08 декабря 2021, 15:00
12 мин.

«Я потеряла крупные контракты». Айза Долматова — о самом высоком гонораре, бизнесе и роковой публикации интимных фото

Собственный бренд одежды, сеть салонов красоты, блог на миллионы фолловеров — из «жены Гуфа» Айза Долматова переросла в состоятельную бизнесвумен, телеведущую и блогера-миллионника. У неё было два мужа, а теперь Айза — главная кормилица в своей семье, и сыновей она с раннего детства учит грамотно распоряжаться финансами. В разговоре с «Секретом» Айза рассказала о своём бизнесе, инвестициях, самом большом гонораре, росте дохода после ухода от Гуфа и о том, какая ошибка стоила ей больших контрактов.

«Я потеряла крупные контракты». Айза Долматова — о самом высоком гонораре, бизнесе и роковой публикации интимных фото

Айза Долматова получила широкую известность в конце 2000-х годов как жена рэпера Алексея Долматова, выступающего под псевдонимом Guf. В 2010 году у пары родился сын Сэм, но уже через три года супруги развелись. Незадолго до развода Айза стала ведущей на телеканале «Муз-ТВ».

В 2015 году Айза вышла замуж за бизнесмена Дмитрия Анохина, с которым впоследствии тоже развелась. В этом браке она родила младшего сына Элвиса. В 2017-м она приняла участие в съёмках шоу «Беременные» на телеканале «Домашний». Кроме того, Айза успела сняться в фильме «Газгольдер», выпустить музыкальный альбом THE MONKEY и стать фигуранткой нескольких скандалов — в частности, громкого расставания с Олегом Майами и слива интимных фото.

В 2019 году Айза вела реалити-шоу «#Яжемать», которое номинировали на премию ТЭФИ, а спустя год стала ведущей проекта «Любовь на выживание» и героиней реалити-шоу о своей жизни «Супер Айза» (продюсерский проект Ксении Собчак на телеканале «Супер»).

Сейчас Айза владеет сетью салонов красоты AiLab, выпускает одежду под собственным брендом и активно ведёт социальные сети (только на её Instagram подписано 3,6 млн человек).

О бизнесе и инвестициях

Сейчас вы независимая бизнесвумен и уже не вызываете ассоциацию «бывшая жена Гуфа». Насколько в целом вырос ваш заработок после того, как вы развелись с первым мужем?

После развода с первым мужем я в принципе стала понимать, что у меня есть собственные деньги. Если раньше я работала на бренд Гуфа, занималась его имиджментом, дополнительными проектами, то сейчас я работаю для себя.


Так как амбиции у меня довольно высокие и они подтверждены действиями, мой заработок увеличился в сотни раз.


В бизнесе вы уже давно. Сначала были украшения ручной работы, теперь сеть салонов красоты, собственный бренд одежды и Instagram почти с 4 млн подписчиков. Какой из бизнес-проектов приносит вам наибольший доход?

Я предпочитаю делить свой доход на личные деньги и на деньги, которые остаются в бизнесе. Ежегодно увеличиваю сеть своих салонов красоты, расширяю производство бренда одежды, добавляю новые проекты. Деньги, которые находятся в бизнесе, я не трогаю. На личные расходы трачу то, что получаю с рекламных контрактов.

Если говорить о том, что приносит больше, — конечно, это сеть салонов красоты. Там и оборот выше, и вложения.

«Я потеряла крупные контракты». Айза Долматова — о самом высоком гонораре, бизнесе и роковой публикации интимных фото

В 2020 году вы рассказывали в Instagram, что ваш стабильный доход в месяц составляет 1,5 млн рублей, из которых 1,2 млн уходит на зарплату сотрудникам. Как обстоят дела сейчас?

Только на выплату зарплаты сотрудникам, которые работают в моём бренде, одежде и салоне красоты, я трачу 1,7 млн рублей ежемесячно. Но и доход у меня увеличился, стал намного больше.

Пандемия и локдаун в основном затронули сферу услуг. Как ваши салоны красоты выживали в это непростое время? Приходилось ли сокращать сотрудников?

Мне очень помогла книга «Продавец обуви» про основателя компании Nike. Я не назову её гениальной, на которую я опираюсь по жизни, но она дала мне важное понимание.

Пока читала эту книгу, очень нервничала, потому что не понимала, как человек может идти на такие риски. Он тратил огромные деньги, накапливал долги, но продолжал рисковать и пришёл к результату, который мы видим сегодня, — это многомиллиардная компания, известная во всём мире.


В локдаун я открыла два салона красоты: один в Санкт-Петербурге, второй — в Москве. И я сделала это, потому что мне хотелось рискнуть.


Я видела, как салоны красоты закрывались и сфера услуг умирала на глазах, но понимала, что, так или иначе, мы сможем адаптироваться к этим условиям. Поэтому я продолжала рисковать. Больше всего тогда боялась потерять сотрудников, поэтому из своего кармана ежемесячно платила зарплату, чтобы они остались со мной.

Планируете ли вы и в следующем году расширять сеть салонов красоты? Сколько в целом вы в них вкладываете?

Оборот в сети салонов красоты AiLab — сотни миллионов рублей. Если говорить о вложениях, то в одном салоне только на аренду уходит миллион рублей, в другом — полмиллиона. На открытие своего первого флагманского салона, который находится на «Павелецкой», у меня ушло 15 млн рублей, а я хочу открывать их по всей Москве, России и по всему миру. Есть цели, и они достижимы. Главное, не бояться.

Мне приходят запросы и с Кипра. На бизнесе за границей локдаун сказывается сильнее, потому что меры там намного жёстче. Из-за закрытия границ я не всегда могу прилететь на деловую встречу с партнёрами. А эти встречи проходят в режиме офлайн.

Когда я продаю франшизы, всегда лично знакомлюсь с партнёрами, чтобы понимать, а смогу ли я в дальнейшем с ними работать и выстраивать общение, — это очень важно.

Есть ли у вас инвестиционная стратегия? Вы вкладываете средства ещё куда-то кроме нынешнего бизнеса?

Не могу сказать, что у меня есть инвестиционная стратегия, потому что я по-настоящему в бизнесе пять-шесть лет. И ошибки, которые я совершила, мне помогли набраться опыта. Сейчас я инвестирую средства вместе с Дарьей Голицыной, моим PR-директором и партнёром, в разные сферы.

Я скоро презентую несколько проектов. Деньги на счету, которые могут в любой момент обесцениться, я не очень люблю. Я предпочитаю, чтобы они были в движении, работали и увеличивались. Разумеется, где-то есть потери, но что-то точно выстреливает. Деньги обязательно нужно вкладывать.

О социальных сетях

Помните ли вы тот день, когда Instagram стал приносить прибыль? Сколько вы получали за первые рекламные посты? И каков был максимальный гонорар?

Сначала всё было на бартерной основе. Я в принципе была одной из первых, кто начал работать в таком формате. Потом деньги стали приходить не только с Instagram, но и с Twitter. Кстати, галочку в этой социальной сети я получила первой в России.

Разумеется, сначала это были небольшие деньги, но не менее 50 000 рублей, насколько я помню. Самый большой гонорар, который у меня был за рекламу, — это 26 млн (за какую именно — Айза не раскрывает. — Прим. «Секрета»).

Многие блогеры жалуются, что в последнее время охваты падают. А вы столкнулись с такой проблемой? Может ли блогер прожить на прибыль с одних лишь соцсетей?

Да, охваты у всех падали, потому что новые правила бывшего Facebook и нынешнего Meta ужесточаются. Трафик получают те, кто занимается таргетингом. Я начала изучать этот вопрос и сейчас таргетирую свои посты, делаю контент более ярким. Честно, у меня нет много времени и желания сидеть в социальных сетях. Я понимаю, что это работа. Блогер — это профессия, но на доходы с одного Instagram в нынешнее время никто не сможет прожить.


Всегда нужно иметь подушку безопасности и быть честными как с клиентами, так и с подписчиками.


Я, например, не беру в рекламу продукцию, которой не пользуюсь, так как не могу обманывать столько людей. Не участвую в спонсорстве, а в гивах принимала участие только потому, что там платят и я могу проверить, получили ли подписчики свои подарки. Много моментов и нюансов, которые необходимо соблюдать, чтобы иметь лояльную аудиторию и прибыльные контракты.

Вы довольно редко проводите марафоны, курсы и тренинги. Почему? И планируете ли в ближайшее время запускать инфопродукты?

Я из тех, кто как раз любит покупать курсы. Но не инфоцыганские, а действительно стоящие, с которых я сразу могу получить материальную, моральную или эмоциональную выгоду.

Что касается собственных инфопродуктов, я могла бы запустить курс по успешным переговорам, так как прочла огромное количество литературы по этой теме. Ещё компетентна в вопросах отношений «мужчина — женщина», но в довольно радикальной форме — я выступаю за соблюдение личных границ и свою безопасность. Но пока сконцентрирована на собственном обучении.

Охваты блогеров во многом зависят от контента. Не могу не задать вам этот неловкий вопрос. Когда вы случайно опубликовали интимное фото, повысились ли охваты? Удалось ли вам на этом заработать? И не потеряли ли вы после этого крупные контракты? (Айза хотела отправить пикантное фото возлюбленному, но якобы перепутала кнопки и разместила снимок в Stories. — Прим. «Секрета»)

Ох, больная тема. Я могу сказать, что мои сториз смотрели около 6–7 млн человек. Это, конечно, большая цифра для моего аккаунта. (Смеётся.) Также могу сказать, что я потеряла крупные контракты, к сожалению, и мне от этого было очень больно.

Эта роковая ошибка произошла из-за невнимательности, усталости, но это лично моя ответственность. И я согласна с теми, кто от меня ушёл (кто именно ушёл — Айза не раскрывает. — Прим. «Секрета»).


Внимание ко мне было огромное, но так как я была в очень плохом эмоциональном и психологическом состоянии, я не могла работать, около двух месяцев была в прострации конкретной, и когда поступали предложения по работе, — я от них отказывалась.


«Я потеряла крупные контракты». Айза Долматова — о самом высоком гонораре, бизнесе и роковой публикации интимных фото

О тратах и планах

Склонны ли вы к спонтанным покупкам?

Спонтанные покупки — это всё, что стоит знать обо мне. (Смеётся.) Я могу спустить очень много денег за один день. Покупаю не только для себя, но и для дома, детей, близких людей. Но я работаю над этим, прохожу терапию, надеюсь, что мой шопоголизм вылечат.

А были ли моменты, когда вам приходилось серьёзно экономить?

Не так давно я заболела коронавирусом, после этого у меня был сильнейший гайморит, начались проблемы с почками и сосудами — я не ходила на работу около трёх месяцев, и сейчас я нахожусь в экономии.

Лично мне много денег на жизнь не надо, я всё равно стараюсь жить по средствам: если у меня нет денег, предположим, на Bentley, то я и не хочу Bentley. Но так как у меня есть двое детей, которых я обеспечиваю, сотрудники, которые работают со мной, мои родители, родители бывшего мужа, которым я тоже помогаю, мне приходится зарабатывать, я не имею права на болезнь. Нужно много денег. (Смеётся.)

Какой вы видите себя через 10–20 лет? Какие цели мечтаете реализовать к этому времени?

Я часто задаю себе этот вопрос. Могу сказать точно, что вижу себя взрослой. У меня есть инфантильность, которая мешает мне во многом выстраивать отношения с сотрудниками, строить долгосрочные планы, поэтому я стараюсь взрослеть. Но я точно вижу себя владелицей огромной сети AiLab, занимающейся несколькими крупными бизнес-проектами.


Я всё-таки хочу уйти в бизнес глубоко и надолго. Буду в том числе инвестировать в молодых людей с крутыми стартапами.


Если к тому моменту меня не возьмут ведущей программы «Утро» на Первом канале, я уйду с телевидения. (Смеётся.) Хочу, конечно, быть мамой, прекрасной бабушкой, надеюсь, через 30 лет я ей уже буду.

«Я потеряла крупные контракты». Айза Долматова — о самом высоком гонораре, бизнесе и роковой публикации интимных фото

О семье

Вы мама двоих детей. Часто ли балуете сыновей? И сколько даёте на карманные расходы?

Было время, когда я конкретно баловала своих детей, и это ни к чему хорошему не привело, потому что дети абсолютно обесценивали и мой труд, и деньги, которые я зарабатываю, и сами игрушки. Раньше я покупала всё, что они хотят просто так, потом баловала по праздникам. Сейчас я совершаю крупные покупки только на день рождения и Новый год.

Сын (старший сын — Сами Долматов. — Прим. «Секрета») захотел игровой компьютер, я купила, но при условии, что он в дальнейшем исполнит ряд обязательств. Эта покупка обошлась мне примерно в полмиллиона рублей.

Карманных денег у него как таковых нет. Ему всего 11 лет, всё, что ему нужно, — это деньги в школу на еду. Самая большая строчка расходов Сэма приходится на компьютерные игры. Сейчас я ввела «таксу» — 11 000 рублей в месяц, не больше.

Некоторые звёздные дети с пелёнок носят Gucci. Уместны ли для вас такие траты?

Мы много лет жили за границей. Элвис (младший сын. — Прим. «Секрета») понятия не имеет, что такое люксовые бренды. И Сэм не был с ними знаком, пока не пошёл в русскую школу.

Ему папа купил перчатки Gucci. Сэм пришёл со школы и говорит: «Мама, в меня тыкают пальцем, называют мажором и маменькиным сынком. Почему?» Сейчас, естественно, понимает, но тяги к дорогим брендам у него нет.

Потом папа купил ему куртку Moncler за 60 000 рублей, но и её Сэм не оценил. Говорит: «Зачем он мне купил куртку, у меня их миллион. Та, которую ты мне взяла за 3000 рублей, и то теплее. Лучше бы просто дал мне денег, я бы их вложил и заработал больше».

Я и сама не брендозависимая, могу одеться в массмаркете, могу вообще в пижаме выйти. Это не влияет на статусность, важно, что у тебя в голове.

Сэм активно ведёт социальные сети. Уже стал приносить доход в семью?

Помимо рекламных контрактов у Сэма есть и другой заработок — игровой аккаунт в TikTok. Могу похвастаться, он однажды заработал 15 000 рублей, потратив всего 1,5 часа. Он умеет зарабатывать деньги, я в Сэме вообще не сомневаюсь. Мне кажется, что он раньше начал считать, чем говорить. (Смеётся.)

«Я потеряла крупные контракты». Айза Долматова — о самом высоком гонораре, бизнесе и роковой публикации интимных фото

Некоторые мамы используют деньги в качестве награды: за пятёрки в школе дают какую-то определённую сумму денег. Что вы думаете по поводу такого метода воспитания? И как учите детей финансовой грамотности?

Я сказала сыну, что мне не важно, какие оценки он получает в школе, поэтому вопрос «вознаграждения» даже не стоит. Оценки — это его ответственность. Я сразу обозначила, что он может учиться так, как хочет и может, главное, чтобы меня лишний раз не вызывали в школу. И у него это получилось. Сэм хорошо учится, даже по русскому четвёрка в четверти, хотя он долгое время учился за границей, где уроки проходили на английском языке.


Я учу сына, что за свою работу он всегда получает деньги. Если приходят рекламные контракты на детей, они получают зарплату, но минимальную. (Смеётся.)


Меня так воспитывал папа, поэтому я люблю работать, зарабатывать и зависеть только от себя.

Кем вы видите своих детей в будущем? Артистами, бизнесменами..?

Я не навязываю детям никакую профессию. Я даю им выбор — кружки, на которые они хотят или не хотят ходить. Сэма я вижу точно бизнесменом. Не знаю, как будет на самом деле. Он холодный в плане расчётов, очень хорошо соображает и уже понимает, как заработать и куда вложить. А Элвис более творческий и делает успехи в спорте. У него уже несколько медалей по джиу-джитсу: две золотые, одна серебряная и одна бронзовая. Занимается этим боевым искусством и гимнастикой уже три года.

Не знаю, кем сыновья станут в будущем. Главное, чтобы они были счастливыми.

Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС, личный архив Айзы

Новости партнеров