28 июля 2017 года в 13:57

Закладки. Лучшие истории из мировых бизнес-изданий

Что вы пропустили в июле

Закладки. Лучшие истории из мировых бизнес-изданий

Раз в месяц «Секрет» собирает дайджест самых ярких и важных текстов, опубликованных англоязычными деловыми изданиями. В выпуске за июль: большая статья о том, как развивающиеся страны помогают табачным компаниям наращивать выручку, несмотря на индустриальный кризис, текст о том, как Китай стремительно отказывается от бумажных денег, история адвоката-карьериста, который боролся с эмоциональным выгоранием с помощью наркотиков, и многое другое.

Как «большой табак» пережил смерть и налоги

The Guardian: «В прошлом году пять крупнейших табачных компаний продали по 300 сигарет на каждого жителя планеты, будь то мужчина, женщина или ребёнок»

Уровень курения в Америке, согласно прогнозам, снизится до 5% к 2050 году. Акционеры британской Imperial Tobacco решили изменить название компании, которым пользовались веками, и стать Imperial Brands. Это намёк на стратегию табачного гиганта: постепенный отказ от традиционных сигарет. Даже Philip Morris International (PMI), владеющий такими брендами, как Marlboro, заявил о выходе в «бездымное будущее» с вейпами и другими продуктами. Тем не менее пять крупнейших табачных компаний в мире процветают, приносят прибыль и увеличивают объёмы продаж, несмотря на прогнозы снижения спроса на их продукцию.

Исключая Китай, где рынок монополизирован государством, в мировой торговле табаком доминируют пять крупных компаний: PMI, British American Tobacco, Japan Tobacco, Imperial Brands и Altria (бывшие американские активы PMI). В 2016 году эти компании увеличили продажи на $150 млрд. Совокупная прибыль компаний достигла $35 млрд, дивиденды инвесторов составили $19 млрд.

Из этих гигантов один из самых сильных игроков — британская американская BAT, работающая в 200 странах и лидирующая на рынках 55 из них. В прошлом году её прибыль выросла на $6,7 млрд. Компания продала 665 млрд сигарет в 2016 году, что на 2 млрд больше, чем годом ранее. А доходы от вейпа и других несигаретных продажах настолько малы, что даже не раскрываются в финансовых отчётах. И BAT, и другие компании ориентируются на развивающиеся рынки: Африку и Ближний Восток. В прошлом году BAT увеличила свои доходы в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Среди ключевых рынков — Индонезия и Египет. США также остаются рынком с большим потенциалом — население растёт, и, даже когда уровень курения снижается в процентном выражении, фактическое число курильщиков относительно статично — около 45 млн человек.

Как Кремниевая долина продвинула программирование в американскую школу

The New York Times: «Информатика так же важна для студентов, как чтение, письмо и математика. Шифрование — такая же основополагающая вещь, как фотосинтез»

В июле этого года генеральный директор Apple Тим Кук заявил президенту США Дональду Трампу, что государственные школы могут лучше удовлетворять потребности страны. Для этого правительство должно сделать всё, чтобы в них в обязательном порядке начали преподавать компьютерное программирование. Это позволит преодолеть «огромный дефицит квалифицированных разработчиков, которые нужны нам сегодня», — заявил Кук.

Apple уже самостоятельно продвигает курсы программирования в школах — при помощи некоммерческой группы Code.org, которую поддерживают крупные технологические компании. Code.org основали в 2012 году Али и Хади Партови, инвестировавшие на ранних стадиях в Facebook, Airbnb, Zappos и Dropbox. За эти годы их компания собрала более $60 млн от Microsoft, Facebook, Google и Salesforce, а также отдельных бизнесменов и фондов. Code.org разрабатывает учебные программы, предлагает уроки онлайн-кодирования и обучает учителей. Уже больше 20 стран работают с Code.org, по их урокам учатся более 100 млн студентов по всему миру.

Информатика важна для американских технологических компаний в том числе потому, что сейчас они сильно зависят от иностранных разработчиков. Однако профессиональное сообщество, занимающееся вопросами образования, указывает на риски: представители какой-либо отрасли экономики не должны решать, чему будут учить в государственных школах. В противном случае может случиться так, что обучение замкнётся на конкретных языках программирования, нужных тем или иным компаниям. С точки зрения образования это вредно — для него важно разнообразие.

Гонка сына, желающего дать умирающему отцу бессмертие

Wired: «Если даже намёк на цифровую загробную жизнь возможен, то, конечно, человек, которого я хочу сделать бессмертным, — мой отец»

Весной 2016 года у 80-летнего Джона Влахоса, отца журналиста Джеймса Влахоса, диагностировали рак лёгких четвёртой стадии с метастазами в кости, печени и мозге. Его сын решил сделать своего отца в каком-то смысле бессмертным — записал с ним 12 бесед о жизни и собрал из них чатбота. Джеймс успел познакомить отца с его компьютерным двойником и теперь сможет общаться с отцом в мессенджере всегда.

В целом Джеймс записал 91 970 слов — около 200 страниц о родителях — греческих эмигрантах, о влюблённости в мать Джеймса, о работе спортивным комментатором, певцом, актёром любительского театра, успешным адвокатом. А ещё анекдоты, детские воспоминания, биографические подробности. Разговоры изначально были разбиты на рубрики «Семейная история», «Семья», «Образование», «Карьера», «Внеучебное».

«Поскольку я предполагал, чем обернётся создание Dadbot (странное имя с учётом обстоятельств, но оно застряло у меня в голове), я набросал список плюсов и минусов, — пишет Джеймс. — Создание Dadbot именно тогда, когда мой папа умирает, может быть мучительным. Кроме того, как журналист, я знаю, что могу написать статью, и это заставляет меня чувствовать себя виноватым. Больше всего я беспокоюсь, что Dadbot просто потерпит неудачу и это повлияет на наши отношения и мои воспоминания об отце. Бот может быть достаточно хорошим, чтобы напомнить моей семье человека, которого он эмулирует, но может быть слишком непохожим на настоящего Джона Влахоса».

В Китае наличные деньги быстро устаревают

The New York Times: «Такие платежи стали обыденностью. Буквально каждый бизнес и бренд в Китае подключён к этой экосистеме»

Новый экономический феномен Китая не имеет ничего общего с долгом, инфраструктурными расходами или другими крупными экономическими темами. Он связан с наличными деньгами — Китай систематически и быстро устраняет их.

Почти все жители крупных городов Китая используют смартфон для оплаты практически любых покупок. В ресторанах официант спросит, хотите ли вы использовать WeChat или Alipay — два варианта оплаты при помощи смартфона. Оплата наличными — далеко не самая актуальная опция. Этот переход произошёл всего за три года.

По данным консалтинговой фирмы iResearch, в 2016 году объём мобильных платежей в Китае достиг $5,5 трлн, что примерно в 50 раз превышает объём американского рынка, оцениваемого в $112 млрд.

На практике это означает, что Tencent и Alibaba, две китайские интернет-компании, управляющие WeChat и Alipay, и их финансовый партнёр Ant Financial сидят на золотой шахте с ошеломляющими показателями. Обе компании могут зарабатывать деньги на транзакциях, взимать с других компаний платежи за использование своих платформ для проведения транзакций и всё время собирать данные о плательщиках.

По прогнозу Ричарда Лима, управляющего директора венчурной компании GSR Ventures, в 2018 году Ant Financial и Tencent должны превзойти Visa и MasterCard по общему объёму транзакций в день. Их преимущество в том, что они удешевили платежи: например, мелкие продавцы могут использовать распечатку QR-кода или свой телефон вместо дорогостоящего устройства для чтения карт. Этим уже пользуются все: продуктовые магазины, лавки по ремонту ключей и даже уличные музыканты и попрошайки.

У такой системы мобильных платежей в Китае могут возникнуть проблемы в будущем. Поскольку страна строит свою потребительскую экономику на двух частных платёжных платформах для смартфонов, она постепенно исключает людей, которые не могут попасть в эти сети. Это как минимум усложняет жизнь туристам и людям, приезжающим в Китай по работе. У них нет банковских счетов в этой стране, а поэтому трудно превратить свои смартфоны в кошельки. Для иностранных и местных компаний это тоже может обернуться проблемой. Выходя на китайский рынок, они теперь должны иметь дело с Alibaba и Tencent, иначе окажутся неспособными принять платежи. Аналогичным образом китайские компании, полагающиеся на Alibaba и Tencent, должны создавать отдельные структуры для работы с ними.

Беспилотное вождение приведёт к принудительному устареванию автомобилей

The Verge: «Представьте себе всё, что вы испытываете, когда узнаёте, что ваш телефон на Android устарел и больше не обновится до новейшей версии ОС. А теперь умножьте это ощущение на стоимость новой блестящей машины»

Концепция встроенного устаревания знакома всем, кто когда-либо покупал современную бытовую электронику. Ещё в начале 2000-х годов новый игровой компьютер устаревал быстрее, чем его владелец успевал похвастаться им перед своими друзьями. За последнее десятилетие смартфоны стали устройствами, заставляющими нас покупать их снова и снова — с новыми спецификациями и возможностями. С автомобилями, похоже, происходит то же самое. Только проблема в том, что людям такая перспектива не понравится.

Главное отличие автомобилей по сравнению с другими формами быстро развивающейся технологии в том, сколько они стоят и как часто мы их покупаем. Если ваша игровая приставка засбоит из-за новой игры, вы потратите $300 на новую видеокарту и вернётесь к играм. Если хотите новую функцию в смартфоне, которой у вас сейчас нет, вы потратите $600 на новый телефон. А с машиной так не получится. Когда вы покупаете статусный автомобиль с автопилотом и тратите на него очень много денег, вы ожидаете многого взамен. А пока что автопроизводители не готовы настроить апдейты. Только Tesla представила прекрасный пример регулярных обновлений программного обеспечения. Все остальные — Audi, Honda и другие — предложат вам купить новый автомобиль стоимостью $100 000 через пять-семь лет использования. Возможно, это и будет отличием автомобилей премиум-класса будущего: более длительные периоды использования новейших технологий без необходимости покупать новый автомобиль.

Адвокат, наркоман

The New York Times: «Профессиональный стресс также играет определённую роль. Юридические фирмы не любят выносить сор из избы. Они хотят не смущать своих сотрудников, пока те приносят им деньги. И не понимают, что наркомания — это болезнь»

Бывшая жена высокооплачиваемого адвоката из Кремниевой долины Питера два дня не могла связаться с ним. Поехав к бывшему мужу, она нашла его мёртвым в окружении шприцов, ватных тампонов и наркотиков. Чтобы разобраться с тем, как это произошло и что семья упустила, она обыскала весь дом. Она не нашла однозначного ответа на вопрос о том, почему он подсел на наркотики. Но обнаружила другое — злоупотребление наркотиками среди американских адвокатов растёт и усиленно скрывается.

«Он работал более 60 часов в неделю в течение 20 лет с тех пор, как окончил юридическую школу, и проработал партнёром в области интеллектуальной собственности Wilson Sonsini Goodrich & Rosati, известной юридической фирмы, базирующейся в Кремниевой долине, — рассказывает бывшая жена адвоката. — Питер, один из самых успешных людей, которых я когда-либо знала, умер из-за бактериальной инфекции, обычной для тех, кто употребляет наркотики внутривенно».

Одна из самых душераздирающих подробностей этой истории — последний звонок, зафиксированный мобильным Питера, был по работе. Его тошнило, он не мог даже сесть, но сумел поговорить по телефону.

В опубликованном в 2016 году отчёте Hazelden Betty Ford Foundation и Американской ассоциации адвокатов были проанализированы ответы 12 825 лицензированных адвокатов из 19 штатов. Результаты показали, что около 21% юристов можно назвать пьющими, 28% из них в той или иной степени страдают от депрессии, а 19% — от тревожного расстройства. Только 3419 юристов ответили на вопросы об употреблении наркотиков, ещё 75% пропустили этот раздел. Возможно, потому, что боялись ответить. Алкоголь законен и социально приемлем. Его употребление не бросает тень на карьеру адвоката. А наркотики незаконны. Опиоиды и стимуляторы часто идут рука об руку с алкоголем. Фактически наркотики иногда используются для борьбы с симптомами отмены алкоголя.

Из адвокатов, которые ответили на эти вопросы, 5,6% использовали кокаин и стимуляторы, 5,6% — опиоиды, 10,2% — марихуану, почти 16% — седативные средства. 85% рассказали об употреблении алкоголя за прошедший год. Для сравнения, около 65% населения в целом употребляют алкоголь.

Юридические фирмы часто неохотно обсуждают злоупотребление наркотиками со своими сотрудниками. Причина отчасти в том, что они так заняты, что просто этого не замечают.

Обсудить ()