16 июня, 22:23
16 мин.

Шалом, вот ваш паспорт. Истории россиян, которые нашли у себя еврейские корни и стали гражданами Израиля

Израиль — популярное направление репатриации: возвращения на родину предков, получения гражданства по этническим корням. В 2021 году сюда приехали 27 050 новых граждан, и больше четверти из них прибыли из России. А после 24 февраля спрос на репатриацию заметно вырос: в Израиль по праву еврейской крови въехали уже 9700* россиян. Как проходит эта процедура и какие в ней подводные камни? Что подталкивает людей возвращаться к корням — «Секрет фирмы» узнал у репатриантов разных лет и экспертов.

Шалом, вот ваш паспорт. Истории россиян, которые нашли у себя еврейские корни и стали гражданами Израиля

*по данным Министерства репатриации и интеграции

Приём походил на допрос

Зоя Голубева, Head of Culture & Co-founder at Phygitalism.

Восстановила корни по дедушке.

Шалом, вот ваш паспорт. Истории россиян, которые нашли у себя еврейские корни и стали гражданами Израиля

О репатриации я задумалась в 2014 году, когда зарождалась моя компания Phygitalism. Мы с мамой узнали, что Израиль даёт гражданство по еврейским корням до третьего поколения: до дедов и бабушек. У меня евреем был дедушка, Лев Соломонович, и прадедушка — Соломон Беркович.

Родители заниматься репатриацией не захотели, но предложили мне попробовать. Я записалась в посольство, прождала 2 месяца свою очередь и наивно думала, что визу мне одобрят сразу.


Справка «Секрета». Процедуру репатриации в Израиль проходят двумя способами: В России через Посольство Израиля в Москве. Основной и более долгий, потому что одна только запись на собеседование — на полгода вперёд. В Израиле, прилетев по туристической визе. Для россиян с 21 марта 2022 года открыты пункты приёма документов в разных городах Израиля. Это упрощённая схема. Подробнее о процедуре репатриации расскажем ниже.


Сейчас везде много информации о репатриации — на сайтах, в чатах, на форумах. В 2014 году такого не было: я изучала сайт посольства, и там писали, что хватит только документа, подтверждающего еврейские корни. У меня это свидетельство о рождении дедушки и папы. С ними я и пошла в посольство.


Мне казалось, что я попала в место для допросов. В душной маленькой комнате я просидела с 9 утра до 17 вечера, людей было много — и семьи с детьми, и одиночные заявители, и парочки. С собой разрешали проносить только документы и смартфоны, сейчас смартфоны уже нельзя.


Меня вызвали последней на 3 минуты. Просмотрели свидетельство дедушки и отправили собирать дополнительные документы: справку с его работы и свидетельства о рождениях, браках, смертях всей моей семьи.

Я расстроилась: всё оказалось не так быстро, как я думала. Сейчас ситуация лучше, часть вопросов можно решить онлайн. Но проверка всё ещё долгая, особенно у одиночек, потому что документы часто подделывают.

Со справкой с работы пришлось побегать. Я пыталась понять, где её брать, потому что тех предприятий (в которых работал дедушка) уже давно нет. Но оказалось, что в архивах СССР хранится всё на свете, да ещё и в таких справках указывают национальность. Я отправила запрос, съездила лично и через месяц-два получила на руки оригинал.

Документы семьи собрала быстро — папа очень педантичный человек, всё легко нашёл. Поэтому через несколько месяцев я снова пришла в посольство, и на этот раз до конца рабочего дня не сидела — меня пригласили почти сразу.

Строгий консул долго молча смотрел все документы, потом начал расспрашивать, что я знаю о своей семье. Кто был дедушка, где он жил, как познакомился с бабушкой (на войне), как получил контузию. Узнавал про прадедушку и прабабушку. Я рассказывала, на каком языке они между собой общались: папа в детстве слышал, что это был идиш (язык евреев Восточной и Центральной Европы. — Прим. «Секрета»). Это походило на допрос.

Там история не закончилась. У меня запросили документы из Красного Креста, чтобы подтвердить службу дедушки и контузию, и фотографии с могил дедушки и бабушки. Это уже чтобы подтвердить, что они похоронены на еврейском кладбище. Среди обязательных документов этого пункта нет. Но консул по своему усмотрению может запросить любые дополнительные подтверждения истории.

Эти документы помогли сделать родители. Потом опять 2 месяца ожидания записи в посольство, и уже оказалась в числе первых в очереди на интервью.


Это снова было психологическое испытание: суровый и чёткий допрос. Почти те же вопросы — про дедушку, знакомство с бабушкой. Я нервничала, немного путалась. А потом консул внезапно позвонил моему папе, повторил все вопросы и сверил наши ответы. Я сидела в шоке.


И только когда допрос закончился, я впервые увидела, что консул улыбается. Он направил меня к своему коллеге, который рассказал мне про программы для молодых репатриантов, учёбу в израильских вузах. Так я узнала, что прошла проверку и могу получить визу и израильский паспорт — шёл уже 2016 год.

Но получение документов я отложила: бизнес пошёл в гору, планы на отъезд отодвинулись. Потом я переключилась на благотворительность, и это ещё сильнее удерживало в России. И только после 24 февраля 2022 я поняла, что пора. Забрала 4 апреля в московском Посольстве Израиля полугодовую визу репатрианта — «алию», закрыла дела и в начале июня наконец приехала в Израиль.

Языковой барьер не преодолеть прекрасным английским

Станислав Лео, фаундер КПТ-бота «Эпикур» для снижения стресса.

Репатриировался давно, а переехал спонтанно.

Шалом, вот ваш паспорт. Истории россиян, которые нашли у себя еврейские корни и стали гражданами Израиля

Репатриироваться я решил в 2014 году, по политическим причинам. Консульская проверка в Посольстве Израиля заняла год. В конце 2015 года я получил гражданство и переехал в Израиль на полгода. Потом по работе пришлось вернуться в Москву, где я прожил следующие 7 лет.

Вернулся в Израиль я уже с женой, в конце марта 2022 года, из-за политической ситуации. Она застала нас в Таиланде, и мы, минуя Москву, взяли билеты в Израиль. Никак не готовились — у меня на руках гражданство, этого было достаточно для нас обоих.

Жениться лучше до репатриации — тогда паспорт получат сразу оба супруга. Если после, то жена тоже получит ВНЖ, а потом и гражданство на правах иностранной супруги израильтянина. Но этот процесс занимает 5 лет, требуется всё время жить в Израиле и ежегодно доказывать чиновникам, что брак не фиктивный.

Сложностей много: во-первых, языковой барьер, который никак не преодолеть прекрасным английским. Во-вторых, сейчас перегретый рынок аренды квартир — найти жильё непросто. В-третьих, банковская система не оцифрована, не такая удобная, как в России. У каждого репатрианта этот список сложностей примерно одинаковый. Только в моём случае к нему добавился ещё и спонтанный переезд.


Но все проблемы забываешь, когда видишь доброе отношение людей к тебе. Все настолько стремятся помочь тебе, что возникает ощущение, будто ты вернулся в семью, домой.


Хотя в прямом смысле семьи здесь у меня нет. Родственников не осталось, и даже с еврейскими традициями я не знаком. Поэтому сам изучаю язык и культуру — это помогает стать ближе к новой родной стране.

Сейчас я работаю из Израиля удалённо с Россией. Параллельно знакомлюсь с израильскими акселераторами, смотрю программы поддержки предпринимателей от государства, чтобы развивать здесь бизнес.

Впервые за много лет ощутила жизнь города

Александра Адаскина, эксперт по коммуникациям в сфере культуры и искусства.

Плотно занималась архивными документами.

Шалом, вот ваш паспорт. Истории россиян, которые нашли у себя еврейские корни и стали гражданами Израиля

Я выросла в семье, где мне с самого детства привили уважение ко всем культурам и традициям. В шутку я порой упоминала о своих еврейских корнях. А при прочтении «Испанской баллады» Лиона Фейхтвангера чётко ощущала, как какие-то описания характеров евреев напоминают мой.

В 2014 году я поехала с группой в Таглит — бесплатную образовательную поездку по Израилю на 10 дней. В первые 2-3 года после неё многие переехали в Израиль: кто к родственникам, кто вышел замуж, кто поступил в университет. А я задумалась только в 2018 году. Но не сильно вникала, какие документы для репатриации искать, какие архивы поднимать.

В итоге я записалась на собеседование на сайте через неправильную форму — она относилась не к репатриации, а к чему-то другому. Поэтому, когда пришла в назначенную дату в консульство, охранник меня даже на территорию не пустил — сказал, что запись не та. Я махнула рукой и не стала дальше заниматься репатриацией.

В 2019 году я переехала в Милан, чтобы получить магистерскую степень в SDA Bocconi. А вернувшись в Москву в 2021 году, поняла, что хочу наконец получить израильский паспорт. Как бы смешно это ни звучало, но окончательное решение я приняла, когда однажды в августе посмотрела вечер одноактных балетов «Экман / Кайдановский / Нахарин».


Сидела и думала о том, что только невероятная нация могла создать такое чудо. Я не знала, что Израиль настолько интересен культурно. Для меня это важно, поскольку работа связана с культурой и искусством. И Израиль в этом направлении стал для меня большим открытием.


Уже на следующий день я стала тщательно изучать подготовку к репатриации, сбор документов и необходимые процедуры. Переезд не пугал: я родилась на Кипре, выросла в Москве, с мамой посетила много стран, моя работа связана с международными командировками, и часть времени я работаю удалённо. Мне нравится это ощущение, будто ты всегда ищешь свой дом.

Самым тяжёлым моментом казался сбор документов. Но когда понимаешь механику поиска архивов, даже увлекаешься этим.

Всю прошлую осень я обращалась в разные архивы по всей стране, особенно в Сибири, где родился мой дедушка. Вместе с работниками госархива Иркутской области мы нашли выписки из метрических книг о рождении дедушки. Он оказался Шоломом Шлемовичем, а не Семёном Семёновичем, как все родственники думали. Потом узнали о бракосочетании его родителей.

Траты до получения гражданства небольшие: разные госпошлины за предоставление справок, документов, архивных выписок — .

Расходы вырастают после переезда: жизнь в Израиле очень дорогая, особенно квартиры. Цены выше, чем в Европе. Поскольку я работаю с проектами, сейчас мне надо найти их как можно больше на локальном рынке, чтобы был постоянный доход.


На месте при оформлении документов сложно без иврита. Например, не откроешь банковский счёт. И сама израильская банковская система — самое тяжёлое из всего, что я видела: до сих пор пытаюсь освоить.


Зато Израиль поддерживает репатриантов. Например, еврейское агентство «Сохнут» принимает заявки на бесплатный репатриационный рейс в одну сторону. Сопровождающие встречают тебя с самолёта словами Welcome home. Они выдают документы, пособие, бесплатную SIM-карту на первые 3 месяца и дают трансфер до твоего дома.

В Израиле хороший нетворкинг — постоянно знакомишься с кем-то новым, через этих людей узнаёшь много полезного. Все друг другу помогают, потому что все здесь когда-то были приезжими в разных поколениях.

И в Тель-Авиве я впервые за много лет ощутила жизнь города. Все приезжают, хотят что-то делать и придумывать. Город живёт людьми и идеями.

Ждать записи не захотели и ездили на удачу

Инна Заринова (имя изменено).

Действовала на удачу, не желая ждать.

Мы прилетели в Израиль из Санкт-Петербурга 5 июня (2022 года) без предодобренной онлайн-анкеты go no go. Она показывает, может ли заявитель пройти репатриацию. Если да, то он прилетит самолётом «Сохнута» и получит медстраховку и бесплатное жильё, пока сотрудники «Натива» (консульство по репатриации) принимают решение. Но мы выбрали сложный путь.

В «Натив» мы попали в праздничный день: консула не было, в здании находились только солдаты. Перед нами сидел один человек, очередь двигалась быстро. Солдаты звонили консулу по телефону, потом передавали трубку репатрианту, и дальше консул просил документы. За 2 захода мы получили одобрение, сим-карты и страховку. Нам предлагали ещё и такси из «Натива» до квартиры, но мы отказались.

Остановились мы у друзей и 6 июня стали искать, где быстро пройти консульскую проверку и МВД. Поехали в Тель-Авив, но там из-за больших очередей в МВД нас уговорили отправиться в . А в Холоне консул принимает только два раза в неделю. У нас взяли телефоны и сказали, что перезвонят дней через 10 и запишут. Нас это не устроило, поэтому 7 июня мы на удачу поехали в . Там наши друзья проходили проверку за один день, только за паспортами им пришлось вернуться через неделю. Это вариант нас устроил.

Мы приехали в Ноф-ха-Галиль в 8:00, и там уже была огромная очередь, причём все шли по записи. Мы просидели тихо 2 часа, а потом подошли спросить про живую очередь. Нам сказали, что такой нет, но мы остались ждать, понимая, что может и не повезти. К 14:00 стало понятно, что какие-то семьи не приехали, и у нас есть шансы попасть на приём в этот же день. Сотрудники Министерства абсорбции спросили, все ли документы у нас с собой, и около 17:00 пригласили к консулу.

Готовились к переезду неделю, но основные документы собрали заранее. А дополнительные — за 1–2 месяца до вылета. Последний получили буквально перед рейсом.


Всю информацию о возможных вопросах по документам брали из чатов по репатриации. Истории людей нам очень помогли.


Мы проходили репатриацию по мужу: его дед по маминой линии — еврей. Из документов подали свидетельство о рождении деда без указанной в нём национальности, его военный билет уже с национальностью, диплом, трудовые книжки. Плюс свидетельство о браке с бабушкой — повторное от 1973 года, без национальности. Также подали распечатку скана листа эвакуации во время войны из , фото старых документов — свидетельства о браке прабабушки и прадедушки.

Дальше стопка документов по родителям и нам с мужем: свидетельство о браке матери и отца, о разводе, оригинал свидетельства о рождении мужа, наше свидетельство о браке. Были и другие документы, но они консула не заинтересовали — например, наши справки об отсутствии судимости, ордена деда и пенсионная книжка.

После консул расспрашивал мужа по анкете, узнавал, где он работает. Был вопрос, почему у нас повторные документы — это из-за смены имени. Документ, подтверждающий смену, показали, вопрос закрыли. Ещё нас спрашивали о справке из Красного Креста, но там ничего не нашлось. Бумагу, в которой это написано, показали.

Консулу очень понравился документ об эвакуации семьи, а ещё он долго изучал фото свидетельства о браке прабабушки и прадедушки.

Больше вопросов нам никто не задавал.

У нас взяли номера телефонов и сказали, что позвонят, когда будут готовы временные внутренние паспорта — «теудат-зеут». Но никто не позвонил: мы сами связались с ними через неделю и забрали готовые документы. Осталось получить «теудат-оле» — удостоверение репатрианта.


Сейчас прошли ещё не все бюрократические этапы, пока живем у друзей, но скоро будем искать квартиру. Предложений мало, цены очень высокие.


И надо решать языковую проблему: владеем английским, а иврит не знаем. Будем его учить в ульпане — так называются школы, где преподают иврит. Но сначала закроем бытовые вопросы.

Хотелось безопасности и свободно жить на несколько стран

Мик Вайсман, основатель digital-компании Trinity Monsters.

Ощущал связь с корнями.

Шалом, вот ваш паспорт. Истории россиян, которые нашли у себя еврейские корни и стали гражданами Израиля

Я думал о репатриации с самого детства: ощущал связь с корнями, в школе меня всегда причисляли к евреям. При этом, наверное, в семье я единственный, к кому враждебно относились из-за еврейской крови. Родители много раз предлагали мне переехать всем вместе, но так и не решились.


А мне хотелось безопасности, поэтому в 2019 году я наконец занялся вопросом репатриации.


Вторая причина — израильское гражданство расширяет моё пространство, позволяет свободно жить на несколько стран и вести бизнес не только в России. У нас есть клиенты и в России и в Израиле, и мы можем работать с ними из любой страны.

Процедура проходила стандартно — сбор документов, собеседование с консулом. Пришлось поискать подтверждения еврейских корней. Но особых проблем не было.

Переехал в Израиль я уже в 2022 году, и в первые месяцы жизни в нём я потратил больше 1 млн рублей. Всё было бы раз в 5 дешевле, если бы я тщательнее подготовился. Но я привык принимать решения импульсивно, поэтому расходы получились высокими. Сложности были только с языком. Ещё пришлось поискать документы, доказывающие корни.

Например, я сначала арендовал квартиру на Airbnb, а это дико дорого. Потом узнал, что в Израиле популярен «саблет»: это квартира, которую пересдают арендаторы, куда-то уезжая на 3–9 месяцев. Такое жильё намного дешевле апартаментов на Airbnb, но его расхватывают моментально, поэтому я долго искал подходящий вариант. Есть около 30 групп в Facebook (продукт Meta, компания признана в России экстремистской и запрещена) с саблетами. Пишите и созванивайтесь: в Израиле любят поговорить. Чтобы точно получить квартиру, найдите знакомого с израильским паспортом и попросите выступить гарантом при аренде.

Израиль неповторим своей открытостью, желанием помогать новым репатриантам — их называют «олим хадашим». Им рады и хотят, чтобы у них здесь всё получилось.


Серьёзной сложностью стал только язык — одного английского мало. Вся бюрократия на иврите — например банковские приложения. Поэтому каждому репатрианту очень рекомендую его учить.


И стартаперам тоже: многие из знакомых рассказывали, что даже слабый иврит помог получить расположение местных инвесторов и привлечь деньги.

Язык в изучении несложный, за месяц реально дойти до базового уровня. И местные лояльны к иностранцам, которые пытаются говорить на иврите, даже если получается плохо.


Справка «Секрета». Какие документы получает репатриант в Израиле:

Теудат-оле — удостоверение репатрианта. Паспорт, который выдают новому гражданину с алией (визой) в аэропорту Израиля. Сюда вписывают всю семью репатрианта: жену, детей. Теудат-оле делает Министерство алии и интеграции.

Теудат-зеут — основной документ, подтверждающий личность. Его выдаёт Управление регистрации населения и иммиграции. По теудат-оле репатрианту сначала оформляют временный теудат-зеут, а через 3 месяца — постоянный.

Даркон — заграничный паспорт гражданина Израиля. Репатрианту его выдают сначала на год. Потом на 5 и на 10 лет. Даркон оформляют в МВД через 3 месяца после репатриации, когда на руках уже есть теудат-зеут.

Что говорят эксперты

По оценкам опрошенных «Секретом» юристов и адвокатов, спрос на репатриацию растёт волнами. Был всплеск в 2014 году, потом — в феврале — марте 2022 года.

Репатриируются люди совершенно разных статусов и профессий: из списка Forbes, верхушка среднего класса, IT-специалисты, бизнесмены, учёные, врачи, инженеры и многие другие. Переезжают часто по упрощённой схеме: прилетают в Израиль как туристы и на месте делают все документы.

Мнение эксперта
Эли Гервиц
адвокат, член наблюдательного совета Российского еврейского конгресса, член президиума Торгово-промышленной палаты «Израиль — Россия»

Процесс репатриации в Израиле, в обход консульства в России, называется «смена статуса с туриста на репатрианта». Раньше для этого приходилось ждать очереди в МВД: это и месяц, и два, и три. На приёме в МВД показать договор аренды на год, хотя иностранцам квартиру на такой срок никто сдавать не хочет. Потом заполнить анкету, отправить электронной почтой в «Натив» и ждать: сначала интервью в «Нативе», потом нового приёма в МВД. Всё это время у вас ни медицинской страховки, ни права на работу. При этом каждые три месяца туристическую визу надо продлевать, иначе вас депортируют.


Сейчас, по словам Эли Гервица, ситуация стала проще: прилетаете, и к вам вызывают консула «Натива», который дежурит в аэропорту. Он первично проверяет документы. Дальше — проверка в МВД, «Нативе» и Министерстве абсорбции. Они открыли совместные пункты по всему Израилю, поэтому бегать по ведомствам не надо: всё делают в одном месте и не за месяцы, а за недели.

Как пройти процедуру репатриации в России

«Закон о Возвращении» говорит, что получить паспорт Израиля могут евреи, их дети и внуки. То есть до третьего поколения. Если вы попадаете в эти категории, идите в Посольство Израиля в Москве.

Заполните анкету и соберите документы по списку:

  • загранпаспорт, который заканчивается не раньше, чем через 6 месяцев со дня собеседования (т. е. минимум год после отправки документов);
  • цветное фото на паспорт формата 3*4;
  • оригинал вашего свидетельства о рождении;
  • свежая справка об отсутствии судимости с апостилем(форма подтверждения документов) — это стоит 2500 рублей;
  • оригинал свидетельства о браке или разводе — если есть;
  • свидетельство о браке родителей — если был;
  • оригиналы свидетельств о рождении родителей.

Пакет документов на бабушек и дедушек, если репатриация по ним:

  • паспорта или другие удостоверения личности;
  • свидетельства о рождении;
  • свидетельства о смерти;
  • трудовые книжки;
  • военный билет;
  • документы об образовании — свидетельство, диплом;
  • скан листа эвакуации из Яд-ваШем(онлайн-запрос);
  • карточка эвакуированного из ЦРИ РКК(личное обращение в Москве или письмо на e-mail).

Всё, что подтвердит, что этот человек жил и был вашей семьёй, ценно. Кристина Батырева, руководитель проекта DARKONISRAELI, советует искать выписки из домовых книг, пенсионное удостоверение, медицинскую карту. Поднимите архивы — Военный, Государственный и другие. Лучше найти оригиналы, а не восстанавливать утерянные справки и свидетельства.

Отправьте документы в PDF-формате в посольство по электронной почте или принесите лично. Если их одобрят, вам позвонят и назначат собеседование. Если решат отказать, никак об этом не сообщат.

В посольство идут все члены семьи, которые репатриируются.

На собеседование нужно взять документы, которые отправляли по почте. Консул будет проверять их и выяснять подробности жизни дедушек и бабушек, если репатриация по ним. Спросит, зачем вы восстанавливаете корни, чем будете заниматься в Израиле.

С 2022 года МВД особо строго проверяет намерения заявителей. Тем, кто хочет получить алию только ради путешествий, отказывают.

Если вы пройдёте проверку, получите временный внутренний паспорт. Остальные документы вам сделают в Израиле.

Мнение эксперта
Кристина Батырева
руководитель проекта DARKONISRAELI

Если покупаете билеты сами, не берите их на пятницу или субботу. В эти дни МВД Израиля в аэропорту работает в сокращённом режиме, и есть риск, что часть документов после прилёта вы не получите. С собой в Израиль берите всё, что вы несли в консульство для визы.


Для молодёжи с еврейскими корнями в Израиле есть специальные программы. Например, «Ульпан Бейт Бродецки». Она длится 5 месяцев и стоит 7550 шекелей ($2200) + залог в 500 шекелей ($145). Еврейское агентство помогает с арендой квартиры, питанием и работой, изучением языка, знакомствами и адаптацией, поступлением в вузы. Через эти программы репатриацию пройти нельзя: они помогают узнать страну лучше и решить, стоит ли получать паспорт Израиля. Плюс консул более лоялен к участникам этих программ.

Коллаж: «Секрет фирмы», Unsplash, Unsplash License, Fritz Cohen

Новости партнеров