Тотальная слежка, дешёвые переводы и крах доллара. Зачем госбанкам своя криптовалюта

Libra от Цукерберга меняет мир ещё до выхода
21 октября в 20:09

Что общего у Китая, Швеции и Багамских островов? Все эти страны готовятся выпустить государственную криптовалюту. Почему центральные банки вдруг заинтересовались «криптой» и какие могут быть последствия?

Первая криптовалюта Bitcoin появилась десять лет назад как платёжный инструмент для теневых транзакций — ей расплачивались анонимы, включая анархистов и наркоторговцев. Первые массовые попытки легитимизации Bitcoin и других «монет» начались вместе с бумом криптоактивов в 2016–2017 годах. Внедрить новую технологию пытались как компании с опытом и долей рынка, так и стартапы, однако большого успеха практически никто из них не добился. «Сырость» технологии на тот момент стала причиной скептического отношения центробанков к криптовалютам.

Мнение регуляторов и госбанков начало стремительно меняться в июне 2019 года, после того, как Facebook представил планы по созданию собственной криптовалюты Libra. Власти поняли, что Libra может разрушить существующие валютные режимы, и начали усиленно работать над собственными проектами.

Центральные банки Китая, Швеции и Багамских островов уже создают национальные криптовалюты. Некоторые из них выпустят собственную цифровую валюту в ближайшие месяцы. Россия и США разрабатывать свою криптовалюту не спешат, но наблюдают за развитием ситуации — особенно в вопросах кибербезопасности и спроса на такой инструмент.

Чем Libra отличается от всех остальных?

Власти поняли, что криптовалюта поможет получить 2 млрд пользователей Facebook доступ к финансовым инструментам — переводам, кредитам и т.д. Первые криптовалюты Bitcoin и Ethereum очень неустойчивы — за день они могут потерять 10–20% цены. Поэтому вводить их в обращение было не лучшей мыслью.

Но Libra — другое дело, она позиционируется как stable coin (букв. «стабильная монета», тип криптовалюты). Цены таких валют привязаны к некоему активу, который обладает низкой волатильностью. Например, одна из первых stable coin Tether привязана к доллару США. Однако на стороне проекта Libra ещё и гигантские инфраструктурные и финансовые ресурсы Facebook — то, чего не хватает другим проектам.

Власти поняли, что в глобальном масштабе Libra может разрушить национальный суверенитет, конфиденциальность, финансовую стабильность и способность центральных банков проводить денежно-кредитную политику.

Основатель хедж-фонда Bridgewater Associates миллиардер Рэй Далио недавно заявил, что, будь он ЦБ, ни за что бы не допустил создания частных цифровых валют.

Какой будет гипотетическая государственная криптовалюта?

Она будет больше похожа на Libra, чем на Bitcoin. Но центральные банки ряда стран — от Саудовской Аравии до Таиланда — предлагают не отказываться от технологии блокчейн, которую впервые применили в Bitcoin.

Вместо того чтобы обеспечивать анонимность — Bitcoin создавали в знак протеста против финансовых властей, — банки предполагают использовать блокчейн для контроля за транзакциями. Тем не менее некоторые эксперты сомневаются, потянет ли блокчейн миллиарды транзакций в секунду.

По последним данным, по общему количеству транзакций за год Bitcoin серьёзно отстаёт от Visa и MasterСard — 81 миллион против 124 миллиардов и 74 миллиардов соответственно.

Исследование Народного банка Китая показало, что пропускная способность Bitcoin на массовой онлайн-распродаже в честь Дня холостяков не выдержала пикового спроса — 92 771 транзакция в секунду. Другие исследования показали, что Ethereum обрабатывает в среднем 15 транзакций в секунду, а сеть Visa — 24 000 в секунду.

Что хотят ограничить центробанки?

Есть два основных направления: опт и розница. Доступ к цифровой валюте для опта будет ограничен банками и другими финансовыми учреждениями. Цель — сделать так, чтобы денежные потоки в существующей финансовой системе перемещались быстрее, а переводы стоили дешевле.

В рознице цифровые валюты центробанка будут выдавать через некое подобие счета для широких слоев населения или счета в коммерческом банке, работающем с ЦБ. Регулятор будет проверять клиентов, обеспечивать выполнение закона о борьбе с отмыванием денег и делиться информацией с налоговой.

Кто тестирует?

Центробанк Гренады и Сент-Китс и Невиса (острова в восточной части Карибского бассейна) уже запустили собственную криптовалюту, которой пользуются торговцы и жители.

Народный банк Китая, вероятнее всего, первым в мире внедрит национальную криптовалюту в крупных масштабах. В августе 2019-го после пяти лет исследований регулятор заявил, что у Китая в скором времени появится собственная цифровая валюта.

Риксбанк Швеции разрабатывает электронную крону, Уругвай — электронный песо, а Южно-Африканский резервный банк думает над созданием цифровой валюты. Нацбанк Швейцарии с фондовой биржей SIX исследуют, как внедрить криптовалюту центробанка в торговлю и расчёты между участниками финансового рынка.

Кто следит за ситуацией со стороны?

Центробанки России и США не спешат вводить собственную криптовалюту. Глава Федрезерва США Джером Пауэлл сказал, что власти «очень внимательно следят» за развитием криптовалют — особенно в вопросах кибербезопасности и спроса на такую валюту.

Центробанк Японии и Дойче Бундесбанк тоже заняли выжидательную позицию. По их мнению, на финансовом рынке пока нет спроса на криптовалюту центробанков.

Какие преимущества криптовалюты?

С помощью криптовалюты можно будет переводить деньги за границу — быстро и дёшево. Кроме того, у стран, которым не хватает объёма наличных, будет доступ к иным законным платёжным средствам.

Доклад Всемирного экономического форума показал, что мелкие инвесторы будут размещать сбережения в криптовалюте, если им позволят открывать счета в центробанках.

Кроме того, криптовалюта ЦБ поможет снизить цены на банковские услуги и привлечь около 1,7 миллиарда клиентов.

Что касается Китая, национальная криптовалюта поможет сохранять лидирующие позиции на мировом рынке и контролировать быстроразвивающуюся экономику. С другой стороны, она может стать очередным инструментом правительства для слежки за гражданами.

Какие недостатки?

Ситуация двойственная. Либо коммерческие банки — жизненно важный источник денег в реальной экономике — останутся не у дел, либо ЦБ придётся взять на себя всю ответственность и риски за банковское обслуживание населения. Любая проблема подорвёт доверие общества, которое позволяет центробанкам принимать непопулярные решения — например, повышение процентных ставок. К тому же полностью контролируемая государством криптовалюта может дать гораздо больше инструментов для слежки за гражданами, чем обычные деньги.

Какие перспективы у криптовалюты центробанков?

До появления криптовалюты Libra некоторые думали, что в криптовалюте центробанков нет особого смысла. Бывший управляющий Банко де Мехико Агустин Карстенс, а ныне — директор Банка международных расчётов (так называемого центрального банка центральных банков), заявил в марте 2019 года, что ни одно исследование не убедило его в необходимости создания криптовалюты центральных банков. Но через неделю после этого Карстенс заявил, что такие цифровые валюты могут появиться «раньше, чем мы думаем».

В 2018 году председатель Европейского центрального банка Кристин Лагард советовала центробанкам задуматься о создании собственных цифровых валют. После новостей о Libra глава Банка Англии Марк Карни предсказал появление новой мировой экономики. Если большинство наций договорятся о единой (или нескольких) цифровой валюте, в ближайшем будущем можно избавиться от доллара в международных транзакциях.

А что в России?

Сбербанк разработал план по разработке собственной криптовалюты, но заявил о временной приостановке проекта из-за «негативного отношения ЦБ». По мнению регулятора, спешить пока некуда: российские мошенники крайне редко выводят средства в криптовалюте, а рисков у такой валюты больше, чем преимуществ.

«Для нас не очевидна необходимость выпуска такой национальной криптовалюты. Не только по технологическим причинам, но и потому, чтобы реально оценить, а какое же преимущество даст национальная цифровая валюта, например, по сравнению с существующими электронными безналичными платежами. Рисков много, а преимущества могут быть недостаточно очевидны», — говорит глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Оборот криптовалют в России законодательно никак не регулируется. Больше года правительство в рамках нацпроекта «Цифровая экономика» разрабатывало законопроект о цифровых финансовых активах. Но он до сих пор не принят из-за требований комиссии FATF (межправительственная Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег).

Замминистра финансов РФ Алексей Моисеев заявил, что законопроект попал в список приоритетных, и Госдума может принять его уже в весеннюю сессию. Но для этого надо вынести вопрос криптовалют на политический уровень. Отдельных решений по криптовалюте Libra не будет, считает Моисеев. Вероятнее всего, её запретят использовать в РФ.

Глава Сбербанка Герман Греф тоже не считает эту криптовалюту перспективной на российском рынке. «Будем ли мы использовать Libra? Боюсь, что нет, потому что, скорее всего, в России большое количество игроков имеют свои планы в этой части»,— говорит он.

Источник: Bloomberg.

Фото: shutterstock.com/vostock-photo.online

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе