Как кошмарят бизнес: За что арестовали СЕО производителя фильтров для больниц «Тион»

Совладелец компании Михаил Амелькин об уголовном деле и будущем компании
21 июня 2017 в 14:59

В начале июня Следственный комитет по Новосибирской области возбудил уголовное дело в отношении Дмитрия Трубицына, генерального директора компании «Тион», о которой «Секрет» подробно рассказывал в 2015 году в статье «Сибирский антивирус». СК подозревает компанию в производстве и сбыте незарегистрированных медицинских изделий. В офисах «Тиона» прошли обыски, Трубицына допросили и отправили под домашний арест. «Секрет» попросил совладельца «Тиона» Михаила Амелькина объяснить, в чём суть претензий СК, и дать ответ силовикам.

–––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

Михаил Амелькин
Директор по организационному развитию компании «Тион»

Вряд ли многие слышали о нашей компании, но почти каждый, кто ходил в больницу или в поликлинику в последние десять лет, видел наше оборудование для очистки и обеззараживания воздуха. Это не единственное направление нашего бизнеса, но у следователей возникли вопросы именно к нему.

Мы с Дмитрием Трубицыным закончили физфак НГУ. У нас и других учёных-физиков из новосибирского Академгородка были наработки в области технологий очистки воздуха, они легли в основу нашего оборудования для операционных, палат реанимации, биолабораторий и других помещений. Несколько лет назад медицинское оборудование приносило компании 80% оборота. Сейчас приносит примерно половину.

Мы ручаемся за эффективность нашего оборудования, принципиально не используем раскрученные технологии, которые считаем неэффективными (например, очистку воздуха ультрафиолетом) и не приукрашиваем возможности наших приборов. Мы выбрали рынки, где эффективность приборов проверяют, где есть соответствующие нормативы. Проверку нового оборудования мы всегда начинали с множественных бесплатных апробаций: просто привозили приборы в больницы и просили оценить результаты работы. У нас на руках десятки положительных заключений. Сейчас более чем в тысяче медицинских учреждениях по всей России работают наши очистители и обеззараживатели. В том числе в НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, НИИ общей реаниматологии им. В.А. Неговского, НИИ нейрохирургии имени академика Н.Н. Бурденко. Эффективность работы наших приборов несколько раз в год подтверждается замерами Роспотребнадзора в каждой больнице.

Теперь вы можете представить, насколько неожиданными были визиты следователей в наши офисы в Новосибирске, Бердске, Москве, а также в квартиру Дмитрия Трубицына. Утром 8 июня, в самом начале рабочего дня, в производственные и офисные помещения зашли оперативники и провели обыски, забрали часть документов и оборудования. Вечером Дмитрия Трубицына вызвали на допрос, после которого его оставили в следственном изоляторе. Там он провёл чуть меньше двух суток и 10 июня был помещён под домашний арест до 5 августа.

Какие претензии у СК

Следствие обвиняет генерального директора компании в намеренной фальсификации некоторых моделей обеззараживателей — очистителей воздуха «Тион» с целью наживы в период 2015–2016 годов. Статья 238.1 УК РФ.

СК считает, что компания втайне от клиентов и контролирующих органов убрала из прибора фотокаталитический блок и это якобы плохо сказалось на бактерицидных свойствах прибора и создало угрозу для жизни и здоровья пациентов.

Фотокаталитический блок действительно стоял в наших приборах, когда мы зарегистрировали первую модель наших фильтров. Это было в 2010 году. Мы убрали его после того, как провели испытания в аккредитованных лабораториях. Они доказали, что прибор прекрасно работает и очищает воздух без технологии фотокатализа. При этом он потребляет меньше электроэнергии. Это важно для наших заказчиков, которые оценивают эффективность медицинского оборудования и с экономической точки зрения

Следствие обвиняет генерального директора компании в намеренной фальсификации некоторых моделей обеззараживателей — очистителей воздуха «Тион» с целью наживы

Нигде, начиная с 2011 года, мы не указывали, что в нашем оборудовании есть фотокатализ. Напротив, мы всегда подчёркивали выгоды, которые получают клиенты от изменения технологии.

В 2015–2016 годах никаких изменений технологии фильтрации не было. Этот период возник в материалах уголовного дела исключительно из-за того, что в 2015 году была введена в УК РФ статья 238.1 (производство и сбыт незарегистрированных медицинских изделий), а некоторые бюрократические вопросы ещё не были окончательно закрыты.

Как возникли проблемы с документацией

В 2011 году мы скорректировали все документы, инструкции и получили новые регистрационные удостоверения от Росздравнадзора без слова «фотокаталитический». С этого времени во всех новых регистрационных удостоверениях указания на фотокатализ не было. Все наши регистрационные удостоверения можно найти на сайте Росздравнадзора.

Тем не менее тогда, в 2011 году, Росздравнадзор принял не все изменения в документах. Дело в том, что правила регистрации медицинских изделий в тот период начали меняться и у рынка не было полного понимания как именно. Из-за переходного периода процедура утверждения полного комплекта документов затянулась на несколько лет. Всё это время мы плотно взаимодействовали с Росздравнадзором, но окончательно завершить процесс внесения изменений в весь комплект регистрационных документов удалось только в начале этого года.

Как контролирующие органы нас проверяют

При получении регистрационного удостоверения в Росздравнадзоре измерения эффективности обеззараживателей не являются обязательной процедурой — это сложные исследования, доступные лишь в нескольких лабораториях страны.

Росздравнадзор проверяет комплектацию, соответствие техническим условиям, электробезопасность, токсикологическую безопасность. Теоретически даже ящик с вентилятором и марлей может получить удостоверение медицинской техники, если он безопасен.

Поэтому вопрос эффективной работы очистительного оборудования — головная боль больниц, которые проверять на соответствие СанПиН придёт уже не Росздравнадзор, а Роспотребнадзор.

Теоретически даже ящик с вентилятором и марлей может получить удостоверение медицинской техники, если он безопасен

Но оборудование автоматически, без исследований, считается небезопасным, если что-то не в порядке с документами. Сама эта практика уже является тяжелейшей санкцией для бизнеса: это не только удар по репутации, но и разрыв контрактов.

Это та ситуация, с которой мы столкнулись в прошлом году, когда Росздравнадзор обнаружил недочёты в регистрационных удостоверениях и на этом основании объявил оборудование «Тиона» небезопасным. С тех пор мы в плотном сотрудничестве с этим ведомством устранили все недочёты в документации и параллельно проверили установленное в больницах оборудование.

Почему дело — уголовное

Статья, по которой ведётся следствие (238.1 УК РФ), появилась в Уголовном кодексе в 2015 году. Вообще, задумка законодателя была в том, чтобы обуздать недобросовестных производителей и продавцов лекарств и биологически активных добавок. Законодатель в этот момент думал о массовых и очень близких к потребителю ситуациях, например об аптеках или магазинах, где может сбываться фальсификат или просто некачественная продукция. Поэтому, когда в текст статьи попали «медицинские изделия» (в эту категорию попадают, например, презервативы), никто не подумал о сложном технологическом оборудовании (тоже медицинское изделие, но которое просто так не купишь и которое и так контролируется на каждом шагу).

Не хочется, чтобы в борьбе с некачественными БАДами пострадала наука

К самой возможности квалифицировать как уголовное преступление какие-то прошлые недочёты в документации привела именно неаккуратность формулировок в этой статье УК. Она задумывалась, очевидно, не для нашего случая, но, насколько мне известно, мы станем первой компанией — производителем технологического продукта, против которой её применят. Её избыточность однозначна.

Ситуация абсурдная, но мы не теряем расположения духа. Мои коллеги, а их более 350, сплотились и продолжают работать над всеми запланированными проектами. Хотя не скрою, нам тяжело. Шумиха и обвинения пугают многих, и мы тратим много сил, объясняя, что оборудование уже зарегистрировано, к нему претензий нет никаких. Мы выполняем и будем выполнять свои обязательства по поставкам перед всеми контрагентами.

Мы хотим, чтобы с основателя компании Дмитрия Трубицына сняли обвинения, чтобы прекратилось необоснованное преследование законопослушной компании. Очень не хочется, чтобы в борьбе с некачественными БАДами пострадали российские технологии и наука.

–––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––

Фотография на обложке: Антон Карлинер / «Секрет фирмы»

Нам важно ваше мнение

Ещё по теме
Загрузка...
Загрузка...