28 марта 2017 года в 19:35

Как акция дальнобойщиков против «Платона» переросла в политический протест

Требования и методы стачки

Как акция дальнобойщиков против «Платона» переросла в политический протест

27 марта тысячи дальнобойщиков по всей России припарковали пустые фуры на обочинах федеральных трасс и начали бессрочную акцию протеста против системы «Платон». С ноября 2015 года водители транспорта весом больше 12 т обязаны платить за каждый километр федеральной трассы, по которому они проехали: до 15 апреля 2017 года — 1,53 рубля, в дальнейшем — 1,91 рубля. Вырученные деньги должны пойти на ремонт дорог.

Дальнобойщики утверждают, что новый сбор их разорит. Введение «Платона» уже не раз приводило к массовым акциям, но эта — самая серьёзная. По словам организаторов стачки, в ней принимают участие 20 000 человек в 60 регионах. Лидера протеста, председателя Объединения перевозчиков России Андрей Бажутина вчера задержала полиция, причина — вождение автомобиля без прав. О том, что его лишили прав на полтора года, Бажутин, как он утверждает, узнал в момент задержания. Административный рест продлится ещё 14 суток.

Лишившись вожака, дальнобойщики всё равно намерены стоять до конца и называют свою акцию бессрочной. Уже на вторые сутки к экономическим требованиям добавились политические. «Секрет» расспросил о них активиста Объединения перевозчиков России Михаила Курбатова.

Михаил Курбатов

Дальнобойщик

Требования

Наше первое требование — полная отмена «Платона». У нас уже и так есть транспортный налог и акцизы в топливе. Если всё же оставить «Платон», то платить должны только транзитные большегрузные авто. Баки у фур большие, и топлива, которым они заправляются в Белоруссии или Германии, вполне хватает, чтобы доехать до Москвы и обратно. Получается, акцизы в топливе их не касаются. Но и с иностранцев деньги стричь должны не какие-то частники — дружки правящей верхушки, а само государство.

Второе требование — отмена транспортного налога. Когда вводили акциз, главный аргумент лоббистов был в том, что транспортный налог — несправедливый. Мол, люди, которые выезжают несколько раз в год до сада-огорода, не должны платить столько же, сколько те, кто постоянно ездит туда-сюда по 300–400 км. Справедливо, и народ акцизы поддержал. Но транспортный налог так и не отменили — и с тех пор все платят дважды. Многих это не волнует, потому что они считают, что это касается только дальнобойщиков. Сложно объяснить, что на самом-то деле кинули весь народ.

Наше следующее требование — соблюдение режима труда и отдыха водителей. В каждом большегрузе установлен тахограф, который фиксирует движение и отдых водителей. За несоблюдение графика — штраф. Это правильно, потому что человека не должны использовать как раба, а своевременный отдых снижает риск возникновения аварий. Но инфраструктуры в России — гостиниц или хотя бы стоянок с душевыми и туалетами — на некоторых направлениях практически нет. В Европе для соблюдения режима есть всё: стоянки и гостиницы — каждые 10–15 км. У нас, на Дальнем Востоке или в Якутии, стоянки могут быть на расстоянии 300 км друг от друга. Как в таком случае соблюдать нужный режим? Бывает, восемь часов подряд человек едет без остановки. На обочину не съедешь — утонешь, а если встанешь на дороге, перекроешь путь другим.

Но вообще, главное требование — отставка правительства и вотум недоверия президенту. Мы считаем наше правительство коррумпированным, наши чиновники штампуют антинародные законы. При этом они пытаются уйти от ответа и обманывают общественность. Чего стоит встреча Дмитрия Медведева с «дальнобойщиками», на которой он решил поднять тариф по системе «Платон» на 25%, или до 1,91 рубля, а не до 3,06 рубля, как было объявлено раньше. Всё это постановка и фейк. Активисты, которые присутствовали на встрече, имеют такое же отношение к дальнобойщикам, как я — к Институту изучения белых китов. Реальных представителей крупных объединений дальнобойщиков на этой встрече не было, и мы даже не знали, что она проводится.

Методы

Протест — бессрочный. Когда опустеют полки магазинов, может, тогда у людей включится своя голова и они начнут анализировать, что происходит в стране и почему стоят дальнобойщики. И тогда уже не только мы будем давить на правительство.

Перекрывать трассу ни в коем случае нельзя — это противозаконно. Сейчас к нам никто не может подойти и сказать: «А что это ты стоишь, а давай-ка работать — или мы тебя посадим». Мы стоим вдоль дорог и объездных участков трасс — в местах, где ходит грузовой транспорт. Важно, чтобы нас видели большегрузы. Вдруг получится их пристыдить? Мы протестуем, а они — работают. Ещё так, может, получится привлечь тех, у кого кнопочные телефоны без интернета.

Основная масса протестующих — автовладельцы с пятью-десятью фурами и наёмные водители. Об акции мы объявили за два месяца. Люди готовились, старались поработать по максимуму, чтобы накопить денег, погасить выплаты по кредитам, ипотеке и просто обеспечить семью.

Всего в стачке участвуют примерно 20 000 человек из 60 регионов. Проще сказать, кто с нами не на связи — по моим данным, это Петропавловск-Камчатский, Якутск и Биробиджан. Они не отказались участвовать — просто в этих регионах не нашлось активиста, который бы всех организовал. Активнее всех отреагировал Дагестан — республика стоит вся. Коллеги присылают ролики, на которых видно, что на трассах вообще нет грузового транспорта. Если в центральной части России потерять работу не так страшно, потому что всегда есть альтернатива, то в Дагестане её нет. На втором месте по численности Санкт-Петербург, на третьем — Тюмень.

Фуры стоят пустые. Мы хотим остановить все поставки, призываем не выходить на работу и не брать грузы. В стране 2,5 млн перевозчиков. Доля крупных транспортных предприятий — 25–30%. Остальные — небольшие компании с личным транспортом. Мы надеемся привлечь в стачку не меньше миллиона таких. Если остановим своей массой 75% перевозок, ни «Деловые линии», ни другие крупные компании с таким объёмом не справятся, даже если станут работать в три смены.

Пока у нас спокойно, но проблемы всё же возникают. Например, в Сургуте вчера задержали более 20 человек, но вечером отпустили. Всё для того, чтобы погасить очаг протеста: люди хотели присоединиться, но было уже не к кому. Что будет дальше, сейчас сказать сложно. В южные регионы подтянулись войска Росгвардии, а дагестанские коллеги рассказывают о танках.

Фотография на обложке: Иван Гущин / «Секрет фирмы»

Обсудить ()