02 мая 2017 года в 08:14

Закладки. Лучшие истории из мировых бизнес-изданий

Что вы пропустили в апреле

Закладки. Лучшие истории из мировых бизнес-изданий

Раз в месяц «Секрет» собирает дайджест самых ярких и важных текстов, опубликованных англоязычными деловыми изданиями. В выпуске за апрель: рассказ о жизни независимых программистов — постоянных участников хакатонов, статья о небольшом городе в Канаде, который пытается реформировать систему общественного транспорта в помощью Uber, текст о том, как полицейские в Италии используют Facebook, чтобы опознать погибших в кораблекрушении сирийских беженцев, и многое другое.

«Компания внедряет микрочипы в своих сотрудников»

The Next Web: «В коворкинге Epicenter сотрудники и арендаторы охотно выстраиваются в очередь на имплантацию чипов».

В стокгольмском коворкинге Epicenter решили облегчить жизнь своим сотрудникам и тем, кто приходит сюда поработать. Чтобы людям не приходилось носить с собой несколько карт и ключей, а также запоминать пароли и коды, им имплантируют чипы размером с рисовое зёрнышко, заменяющие весь этот набор. Вживляются микрочипы во время почти безболезненной инъекции в место между большим и указательным пальцами на руке. После использования чипы можно извлечь. В компании такая практика стала даже популярной — с чипами ходят более 150 человек.

По словам соучредителя и генерального директора Epicenter Патрика Мэстертона, всё дело в удобстве. Имплантат заменяет ключ, когда нужно открыть запертые двери, запускает работу принтеров и может служить кредитной картой при покупке продуктов или смузи в местном буфете.

«Транзит в Иннисфиле»

Innisfil.ca: «Жители ясно сказали нам, что они хотят такую услугу, которая удовлетворит потребности молодёжи, пожилых людей, жителей пригородных районов перемещаться по городу по требованию».

Власти канадского города Иннисфил, в котором живёт чуть больше 36 000 человек, решили отказаться от общественного транспорта и запустить совместный проект с Uber и несколькими местными службами такси. Они подсчитали, что содержание автобусной сети обойдётся городу дороже, чем оплата транспорта по требованию. Группа инициативных граждан, принимавших участие в обсуждении, также высказалась за вариант с такси. При этом особое внимание уделили тому, что сервис должен быть доступен и удобен всем, в том числе маломобильным людям, родителям с детьми, пенсионерам. Развёртывание программы будет происходить поэтапно. В проект с сервисами такси город инвестирует как минимум $225 000. Запуск намечен на 1 мая 2017 года, и сначала власти города будут анализировать, как жители пользуются сервисом и удовлетворяет ли проект нужды людей.

Тариф на поездки пока установлен на уровне от $3 до $5 за провоз одного человека. Для тех людей, у которых нет смартфонов и, соответственно, возможности скачать приложение Uber, в разных частях города на улицах будут установлены стойки с айпадами, откуда можно будет сделать заказ. Сервис будет работать в любое время суток в будни и выходные, а водители — проходить предварительный отбор.

Как производство безделушек вытащило из нищеты китайские деревни

Quartz: «Так называемые деревни Taobao» стали приоритетом национальной политики в деле восстановления сельского Китая и ликвидации нищеты».

Глава КНР Си Цзиньпин пообещал к 2020 году ликвидировать абсолютную нищету в Китае. Кабинет министров в декабре призвал местную власть и компании к массовому расширению электронной торговли и присоединению к программе ликвидации бедности в более чем 120 000 населённых пунктах. Ритейл-платформа Taobao компании Alibaba предложила свою поддержку, и сейчас в сельской местности действуют уже четыре её проекта.

Alibaba инвестирует в деревни, проводит обучение, налаживает коммуникации и логистику и развивает местную экономику. Сейчас, по данным компании, 18 деревень Taobao, считавшихся бедными, продают в интернете товаров более чем на $1,4 млн в год. Есть ряд населённых пунктов, где уровень годового заработка ещё выше. У деревень зачастую есть специализации: в каких-то делают изделия ручной работы из серебра, где-то собирают детские велосипеды, где-то продают актёрские и танцевальные костюмы.

Однако, несмотря на государственную поддержку, во многих областях страны, охваченных нищетой, не так просто начать зарабатывать на буме интернет-коммерции. Преуспевающие деревеньки имеют преимущество, так как находятся на равнинах и к ним легче провести дороги и коммуникации. Большая часть бедных деревень находятся в горах и удалённых регионах или местах с неблагоприятным климатом.

Как Facebook помогает выяснять судьбу неизвестных беженцев

Wired: «Последний год был самым смертоносным в истории Средиземного моря. Более 5000 человек утонули в море, большинство из них не было опознано».

24 августа 2014 года корабль с 500 сирийскими беженцами на борту, идущий в Италию, потерпел крушение в международных водах. Спасательных жилетов не было, а общее количество пассажиров — мужчин, женщин, детей, стариков — превышало 500. Итальянские спасатели вытащили в тот день из воды 352 выживших и 24 трупа. Остальные пропали без вести.

Расследовать кораблекрушение выпало Анджело Милаццо, полицейскому инспектору юго-восточной сицилийской провинции Сиракузы. Вместе с переводчицей Рабаб Мариной Миной они принялись выяснять информацию про каждого пропавшего без вести и каждое анонимное тело. Милаццо и Мина опросили свидетелей и смогли найти родственников шести из 24 жертв. Следующие несколько недель они пытались узнать хоть что-нибудь про оставшиеся 18 тел, но ничего не выходило. «Если у всех пропавших людей, которых выбрасывает на берег, есть Facebook, — подумал Милаццо, — почему бы мне просто не поискать их там?» Для него это стало откровением. За год работы в группе, занимающейся нелегальной иммиграцией, он никогда не слышал о том, чтобы кто-либо использовал соцсеть для связи с семьями. Разрешение использовать Facebook в расследовании от окружного прокурора было получено, но действовать пришлось всё равно практически вслепую, потому что никакой официальной политики в отношении социальных сетей у правоохранительных органов не было. Так появилась страница Siria Gicic. Милаццо и Мина не знали, какая тактика сработает лучше всего. Иногда они размещали крупным планом одежду жертв и личные вещи, чтобы понять, узнал ли кто-нибудь их. В других случаях они анализировали кучу информации, посланную семьями пропавших в поисках подробностей, которые могли бы совпадать с посмертными данными.

К концу 2014 года Милаццо и Мина опознали 21 из 24 тел, 15 с помощью Facebook. Сейчас Милаццо занимается совсем другим — ищет людей, скрывающихся от повесток в суд, но с разрешения прокуратуры он всё ещё работает над этим делом. «Я убеждён, что мало-помалу я смогу обнаружить личности всех 24 жертв».

Официальной политики в отношении использования социальных медиа в поисках мигрантов и их семей в Италии до сих пор нет.

Эти хастлеры зарабатывают на корпоративных конкурсах по кодированию

Bloomberg: «Его телевизор с плоским экраном, домашний кинотеатр, 3D-принтеры, телефоны, планшеты, компьютеры и мебель — всё он или получил в виде подарков на хакатонах, или купил за деньги, заработанные на этих мероприятиях».

У некоторых программистов есть постоянная работа, некоторые работают на фрилансе, у кого-то есть корпоративные спонсоры. Но есть кодеры, для которых основная работа — хакатоны, корпоративные конкурсы по программированию и созданию решений, приложений и инструментов. Эти программисты часто получают предложения от, например, Google, Facebook и Uber, но отказываются, чтобы иметь возможность работать над тем, что им интересно, и путешествовать. Отчасти хакатоны для них — способ получения быстрых денег (например, за два дня такой работы при благоприятном исходе можно получить $40 000). Вычислить среднюю зарплату хакатонера непросто. Победители могут зарабатывать десятки тысяч долларов каждый месяц, но большая часть этого может прийти в виде подарочных карт, сертификатов и гаджетов. Кроме того, выигрыши распределяются между членами команды. Если бы эти кодеры работали в Google разработчиками программного обеспечения начального уровня, они могли бы зарабатывать около $127 000 в год каждый, согласно данным Glassdoor. Однако те, кто побывал уже на сотнях хакатонов, стараются максимизировать свою прибыль и количество призов и поэтому внимательно изучают организующие хакатоны компании, список партнёров, условия перелёта и призовой фонд.

Хакатоны могут различаться по продолжительности, теме, критериям оценки и другим факторам, но все они устроены по одинаковой схеме. Хакеры регистрируются онлайн — как правило, группами от трёх до пяти человек. Проводятся хакатоны в любом подходящем месте, где есть вайфай и минимальные условия для сна и можно рассадить кодеров и расставить стойки с едой.

Большинство мероприятий длятся от 24 до 48 часов. За это время программисты, работая в команде, должны создать что-то новое, интересное и функциональное.

Для компаний хакатоны — способ продвижения новых технологий, поиск решений и новых сотрудников, инструмент мотивации. Спонсируют и устраивают хакатоны сотни компаний, среди которых Microsoft и Amazon.

Как Uber использует психологические приёмы для «нажатия на кнопки» своих водителей

The New York Times: «Компания провела экстраординарный эксперимент в области бихевиоризма, чтобы тонко увлечь независимую рабочую силу и максимизировать её рост».

Журналисты NYT опубликовали большой интерактивный материал, рассказывающий про экономику работы сервиса заказа такси Uber. Основной акцент сделан на приёмах вовлечения и стимулирования водителей за счёт в том числе геймификации их работы, превращения её в своеобразное состязание между водителями. Этот лонгрид интересен не только тем, что в нём рассказывается про работу Uber, но и тем, как эта информация подана: читатель может увидеть «движок» симуляций Uber и самостоятельно его опробовать, подставляя разные данные и наблюдая, как влияет на компанию количество заказов, время простоя водителей и количество машин в системе.

Обсудить ()
Новости партнеров