25 июня, 22:03
10 мин.

Денежный май. Кто зарабатывал на таланте Юрия Шатунова и что осталось после его смерти

Легендарный солист группы «Ласковый май» Юрий Шатунов скончался 23 июня 2022 года в Подмосковье всего спустя два дня после окончания гастрольного тура. В роковой день певец отдыхал с друзьями за городом и во время застолья пожаловался на боли в груди. Нужных медикаментов в доме не оказалось, и друзья повезли артиста в ближайший медпункт, где врачи оказали ему первую медицинскую помощь и вызвали неотложку. Но спасти Шатунова не удалось. Врачи диагностировали у артиста обширный инфаркт. На момент смерти ему было 48 лет. Рассказываем, с чего начался путь музыканта, как его эксплуатировал продюсер и сколько денег приносил «Ласковый май».

Денежный май. Кто зарабатывал на таланте Юрия Шатунова и что осталось после его смерти

Экс-солист группы «Ласковый май» Юрий Шатунов появился на свет 6 сентября 1973 года в городе Кумертау Башкирской АССР. Его отцу Василию Клименко на момент рождения сына было около 23 лет, а матери Вере Шатуновой — примерно 18. Мужчина не слишком обрадовался рождению сына, так что Шатунова дала ребёнку свою фамилию. По этой же причине первые годы жизни о мальчике заботились бабушка и дедушка. При живых родителях Юра фактически стал сиротой. Когда Шатунову исполнилось 11, умерла его мама, и мальчик стал жить у родственников — у тёть Нины Долгушиной и Любови Макаровой. Вторая стала опекуном Юры. Материальные возможности не позволяли женщине обеспечивать племянника, к тому же он частенько сбегал из дома и бродяжничал.

«Папа его так и живёт в Кумертау с другой семьёй. После смерти мамы Юра попросил отца взять его к себе, но тот отказался, сказал, что у него своя семья», — говорила Любовь Макарова.

По словам тёти Шатунова, его отец никогда не интересовался судьбой ребёнка, но исправно платил алименты.

В возрасте 12 лет Юру пристроили в Акбулакский детский дом в Оренбургской области, а после — в школу-интернат № 2 Оренбурга.

Музыкальный старт

Интернат стал для Юры Шатунова трамплином в мир музыки и шоу-бизнеса. Там мальчик познакомился с Сергеем Кузнецовым — руководителем кружка художественной самодеятельности — и начал брать у него уроки вокала.

Кузнецов обучал музыке и других ребят, писал песни, а в декабре 1986 года на новогоднем концерте представил сформировавшийся детдомовский бойз-бэнд, который на тот момент ещё не имел названия. Позже в одном из интервью Кузнецов вспоминал, что на репетиции предложил ребятам назвать группу «Ласковый май», но никому из участников коллектива название не понравилось. В итоге его же утвердили за считаные минуты до начала первого концерта.

«29 декабря нам выходить на сцену в интернате. Немножко выпили, конечно, но не все. Только взрослые. Как будем называться? Ну пацаны говорят: "А давай, ладно, как ты сказал, так и будем". Отработали, людям понравилось. Начали заниматься далее», — делился в интервью Кузнецов.

Раскрутить молодую группу было непросто. Руководитель кружка не раз говорил, что городские власти отнеслись к появлению молодёжной группы негативно: «Мы были фактически под запретом. Ну как так, ребёнок поёт о любви? Нехорошо в то время считалось».

Мальчишек не брали выступать на «Слёт пионеров» и другие мероприятия. Из-за этого путь группы к массовому слушателю Кузнецов проложил не через ДК, а через ларёк звукозаписи.

«18 февраля 1987 года мне надоело бегать по разным домам культуры, напрашиваться на концерты, и мы с Юрой Шатуновым записали все наши песни. Он спел их три раза подряд, я выбрал лучшие дубли, записал все на одну бобину и отнес её знакомому на вокзал, в киоск звукозаписи, — вспоминал Кузнецов. — И больше для рекламы ничего не делал. Почти сразу пошли большие заказы на тираж, а месяца через два мне начали звонить из разных городов всякие концертные кооперативы и приглашали выступить».

Детский жалобный голос, поющий о замерзающих на окне розах и о любви привлёк внимание продюсера Андрея Разина, который к тому моменту уже имел опыт работы с женской группой «Мираж» в Московской студии популярной музыки «Рекорд» Министерства культуры СССР. Он добился встречи с Кузнецовым и его подопечным. В начале сентября 1988 года они приехали в Москву, и Разин всерьёз занялся раскруткой Шатунова и «Ласкового мая». 10 сентября Юра начал работать над перезаписью своего первого альбома «Белые розы» на студии «Рекорд», а 20 сентября отправился в гастрольный тур по городам СССР вместе с «Ласковым маем».

На пике популярности бойз-бэнд давал по четыре-пять концертов в день. Ребята работали на износ и в новогодние праздники 1990 года собрали 13 аншлагов подряд в спорткомплексе «Олимпийский».

Впрочем, Шатунов выступал не на всех концертах. Разин создал несметное количество «клонов», гастролирующих по стране вместо официальных участников «Ласкового мая», ведь никто из поклонников тогда не знал, как на самом деле выглядят ребята.

«Я как-то вышел на сцену и пропел полтора часа голосом Шатунова. Вы думаете, хоть кто-то что-то свистнул? Плясали, танцевали, радовались», — делился продюсер.

Правда, когда 8 января 1989 года в программе «Утренняя почта» впервые показали клип «Ласкового мая» на песню «Белые розы», поклонники осознали, что видели на концертах вовсе не Шатунова. Плодить двойников после этого стало гораздо труднее.

Деньги, деньги, деньги

«Ласковый май» обогатил Андрея Разина и участников коллектива. Концерты молодой группы приносили столько денег, что хранить их было негде. Перевозили выручку, по словам продюсера, в огромных сумках. Один концерт приносил столько, что можно было приобрести три трёхкомнатные квартиры, вспоминал он.

Разин буквально купался в богатстве. Он говорил, что заработал на группе 30 млн рублей, когда средняя зарплата по стране была 120 рублей в месяц.

«Я продал за пять лет 47 млн билетов. Организовать 2500 концертов, продать 47 млн билетов — и это всё один пацан», — гордился своими заслугами продюсер.

Разин не скрывал — весь доход с «Ласкового мая» шёл ему в карман, так как участники коллектива были несовершеннолетними (когда Шатунов начал работать с продюсером, ему было 15 лет). Даже на позицию директоров и администраторов Разин брал только молодёжь. «Как только им исполнялось 18 лет, я их увольнял, чтобы не платить заплату. Они не должны были знать, сколько я зарабатываю», — рассказывал Разин.

Участники же группы не получали деньги на руки: продюсер переводил гонорары на сберегательные счета ребят. При этом суммы были совсем ничтожны, относительно заработка Разина.

Не всех это устраивало. Однажды Шатунов всё-таки потребовал от Разина выплату гонорара.

«Он (Юра Шатунов) потребовал (когда это произошло, не уточняется. — Прим. "Секрета"), чтоб ему заплатили все деньги. Ему заплатили. Дали сумку или две. Сказали: "Вот твои деньги, но только сам будешь их возить!" (ситуация осложнялась криминогенной обстановкой в те времена, доходы в таких размерах нужно было охранять. — Прим. "Секрета"). Приехали в следующий город, ещё дали две сумки, потом ещё дали две сумки. И он заплакал и сказал: "Забирайте, мне ничего не надо", — вспоминал организатор концертов Алексей Мускатин.

Главные страсти из-за денег развернулись, когда Шатунову уже исполнилось 18 лет. В октябре 1991 года Юрий покинул группу и начал сольную карьеру. Он записывал новые песни, гастролировал по миру с ними и с репертуаром «Ласкового мая», но разойтись по-мирному с продюсером не получилось. Шатунову не понравилось, что его обделяли в гонораре.

«Я получал копейки, но тогда это меня устраивало. Однажды подошёл к музыкальному киоску. Мужик в окошке меня увидел и радостно выдал: "А, Шатунов! Возьми деньги. Ты даже не представляешь, сколько я на тебе бабла сколотил". В общем на "Ласковом мае" зарабатывали все, кроме меня. А слухи о том, что я купил особняк под Сочи, открыл сеть ресторанов и студию звукозаписи, не более чем сказки Андрея Разина. Он всегда мне говорил: "Никогда не признавайся, что ты нищий. Нищие в нашей стране никому не нужны"», — делился артист.

Ситуация осложнялась и тем, что концертная деятельность Шатунова, когда он находился в группе, не была задокументирована. Отношения с продюсером держались на честном слове.


«Раньше были другие времена, мы доверяли друг другу, и слово имело вес гораздо больший, чем бумаги. А потом, не было никаких законов, регулирующих концертную деятельность и авторские права. Мы же о деньгах на тот момент вообще не думали. Пели, играли, тусовались. Было весело. Это сейчас всё по-другому: надо — не надо, болеешь — не болеешь — встал и пошёл работать», — говорил Юрий Шатунов.


В 2008 году артист поделился в разговоре с журналистами, что справедливость восторжествовала и он отсудил у экс-продюсера $10 млн (около 250 млн рублей по тому курсу).

«Я рад, что Юра подал на меня в суд. Тогда соответчиком привлекли банк, где лежало его $10 млн. Я думал, что я положу эти $10 млн в банк и он 50 лет будет получать по 3%. Но, когда он женился и переехал в Германию, ему понадобились эти деньги. На что банк сказал "нет". Мол, есть договор, и мы не будем его расторгать. Поэтому я предложил Юре подать на меня в суд и привлечь банк в соответчики. Я с успехом проиграл этот суд, и Юра получил $10 млн», — прокомментировал Разин в 2011 году.

От €30 000 за концерт и многомиллионное состояние

После ухода из «Ласкового мая» Юрий Шатунов худо-бедно продолжал музыкальную карьеру. По словам Андрея Разина, в 2019 году его бывший подопечный получал за концерт или заказное мероприятие €30 000, что на тот момент приравнивалось примерно к 2,2 млн рублей. На сайте агентства «123 Шоу», которое занимается организацией корпоративов с участием знаменитостей, до смерти артиста было указано, что выступление Юрия Шатунова стоило уже €55 000 при условии, что артист выезжает из Германии, где проживал на постоянной основе. Сейчас информация с сайта удалена.

Журналисты посчитали, что после смерти Шатунов оставил имущество и сбережения на 500 млн рублей.

Своё первое жильё в столице — однушку на улице Кантемировской, дом 5, корпус 4, — артист получил от тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова. Кстати, посодействовал артисту в получении недвижимости Андрей Разин.

«Когда я обратился к нему (Юрию Лужкову) с просьбой по поводу выпускника школы-интерната Юры Шатунова, которому не вернули жильё, принадлежавшее его умершей маме, Юрий Михайлович не стал задавать лишних вопросов. Он вызвал своего заместителя и поручил выдать Юре Шатунову квартиру», — хвастался продюсер.

Похожие квартиры в этом районе, по данным «Циана», сейчас стоят от 9,5 млн до 15 млн рублей.

В 2016 году Шатунов получил «в подарок» от Разина квартиру площадью 60 кв. м в Сочи. Но незадолго до смерти артист продал эту недвижимость. Сделка могла принести ему 19 млн рублей.

По данным «Комсомольской правды», у Шатунова в Краснодарском крае был и двухэтажный коттедж с бассейном в посёлке Барановка (15 км от Сочи). Цена похожего объекта — 25 млн рублей. Правда, сам артист эту информацию опровергал.

Получив выплату в $10 млн от Разина, экс-солист «Ласкового мая» обзавёлся недвижимостью в Германии. Шатунов приобрёл дом в закрытом элитном поселке в Гессен (земля в центральной части Германии).


«Там "чистопородные" немцы проживают. Банкиры, адвокаты, владельцы дорогих частных медицинских клиник. Вход — по приглашению и пропускам. Огороженный такой посёлок, с охраной. Спокойное и тихое местечко. Даже своего магазина нет. Крупные немецкие финансисты только работают в мегаполисе, а постоянно они обитают в таких вот пригородах», — рассказал знакомый артиста в разговоре с журналистами «Московского комсомольца».


Кто унаследует имущество Шатунова

У Юрия Шатунова остались супруга и двое детей.

Со своей будущей женой Светланой артист познакомился в начале нулевых в одном из немецких кафе во время гастрольного тура. Девушка выросла в Германии и не была знакома с творчеством группы «Ласковый май», что зацепило Шатунова.

Долгое время артист скрывал возлюбленную от общественности. В 2006 году у пары родился сын Деннис, а в 2013 году Светлана родила дочь Эстеллу. Как и её старший брат, малышка появилась на свет в Германии.


«Мы долго искали имя, заранее искали, и почему-то понравилось, и с фамилией звучит. Я знаю, что сейчас модно в Америке рожать, но мы считаем, что разницы особой нет, по сути, везде одинаково. Тут мы живем, Света наблюдалась у хорошего врача, который и посоветовал ей тут же и рожать. Я оба раза был на родах, от начала и до конца. Сейчас непередаваемые эмоции. И трепет, и радость — невозможно. Мы сразу знали, что девочка, решили не гадать. Скрывали ото всех, потому что, на наш взгляд, нужно сообщать только по факту, когда всё уже случилось. Деннис очень ждал, когда у него будет сестричка. Еду за ним в школу, чтобы сообщить о том, что Эстелла теперь у него есть на самом деле, а не у мамы в животике», — делился эмоциями Юрий Шатунов в разговоре с журналистами «Комсомолки».


По данным СМИ, Шатунов не успел составить завещание при жизни. Имущество артиста унаследуют его вдова и дети.

Коллаж: «Секрет фирмы», Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Новости партнеров