«В подмосковной колбасе нашли человечину!» Что на самом деле произошло

Так мерзко, что хочется подробностей

В ночь на 4 июля сайт iz.ru выпустил шок-новость: «Эксперты обнаружили ДНК человека в колбасе "Мортаделя"». Сейчас она уже недоступна, но текст, конечно, сохранился в кэше поисковиков.

Жуткая история о сервелатах из человечины предсказуемо взорвала новостные агрегаторы и социальные сети. Самые внимательные читатели, впрочем, обратили внимание на то, что подмосковный комбинат «Мортадель» (согласно СПАРК, владелец компании — бизнесмен Николай Агурбаш; выручка за 2016 год — 1,2 млрд рублей, чистая прибыль — 7,9 млн) в последнее время подозрительно часто становится ньюсмейкером.

Например, компания конфликтует с ритейлером «Дикси». Весной он разорвал контракт с «Мортаделем», объяснив это претензиями к качеству продукции и наличием в ней «не указанных на упаковке ингредиентов». До расторжения контракта «Мортадель» требовал от «Дикси» вернуть более 100 млн рублей, уплаченных за «лжемаркетинг».

Уже после прекращения сотрудничества с «Дикси» «Мортадель» добился того, что дело в отношении ритейлера возбудила ФАС. Арбитражный суд Московской области принял иск о взыскании c «Дикси» 47,4 млн рублей. Ритейлер предпринял аналогичные действия, но ФАС жалобу оставила без внимания, суд иск отклонил.

И ещё одно примечательное обстоятельство: страшное открытие, по данным iz.ru, сделали «эксперты Федерального исследовательского центра питания (Институт питания РАМН)». Однако эта организация прекратила своё существование несколько лет назад.

«Секрет» задал вопросы всем реальным и предполагаемым героям скандала, а также попросил PR-эксперта рассказать, как эффективно вбросить фейк — и как от него отбиться.

Владимир Бессонов
Заведующий лабораторией химии пищевых продуктов ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии», доктор биологических наук
1
Прежде всего НИИ питания РАМН юридически не существует с 2013 года (сейчас его функции выполняет ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии». — Прим. «Секрета»). Я лично таких вещей никогда не обнаруживал, другие институты, насколько мне известно, — тоже. Но трындёж о том, что в чьём-то мясе нашли человечину, идёт очень давно. У криминалистов есть высокочувствительные методы, которые могут обнаружить следы ДНК: грузчик, например, дотронулся до продукции голой рукой — и клетки кожи остались на мясе. Но я считаю, что это нечистоплотная конкурентная борьба. Если появляется хреновая информация о ком-либо, значит, кто-то хочет нагадить. Как назвать таких людей? Это фашисты.
Эльвира Агурбаш
Вице-президент компании «Мортадель»
2
Для нашего потребителя эта новость звучит примерно так: «В колбасе компании "Мортадель" нашли человеческое мясо». Получается, компанию «Мортадель» и Главное управление ветеринарии Московской области обвиняют в том, что у нас на производстве произошло убийство. Что мы убиваем людей. Где тогда заявление в прокуратуру? Как брали образцы? Была ли это плановая проверка? Какие заводы ещё проверяли? Мы не получили до сих пор никакого протокола. У меня нет ни одной бумаги о том, что у меня с завода брали колбасу на экспертизу. Когда я прочитала эту новость, позвонила в Институт питания (имеется в виду ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии». — Прим. «Секрета»). Меня соединили с руководителем научного направления «Оптимальное питание» Александром Батуриным. Он в ужасе. Сказал, что прямо сейчас идёт проверка, проводили ли в его институте какую-либо экспертизу. Любому специалисту ясно, что это абсурд. Во-первых, чтобы проверить качество колбасы, не делают экспертизу на наличие человеческой ДНК. Во-вторых, ДНК человека — везде. Когда повар крошит овощи в салат, в него попадает ДНК человека. Человек взял колбасу в руки — там есть ДНК человека. Я вас возьму за руку — у вас на руке будет моя ДНК. Более того, ДНК свиньи на 90% совпадает с ДНК человека. Что касается качества продукции. Ветеринарная служба проверяет всё наше входящее сырьё, все цеха и все этапы производства продукции. Недавно ещё говорили об африканской чуме свиней во Владимирской области, где у нас есть комплекс. Наш свиноводческий комплекс имеет самую высокую степень ветеринарной защиты. Это значит, что в радиусе 20 км уничтожаются все кабаны и свиньи, все хозяйства. На предприятие не допускаются посторонние люди и машины. На самом деле об этой «экспертизе» я услышала ещё 28 июля на заседании суда. ФАС по нашей жалобе возбудила дело о навязывании услуг в отношении компании «Дикси». У «Дикси» запросили документы, но у компании их недостаёт, и заседание перенесли на 4 сентября. В тот день их юрист стоял напротив меня и показывал документ, в котором говорилось, что обнаружили человеческую ДНК в нашей продукции. Но я тогда не придала значения этому бреду. Когда мы ещё сотрудничали с «Дикси», на нас постоянно давили. Говорили, что если мы не будем соглашаться отдавать товар за полцены и будем требовать вернуть деньги за маркетинг, контракт разорвут. Это и произошло. Через два месяца после того, как я попросила вернуть нам деньги за лжемаркетинг, с нами прекратили сотрудничество, сославшись на плохое качество продукции. Хотя до этого всё устраивало. Я обратилась в суд, а «Дикси» подала встречные иски. Хотя суд первой инстанции и апелляционный суд их отклонили, сеть подала на кассацию. Конечно, это затягивание процесса. «Дикси» понимает, что, если она проиграет дело, это будет прецедент. Другие производители тоже пойдут в суд. А о краже документов вы слышали? Группа лиц пробралась на территорию завода, проделав огромную дыру в заборе. Вскрыли 18 дверей! Некоторые пролезли через окно. Унесли папку, перетянутую красной резинкой, на которой было крупно написано «Дикси». Там были материалы для суда: доказательная база, флешки с аудиозаписями. Больше ни у кого ничего не пропало, хотя в здании были дорогие гаджеты и телефоны. У меня из кабинета только ещё вынесли маленький сейф. Но в нём ничего не хранилось, я им не пользовалась. По этому эпизоду ведётся следствие. Я не могу обвинять «Дикси» без решения суда, но я могу высказывать свои мысли. За 26 лет своей истории «Мортадель» никому не был нужен. А сейчас кто-то пытается сделать так, чтобы компания ушла с рынка, а мы разорились. Мы выживаем. До конфликта 40% продукции поставляли «Дикси». Сейчас начали сотрудничать с Х5, нас пригласил к себе «Мираторг», продолжаем работать с «Лентой», «Глобус Гурмэ» и другими сетями. Но у нас нет таких объёмов, как раньше. «Дикси» нанесла нам колоссальные убытки. Возникли огромные долги, потому что мы закупали большое количество сырья. Поэтому появились иски о банкротстве. Но мы выкрутимся. А по поводу новости о человеческой ДНК — мы будем её опровергать и подавать в суд на «Рен ТВ» (сайт телеканала [перепечатал](http://ren.tv/novosti/2017-08-04/v-kolbase-podmoskovnogo-proizvoditelya-obnaruzheny-sledy-chelovecheskoy-dnk) новость родственного ему издания iz.ru одним из первых. — Прим. «Секрета»).
Владимир Русанов
Руководитель пресс-службы компании «Дикси»
3
Мы предоставили суду и ФАС все необходимые документы, обосновывающие расторжение договора поставки с данным контрагентом. В том числе акты и протоколы ряда экспертиз продукции этого поставщика, среди которых была и экспертиза с результатами, о которых идёт речь. Эту экспертизу проводило ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии» по обращению Ассоциации компаний розничной торговли. Кроме как в суд и ФАС, результаты данной экспертизы нами никуда не предоставлялись. Рассмотрение дела перенесено, так как ФАС затребовала дополнительные документы — как у нас, так и у «Мортаделя». Домыслы по поводу так называемой [«кражи документов»](https://www.retail.ru/news/143908/) не комментируем. Тем более что официальных подтверждений факта кражи от полиции в СМИ не видно. Похоже, нет и заявления в органы МВД от того, кто эту информацию распространил. Подозрения в наш адрес пусть останутся на совести источника дезинформации.
Олег Воронин
Основатель PR-агентства Bernays
4
У нас есть только одна законная экспертиза — Роспотребнадзора. Его проверки имеют значение, а любые экспертизы лабораторий, даже хороших, — нет. Поскольку этого НИИ вообще не существует, история очень похожа на наезд. Но доказухи тут мало. Видимо, кто-то хочет создать обсуждение. Человек примитивно устроен: если что-то попало в СМИ, значит, это правда. Любая информационная атака строится на простом принципе: заронить зерно сомнения по главному свойству продукта. Способов много. Можно провести пикет против «вредной продукции», найти «потерпевшего», обратиться в суд или, что проще всего, напрямую к журналистам. Как отбить такую атаку? Лучше на неё вообще не отвечать. Иначе вы только поддержите негативную повестку. Хотите погасить — замолчите. Многие компании думают, что их тогда проклянут и не будут ничего про них писать. На самом деле у журналистов память короткая. Никакая новость не живёт дольше десяти дней. Даже новость о теракте в Питере продержались три дня, а потом всё заглохло. Если всё же хотите что-то сделать, помните, что прямых ответов в любом случае быть не должно, но можно попробовать перебить негатив. Предположим, в каком-нибудь общепите произошла драка: безумцы набили морду кассиру. Чтобы погасить новость, заведение проводит подчёркнуто трешевую акцию: всем людям с маленькой писькой — скидка. Либо молчать, либо перебивать повестку. Лучше всего отвлекать внимание так. Но крупные компании обычно в плане пиара никакие. Не надо, кстати, думать, что в пиаре все постоянно друг друга топят. Информационные атаки заказывают гораздо реже, чем обычные кампании. И чаще всего новости больших изданий всё-таки правдивы.

До руководства Ассоциации компаний розничной торговли, которую в своём комментарии упоминает представитель «Дикси», «Секрет» пока не дозвонился.

При участии Олега Хохлова

Фотография на обложке: Руслан Шамуков / ТАСС

Нам важно ваше мнение

Ещё по теме
Загрузка...
Загрузка...