В Европе запретили пластик. Почему для рынка косметики это трагедия

Зато киты и люди будут здоровы
08 февраля в 15:51

На прошлой неделе многие киты вздохнули с облегчением. Правительство Евросоюза запретило производителям использовать в своих продуктах почти все существующие виды микропластика. Так называют мелкие частицы синтетических полимеров, которые входят в состав множества привычных вещей: от одежды и стирального порошка до жвачки. Микропластик не разлагается и не отфильтровывается, зато накапливается в организме человека и животных.

Одной из главных пострадавших от нового закона станет косметическая индустрия, которая охотно использует микропластик в кремах, помадах и других средствах. Бьюти-компаниям придётся искать биологические аналоги микропластика, это обойдётся производителям в 12 млрд евро убытков ежегодно и повлечёт перестройку всей индустрии.

Все ненавидят микропластик

Ещё недавно самым пугающим символом глобального загрязнения было Тихоокеанское мусорное пятно — целый новый континент пустых бутылок, упаковок, канистр и другого хлама. По оценкам его площадь составляет от 1 млн до 3,5 млн кв. км — это размер штата Техас. По всему миру перерабатывается не больше 20% производимого пластика, остальной массе ещё 400 лет предстоит дрейфовать в океанах до полного разложения. Чтобы хоть как-то снизить уровень загрязнения, Европейский парламент запретил на территории ЕС одноразовую посуду, трубочки для напитков и ватные палочки из пластика.

Reload
1 / 4

Фото: K M Asad / Getty Images

Но у экологов есть не менее опасный и притом практически невидимый враг — микропластик. Его в мировом океане уже в шесть раз больше, чем того самого мусорного пятна.

Частицы микропластика не превышают по размерам рисинку, а самые мелкие могут быть меньше нанометра (одна миллиардная часть метра). С едой и водой микропластик проникает в ткани человека и оседает в органах. C ним в организм попадают синтетические красители, огнестойкие добавки, пестициды и другие токсичные вещества. Накопление микропластика может приводить к воспалениям кишечника, влиять на репродуктивную функцию. В микропластике накапливаются грибки, вирусы и другие патогены, поэтому страдает также и иммунная система.

Отфильтровать микропластик практически невозможно, он остаётся даже в бутилированной воде. Исследователи американской некоммерческой организации Orb нашли волокна микропластика в 94% образцов воды, которые собирали по всему миру — от промышленных районов Индонезии и деревень Уганды до здания Конгресса США. Опасные примеси обнаружили даже в системах водоснабжения нью-йоркского Трамп-Тауэр, где апартаменты стоят $12 млн, и — какая ирония — Агентства по охране окружающей среды США. Самая чистая вода в Великобритании, Германии и Франции, но и там микропластик нашли в 72% образцах.

Если пластик есть в воде, он есть и в продуктах питания. Рыбы и другие морские обитатели проглатывают микропластик, не замечая его. Внутри мидий, например, пластмасса остаётся в течение 48 дней. Учёные из Германии проверили на микропластик даже пиво, взяв на пробу образцы 24-х марок, которые продаются на территории страны. Частицы микропластика нашли в каждом из них. То же самое с мёдом и сахаром, куда микропластик попадает на лапках насекомых или во время полива свёклы и тростника.

Один из главных источников загрязнения микропластиком — синтетическая одежда. Частицы микропластика попадают из неё в воду во время стирки. За один цикл работы стиральной машины в воде оказываются 700 000 волокон микропластика (особенно вредна в этом смысле одежда из флиса, акрила и полиэстера). Учёные из Великобритании подсчитали: поскольку примерно ⅔ всей продаваемой одежды в стране содержит синтетические материалы, за год в сточных водах оказывается до 5900 тонн микропластика. В России показатель может доходить до 14 700 тонн.

Исследователи опасаются, что к 2050 году пластика в мировом океане будет больше, чем всей морской живности вместе взятой.

Дышим мы тоже микропластиком. Он попадает в воздух и воду вместе с частицами разрушающихся от трения автомобильных шин и дорожного покрытия. За 100 км езды с протекторов стирается примерно 20 г пластиковых соединений. На парижских балконах и подоконниках ежегодно оседает до 10 тонн пластиковой пыли.

Фото: Fred Dott / Greenpeace

Что будет с бизнесом после запретов

По данным Ассоциации производителей пластмасс, изготовление одних только пластиковых пакетов обеспечивает работой почти 31 000 американцев. В Индии к пластиковому бизнесу причастны минимум 4 млн человек.

Естественно, что производители недовольны: они и так уже платят налоги на пластик. Например, в Великобритании с каждого одноразового пакета на кассе супермаркет должен заплатить казне 5 пенсов. А в Чили, где 90% местных птиц потребляют пластик вместе с пищей, за использование одноразовых пакетов предпринимателю грозит штраф в $300. При этом биоразлагаемые пакеты или вещевые сумки обходятся ритейлерам дороже на 40–200% .

Закон перетрясёт целую индустрию: бьюти-компаниям придётся изменить в общей сложности 24 172 косметические формулы. Микропластик можно заменить аналогами органического происхождения, но это очень дорого. Пластиковые микрогранулы используют повсеместно в средствах от морщин, креме для рук, туши для ресниц, тенях, губной помаде, лаке для волос, санскрине. Синтетические частицы могут придать коже сияние, оказывают отшелушивающий эффект, помогают создать определённую консистенцию средства и очищают поры. Некоторые косметические продукты состоят из пластика на 90%. Обычный отшелушивающий гель для душа содержит в составе столько же микропластика, сколько нужно для изготовления его упаковки. Изменения обойдутся компаниям в 12 млрд евро упущенного дохода ежегодно, притом что весь рынок красоты в Западной Европе оценивается в 23 млрд евро.

Гиганты рынка, естественно, выживут. Стараясь соответствовать тренду на экологичность, Unilever ещё с 2014 года вместо полимеров использует в скрабах для тела абрикосовые косточки, кукурузную муку и молотую пемзу. Но тогда речь шла о модификации всего одного, не самого дорогого в производстве продукта. А по новому закону устранять пластик придётся почти из всех косметических средств. Конечно, закон предусматривает переходный период, он вступит в силу в 2020 году, к этому времени от микропластика должны будут избавиться только производители моющих средств. Производителям косметики полагается отсрочка — от трёх до шести лет в зависимости от продукта, в котором сейчас используется пластик. Тем не менее поменять рецепты и перестроить производство будет сложно даже для транснациональных корпораций, а что будет с игроками помельче — загадка.

Пока не очень понятно, как вырастут цены на косметику, но российские потребители точно это заметят: доля импорта на российском косметическом рынке составляет 70%, при этом два из трёх крупнейших поставщиков: L’Oréal и Unilever Group — находятся как раз в Европе.

Что с пластиком в России

Статистика потребления одноразового пластика в России тревожная: россиянин тратит в десять раз больше одноразовых пакетов, чем, например, ирландец — 181 штуку в год. Недавно учёные Института озероведения РАН обнаружили, что в каждом литре воды в Ладожском озере и его притоках содержатся частицы микропластика. Нормативов по допустимой концентрации микропластика в воде в России не существует, поэтому говорить о степени его угрозы для здоровья сложно. Никаких законодательных ограничений для производителей пластика тоже не вводится, а государственные экологические инициативы пока локальны.

Зарубежные компании вроде IKEA уменьшают количество используемого пластика в России скорее в рамках глобальной корпоративной политики. Российских примеров пока мало: «Эльдорадо» отказался от пластиковой упаковки, «ВкусВилл» устанавливает пандоматы для сбора пластиковых бутылок, «Азбука вкуса» предложила покупателям приходить за кофе со своей кружкой. Продуктовые сети («Ашан», те же «Азбука вкуса» и «ВкусВилл») не отказались от пластиковых пакетов, а просто сделали их платными.

Производство пластика в России — крайне прибыльный бизнес. Рынок одноразовой пластиковой посуды растёт на 25% в год. По словам чиновников Минприроды, несмотря на то, что вход на рынок обойдётся компании минимум в $100 000, лишь за год на производстве одних только пластиковых стаканчиков она может отбить четверть затрат и скоро начать работать с прибылью.

Фотография на обложке: Pedro Armestre / Greenpeace

Подписывайтесь на «Секрет фирмы» в «Яндекс.Дзене» и Google News.

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе
Ещё по теме