировать государство. Первая категория — это те, кто плодят ради бизнеса, это заводчики, целый класс, абсолютно неконтролируемый в России. Этим выгодно заниматься, целые дома превращены в питомники по разведению. А вторая категория, более многочисленная, — это обычные граждане, которые просто не стерилизуют своих питомцев и отпускают их на самовыгул.


По словам Новожиловой, заблуждение некоторых, что бродячие собаки — это особый вид, давно одичавший и поколениями живущий на улице, далеко от реальности. Дело в том, что городские условия с их сетью дорог просто не дают животным жить достаточно долго и выхаживать достаточно потомства. Но новые животные выбрасываются постоянно. И решение этой проблемы не всегда гуманно.

президент центра защиты прав животных «Вита»

Ещё в дневниках Николая II описывалось истребление, сколько было убито кошек, сколько собак. Герой Булгакова Шариков из «Собачьего сердца» занимался тем же самым, душил кошек. В советские годы приезжали бригады, ловили и изымали бродячих животных. Но вопрос не решался, снова численность росла. Потому что не перекрывали кран.


Чтобы «перекрыть этот кран» по пополнению численности бездомных животных, Новожилова предложила дифференцированный подход по отношению к заводчикам и «домашним» разведенцам. Первым — и тут она согласна с законодателями — необходимо ввести лицензирование и налогообложение. А вот что касается второй категории, начать нужно с восполнения информационного пробела.

президент центра защиты прав животных «Вита»

Люди просто не понимают масштабы проблемы. У них в голове мифы и рассуждения в стиле «ну, пройдусь по знакомым и раздам». У нас огромное количество животных непристроенных, мешками грузить можно. И эти новые котята и щенки просто отбирают шанс у животных из приютов когда-нибудь найти хозяев.


Сейчас с просвещением всё сложно — люди просто не интересуются этим вопросом, а региональные издания опасаются публиковать буклеты и рекламу о необходимости стерилизации, аргументируя тем, что это «не естественный и не божественный подход». «А убивать — это божественный», с горькой иронией замечает Новожилова.

По словам президента «Виты», если решать проблему комплексно, последовательность должна быть такая:

  • информирование и просвещение: везде должна быть социальная реклама, объясняющая опасность самовыгула и что в условиях города животные должны быть стерилизованы;
  • повсеместная и проспонсированная государством чипизация, создание реестров животных для их учёта;
  • создание инфраструктуры для того, чтобы россияне могли соблюдать законодательство: расширение городской сети ветклиник и веткабинетов, которые могли бы делать стерилизацию на льготной основе, создание выездных пунктов стерилизации для деревень;
  • налоговые послабления для тех, кто берёт животных из приютов, и ужесточения для тех, кто делает на их разведении деньги.
  • и только после этого — штрафы за безответственное обращение.
президент центра защиты прав животных «Вита»

Если мы введём штрафы преждевременно, не создав условия для этого, не предложив людям пункты льготной стерилизации, можно хоть уштрафоваться, но всё равно человек с зарплатой 8000 рублей не пойдёт делать кошке стерилизацию за половину своей зарплаты.


Коллаж: «Секрет фирмы», Unsplash/Theekshana gamage, Spacejoy, Unsplash License, freepik, drobotdean

Новости партнеров