18:02, 15 апреля 2015

«Твёркинг это большой бизнес»

Участники рынка обучения танцам — о цензуре и прибыли

Три дня назад на ютьюбе разместили видео с выступлением танцевальной школы «Кредо» в Оренбурге, где девочки 16–17 лет танцевали твёрк в костюмах пчёл. Следственный комитет узрел в этом признаки развратных действий и закрыл школу до конца следствия. Также был заблокирован сайт «Кредо», а представители школы заявили, что класс твёрка расформирован. Правозащитники попросили органы проверить все танцевальные школы России на предмет развратных действий. «Секрет» поговорил с участниками танцевального рынка о том, как скандал скажется на бизнесе.

«Твёркинг это большой бизнес»

Три дня назад на YouTube размеcтили видео с выступлением танцевальной школы «Кредо» в Оренбурге, где девочки 16–17 лет танцевали твёрк в костюмах пчёл. Следственный комитет узрел в этом признаки развратных действий и закрыл школу до конца следствия. Также был заблокирован сайт «Кредо», а представители школы заявили, что класс твёрка расформирован. Правозащитники попросили органы проверить все танцевальные школы России на предмет развратных действий. «Секрет» поговорил с участниками танцевального рынка о том, как скандал скажется на бизнесе.

«Твёркинг это большой бизнес»

Юлия Масаева Лидер команды XTwerkGirls

Все хотят научиться твёркать — нашим спецкурсам уже год, и на них записывается целая куча народа, многие даже оплачивают место в группе заранее, чтобы не потерять его. Возраст аудитории варьируется от 16 до 55 лет. Занимаются как студентки, так и женщины на руководящих должностях. У них сидячая работа, а твёрк помогает всё растрясти. Твёркинг действительно полезен для женского здоровья.

Средний абонемент в школу танцев стоит 3 200 рублей в месяц — разве можно назвать это прибыльным бизнесом? Но Россия имеет большой потенциал развития для этого танца, потому что даже сейчас хотя бы группа по твёрку есть в каждой московской танцевальной школе. Даже на курсах шестового стриптиза и стрип-пластики учат booty dance. Да что там говорить, твёрк сейчас — это бум.

Для меня ситуация в Оренбурге непонятна. Мне очень много человек скинули видео отчётного концерта этой школы. Что там криминального, я не поняла. Мне кажется, кому-то на этой истории нужно было выслужиться. Таких видео в интернете навалом, почему внимание привлекло именно это? Привлекло — и спасибо, теперь больше людей захочет потвёркать. Государство сперва нужно разобраться в танцевальной культуре, а потом запрещать твёрк. Россия же вообще демократическое государство, давайте вслед за твёрком закроем курсы восточных танцев. Что у нас вообще с государством происходит, если они видят в танце какой-то развратный подтекст? Пусть сначала попробуют потвёркать — это не так просто, как кажется.

«Твёркинг это большой бизнес»

Ольга Петухова Управляющая направлением твёркинга в студии танца и спорта «Юнга» (Санкт-Петербург)

Твёркать охота каждой школьнице — само направление танца сегодня стало очень популярным. Я сама пару лет назад увидела выступление твёркающих девчонок и заинтересовалась. Я обучалась в трёх разных танцевальных школах, а потом мне предложили вести проект в нашей студии. Рынок становится теснее, ведь твёркать в России начинают примерно лет с 15. Раз запрос общества есть, открываются новые школы. Но не могу сказать, что именно сейчас преподавать твёрк особенно выгодно — у этого танца в стране всё только начинается. У твёрка есть все перспективы стать большим бизнесом в России. Но для этого нужно очень много работать.

Танец выставляется в очень пошлом виде, хотя твёркинг — не просто жопокрутка. Твёрк сжигает жиры и задействует целую группу брюшных и ягодичных мыщц, развивает умение владеть своим телом и в принципе это хорошая профилактическая работа для вагины. В Оренбурге всё началось из-за трусиков. Если бы девочки из школы «Кредо» танцевали в другой одежде, никакой бы проблемы не случилось. Моя знакомая выступала недавно в своём университете — но она танцевала в лосинах, а не трусиках. Ей и аплодировали стоя. Твёркинг — это искусство, а не похабный танец.

Но всё же лучше ввести возрастные ограничения. Твёркать должны совершеннолетние. Государство не должно вмешиваться в танцы, хотя, я считаю, закрыть школу «Кредо» в Оренбурге правильным решением — они это заслужили.

«Твёркинг это большой бизнес»

Роман Земляницын Директор школы танцев 54 Dance Studio

Аудитория, которой интересен твёркинг, на самом деле не очень большая, но направление постепенно набирает популярность. Правда, я не думаю, что твёрк станет очень известным, потому что этот танец всё-таки узконаправленный и интересен только молодежи. Даже в Москве рынок не очень насыщен курсами, где учат твёркать, — а в регионах совершенно другой менталитет, и твёрк там точно преподавать не будут. В крупных городах, конечно, наблюдается конкуренция за аудиторию, поскольку клиенты идут только к профессиональным педагогам, которые хорошо зарекомендовали свой твёрк.

Я против того, чтобы несовершеннолетних учили твёркать, — танец изначально несёт в себе сексуальный подтекст, поэтому на него стоит ввести возрастной ценз. В принципе, хорошо, что государство наконец-то полезло в танцы: у нас слишком много непрофессиональных педагогов без должной квалификации, которые неверно толкуют предназначение твёркинга.

Сейчас точно не время открывать бизнес в этой непростой сфере: рынок танцевальных школ сейчас перенасыщен даже несмотря на то, что в кризис многие школы закрываются. Танцевальные школы действительно могут приносить хорошую прибыль, но только в больших городах, где появился интерес и спрос на танцы. В кризис людям выгоднее заниматься танцами в муниципальных районных учреждениях — это намного дешевле частных школ.

«Твёркинг это большой бизнес»

Мария Преподаватель школы танцев 5life

Я уверена, что закрытие школы «Кредо» в Оренбурге привлечёт ещё больше людей на занятия твёркингом. Те, кто о нём ничего не слышал раньше, обязательно захотят попробовать. Мы уже заметили массовый интерес к направлению. Всплеск начался больше двух лет назад — к нам в школу начали ходить и девочки от 16 лет, и женщины за 50. Самому направлению в России всего три с половиной года. За это время рынок твёрка сильно вырос. Раньше на всю страну было всего 5 преподавателей, а сейчас направления открываются чуть ли не в каждой танцевальной школе. И рынок с каждым месяцем продолжает наполняться. Конкуренция уже суровая: каждая школа старается выбрать удобное расположение и продвигаться в интернете.

Если по всей стране действительно начнутся прокурорские проверки танцевальных школ, безусловно, это станет ударом по твёрку. Хотя у нашей школы маленький сегмент среди несовершеннолетних: если из группы в 30 человек уйдут двое, ничего не случится. Но если ребёнок занимается booty dance для своего развития — в этом нет ничего плохого. Здесь нет никакого падения нравственности. Девочки учатся танцу для себя. И в целом я уверена, что твёрк — это моё дело, а не государства.

«Твёркинг это большой бизнес»

Тимур Нигматуллин Аналитик ИХ «ФИНАМ»

Обучение твёркингу — это услуги не первой необходимости. Значит, по мере снижения реальных доходов домохозяйств (МЭР прогнозирует снижение порядка 10% в 2015 году) спрос на них будет сокращаться. Да, сам танцевальный рынок не насыщен и растёт на 10–15% в год, что несколько нивелирует негативный эффект. Однако как инвестидея вложение средств в танцевальные школы выглядит очень сомнительно, тем более в низкоплатёжеспособных регионах.

Фотография на обложке: Сергей Новак

Новости партнеров