13 июня 2018 года в 16:18

Криптвоюматика: Организатор ICO на $42 млн — о будущем индустрии

Криптовалютная лихорадка закончилась? Всё только начинается!

Криптвоюматика: Организатор ICO на $42 млн — о будущем индустрии

В июне 2017 года основанный россиянами стартап SONM привлёк $42 млн в ходе первичного размещения токенов на платформе Ethereum. Это одно из самых успешных российских ICO 2017 года. В отличие от многих других героев прошлого года, SONM никуда не делся и продолжает разрабатывать децентрализованную платформу для «туманных вычислений». О событиях прошлого года и будущем индустрии сооснователь SONM Алексей Антонов спустя год рассказывает в книге «Криптвоюматика 2.0», написанной в соавторстве с экономистом Алексеем Марковым. С согласия авторов «Секрет фирмы» публикует несколько фрагментов.

О событиях 2017 года

Биток по восемь тыщ! По 15 тыщ! По 17, 18, и вот уже и по 20 тыщ долларов. А теперь опять по восемь! Простые ребята вроде нас с вами только кусают локти, пока криптоолигархи сказочно обогащаются. То и дело приходят новости о новых миллионерах и даже миллиардерах.

<...>

Потом все резко заговорили про какие-то айсио (ICO) — тут вообще чёрт ногу сломит: люди собирают криптовалюту, пишут какие-то вайтпейперы, издают свои токены — что это? Зачем? Почему их так много? В начале 2017 года ICO проходили одно в неделю, в конце уже по 10 штук в день. Потом Китай их запретил, а японцы разрешили. А потом, вроде, наоборот. Но где же деньги, Зин?

Лукашенко в конце года вообще отмочил: отныне в Белоруссии криптовалюты абсолютно легальны, и бизнес, с ними связанный, приветствуется и крышуется самим Батькой. [Глава ЦБ Эльвира] Набиуллина вздрогнула.

Короче говоря, событий было много.

Сначала фейсбучным братьям Винклвоссам («биткоиновые миллиардеры» Кэмерон и Тайлер Уинклвоссы финансировали создание Facebook, а потом обвиняли Марка Цукерберга в краже идеи социальной сети, — прим. «Секрета») не дали создать биржевой фонд биткоинов — американский регулятор сказал, что это бяка, нельзя. Биток от огорчения припал, но быстро восстановился. В апреле японцы внезапно разрешили платить биткоином по всей стране — теперь он считается там обычной валютой наравне с йеной. Хотя курсу это не сильно помогло, что странно: это было-таки первое признание крипты на государственном уровне.

В мае-июне выстрелил новый герой крипторынка — эфир. Да так, что чуть не обогнал биткоин по капитализации. В конце лета стало понятно, что биток завоёвывает мировую популярность, но всё ещё полон подвохов: то он разделялся на части (точнее будет сказать, отпочковывал от себя некий Bitcoin Cash и прочие мерзкие порождения дьявола), то вдруг всем стало понятно, что транзакции очень дороги, да ещё и дико тормозят. Но курс неумолимо продолжал расти.

В сентябре очередной удар по крипте нанёс Китай, запретив проводить ICO и торговать цифровалютами у себя на территории. Курс биткоина упал чуть ли не в два раза за несколько дней. Но в декабре произошло чудо, хотя и давно ожидаемое: американские биржи начали торговать фьючерсами на биткоин. Теперь даже умудрённые сединами банкиры могут вложиться в биток. Хотя мы догадываемся, что они-то как раз вложиться уже успели — через многочисленные венчурные криптовалютные фонды, которые тоже в этом году цвели и пахли.

О криптостартапах

Про блокчейн вы узнали, конечно, благодаря биткоину. <...> Первое, что нужно понять — блокчейн может содержать не только записи о том, сколько у кого денег (например, биткоинов), а вообще любую информацию: списки, файлы, документы и даже программы.

Мир держится на контрактах, сделках и записях о них. Это важная часть современной экономической и бюрократической машины. Они защищают наши активы и устанавливают барьеры для злоумышленников. Они идентифицируют участников процессов и управляют взаимодействием между странами, организациями, компаниями и простыми людьми.

© EPA

Блокчейн справляется с этими задачами гораздо лучше, чем всё, что было придумано человечеством ранее. Это открытый распределённый журнал, который записывает операции между участниками эффективно, проверяемо и без сбоев. При этом журнал этот может быть запрограммирован на нужные нам автоматические действия. Например, он может высылать 30 сребреников каждый раз, когда с какого-то адреса поступает полезная информация.

<...>

Если говорить формально, принципы работы блокчейна такие:

1) Блокчейн — это распределённая база данных. Правила доступа, хранения и добавления новой информации в блокчейн устанавливаются участниками и полностью открыты.

2) Всё, что происходит в децентрализованном блокчейне, происходит между его участниками и непосредственно друг с другом.

3) Степень раскрытия личности участника устанавливается правилами сети. В 95% блокчейнов (например, в блокчейне биткоина) у вас есть только адрес, без имени и фамилии. Можно этот адрес раскрыть соседям, а можно никому не показывать. Все сделки проходят между этими адресами.

4) Вернуть и исправить ничего нельзя. Как только операция записана в базу, удалить её невозможно — все уже о ней узнали и запомнили. Записи связаны друг с другом, рассортированы хронологически и постоянно видны всем. Блоки соединены в цепочку и для изменения любого из них требуется изменить вообще всё, а это не по силам даже [генеральному директору «Первого канала» Константину] Эрнсту или [бывшему главе Центральной избирательной комиссии Владимиру] Чурову.

Получается, что блокчейн — это, прежде всего, новый формат доверия, для которого не нужны посредники и авторитеты.

<...>

Логичное приложение блокчейна — регистрировать собственность на землю, наличие диплома или рецепта на лекарство. Некоторые из этих идей — гениальные (без шуток). Удобно же зарегистрировать сделку по квартире не за 10 дней, а за 10 минут; вроде как в Грузии оно уже так и работает. Или в аптеке проверить наличие у человека рецепта, ткнув в базу. При этом человек точно знает, что никакой регулятор не сможет у него этот рецепт отобрать и бумажку с ним он не потеряет. А фармацевт точно знает, что рецепт не поддельный — он видит, кто его выдал. Работодатель может автоматически проверить резюме на наличие какого-то сертификата или диплома, и будет уверен, что они настоящие.

И инвесторов логика была простая: биткоин растёт, может, и ещё что-то вырастет

Или представьте, что вы покупаете песню непосредственно у её создателя. Посредников нет, комиссия минимальна, он сразу получает ваши деньги, а вы автоматически получаете права на неё. Все всегда могут проверить, что такой-то адрес у такого-то музыканта эту песню купил и может её слушать. Или смотреть фильм. Или читать книгу. Не нужен никакой [Никита] Михалков со своим РАО, чудо-то какое! Все и так без него знают, что кому принадлежит и сколько кому причитается. Более того, не только сколько причитается, а оно уже и перечислено и уплочено, и все довольны — композитор, автор текста, продюсер. Кроме издателей, которые стали не нужны.

Правительства и регуляторы могут снять с себя функции регистрации и проверки чего бы то ни было. При этом уровень анонимности можно менять по консенсусу сторон. Все сделки проходят очень быстро и нет никакой системы Visa или MasterCard: марокканец покупает фильм у бразильца напрямую, минуя таможню и банки! И отобрать его тоже никто не может. Просто сказка.

<...>

Так со всем: патенты, разрешения, браки и разводы, паспорта, доверенности — без подвохов, подделок и чёрных риэлторов. По поликлиникам не надо будет таскать свою карту! Дал пароль нужному врачу — он сразу видит не то что твою историю болезни, а ещё и какой-нибудь геном в придачу — в любой больничке любого Таиланда!

Благотворительность тоже выйдет на новый уровень. Можно же сделать так, чтобы никто не видел жертвователей — а настоящая благотворительность всегда анонимна, — зато вот жертвователи всегда знали бы, куда уходят деньги со спонсорского счёта, на какие операции расходуются и кто их получает.

Можно и ещё хитрее: если вы своему ребёнку обещали подарить миллион на свадьбу, это можно записать в смарт-контракт с доступом к вашему счёту. Как только контракт видит, что у сына зарегистрирован брак, он переводит ему деньги напрямую, а вы сами, может быть, уже даже и померли, не дождавшись этого счастливого момента (речь о переводе денег, конечно). Для этого не нужен банкир, загс, нотариус и завещание. Не нужно ничего ждать или проверять. Всё сработает само.

<...>

А у инвестора логика простая: биткоин растёт, может, и ещё что-то вырастет? Это совершенно нормальный процесс. Технология молодая, и скоро все поймут, для чего она подходит хорошо, а для чего нет. Кому-то, правда, это понимание встанет в копеечку.

Об ICO

В целом, по своему смыслу ICO не сильно отличается от краудфандинга на том же Kickstarter. Инвесторам продаётся либо доля в каком-то проекте, либо будущие доходы от него. В отличие от традиционного IPO, тут не продаётся юридическая доля в компании, так как сама компания существует, по сути, в интернете. Продаются жетоны или, как принято говорить, токены, которые должны вырасти в цене, если команда основателей всё сделает как обещала. Можно считать токены этакими неголосующими акциями, которые в лучшем случае являются неотъемлемой частью экономики блокчейн-проекта, а в худшем — никому не нужным говном.

Токены эти иногда напечатаны (намайнены) полностью, и продаётся их ограниченное количество на протяжении нескольких дней. Не всегда токен это валюта или доля в проекте. Сейчас более популярны сервисные модели, когда за токен можно получить, например, облачное дисковое пространство или ещё что-нибудь ненужное.

Формально для организации ICO не нужно выполнять никаких требований, но принято сделать модный продающий сайт, Telegram-канал и спам-рассылку; Twitter уже считается не торт. На сайте выкладывают так называемый «вайтпейпер» (whitepaper), с внятным (ну или невнятным) описанием проекта. Это как бы серьёзный документ с полным техническим и финансовым описанием кампании по сбору средств, но китайцы за 500 баксов напишут вам что угодно, ещё и живенько подделают профили команды с выпускниками Гарварда, Стэнфорда и МИРЭА.

Далее программист пишет смарт-контракт с выдачей токенов тем, кто выслал деньги на Ethereum-кошелёк, и в общем-то, на этом всё. А, ну ещё можно сделать сам продукт, но сейчас это не принято. Зачастую на сайте будет только команда с не очень понятными регалиями вроде выступлений на конференциях и список каких- то «инвесторов», которые «поддерживают» проект.

После обозначенных действий начинается вливание денег в маркетинг. По сравнению с роуд-шоу традиционных IPO это просто праздник какой-то. Люди тратят безумные деньги на рекламу своих проектов в Telegram-каналах и на Facebook. Сейчас, к счастью, [Марк] Цукерберг запретил эту вакханалию.

<...>

Весь 2016 год рынок ICO постепенно раскачивался — росли объёмы и росло количество проводимых размещений. Если в 2014–2015 гг. ICO было единичным прецедентом, и, помимо Ethereum, размещения собирали меньше $1 млн и проходили примерно раз в месяц, то уже летом 2016-го ICO собирали в среднем по $5–10 млн. А более-менее приличных проектов в месяц было около пяти.

В 2017 году рынок будто прорвало: новые проекты выходили на рынок чуть ли не каждый день. Средняя цифра сборов успешного ICO быстро перевалила за $20 млн, появились исполинские проекты, красиво поднимавшие за сотню лямов, а разного рода проекты-однодневки, не собравшие *****, к осени уже невозможно было посчитать. Чтобы оценить размер рынка, достаточно сказать, что на конец лета 2017 года, в золотые времена ICO, когда невероятная наглость организаторов ICO ещё не поглотила все рекламные площадки и почта ещё не ломилась от тысячи одинаковых предложений влошиться, всеми ICO (вместе взятыми) было собрано более 2,4 млрд долларов.

Возникла целая индустрия по раскрутке новых проектов: куча сайтов и Telegram-каналов с рейтингами новых предложений, огромное количество студий и медиаресурсов, ежедневные митапы и конференции. Они рассказывали миру о новых чудесных ICO, собирая огромное бабло за рекламу и продвижение. И оно реально работало: по сравнению с 2016 годом рынок вырос в 40 раз! Итого, на данный момент проведено чуть ли не 500 разных ICO, из которых порядка 10% представляют собой что-то осмысленное, 80% никогда не взлетят, а ещё 10% и вовсе оказались полным ********* и разводом лохов. И это мы проанализировали только те, которым удалось что-то собрать! По состоянию на март 2018 года, более 70% проваливаются, и эта цифра будет только возрастать, пока не приедет однажды к стандартной статистике выживаемости стартапов.

О мошенниках

Разберём три несложных способа ******* (а то и обмануть!) рядового гражданина, который внезапно пожелал принять участие в построении новой и прекрасной цифровой экономики. В любом инвестиционном предприятии больше всех рискует тот, кто вкладывается раньше всех. Он и получает самую большую награду на свои инвестиции. Первые покупатели биткоина не могли знать, чем дело обернётся сейчас, — и рисковали больше всех. Они сейчас получили миллионы долларов из воздуха. Это их вознаграждение за риск.

<...>

В первой половине 2017 года работало правило «первые инвесторы любого проекта несут максимальный риск, но получают самые дешёвые токены (акции)». Всего за полгода (да, вы всё пропустили) схема деградировала до банальной пирамиды [создателя МММ Сергея] Мавроди, где лохом оказывается уже не только последний покупатель токенов, но и все остальные! Да-да, начиная с самого первого. Граждане-основатели проектов настырно предлагают купить токены со скидкой, якобы раньше других, типа «участвуйте в нашем ICO на presale и приобретайте чудесные токены со скидкой 50%».

Граждане всегда оказываются с краю, особенно те, кто ни черта не понимает. То есть почти все

А что происходит на самом деле? На самом деле, 80% всех участников ICO участвуют в нём с этой самой скидкой: заранее, по схеме и по договорённости! Конечно же, они считают, что обвели всех вокруг пальца. Потом ICO заканчивается, токен выходит на биржу, и — сюрприз! — его цена оказывается ниже, чем максимальная скидка во время недавней «распродажи». Все инвесторы теряют половину капитала, ведь каждый думал, что скидка только у него. И купив за 50 эфиров то, что как он думал, стоит 100, он пытается продать это за 60 на бирже и получить запланированные 20% прибыли. Ну а те, кто купил со «скидкой» поменьше, например, по 70, впадают в панику, увидев такие предложения. Они готовы продать уже и за 50, 40, чтобы вернуть хотя бы часть ********** денег. И так далее, в результате цена валится ниже 50.

В самой жопе, конечно, остаются те, кто инвестировал совсем без скидки. Причём описанная ситуация происходит не среди бабулек в очереди в сберкассу, а среди состоятельных граждан с накоплениями, и даже инвестиционные фонды не остаются в стороне и заходят в проигрышные сделки. Скидка же!

Вторая схема выглядит так. Представьте, если бы застройщик продавал квартиру со словами «дом почти построен, остался последний этаж, ещё немного, и сдаём в эксплуатацию», а на деле стройка либо начинается с чердака, который хотят потом приделать к непонятному месиву из палок и пожухлых листьев, либо она и не начиналась вовсе. С обычной стройкой вроде бы всем всё видно (хотя обманутые дольщики — отдельная раса), но что происходит в инвестициях в криптовалюты?

А вот что: уважаемые основатели заявляют, что уже собрали 20 из $25 млн. Надо спешить, иначе вот-вот паровоз успеха уедет со станции и выгодной инвестиции у вас не получится. На самом же деле, эти 20 миллионов принадлежат самим основателям, их друзьям или партнёрам, и как только кампания по сбору средств закончится, эти деньги растают как смог над Капотней. Они лежат на виду только для создания впечатления, что проект интересный и будто бы жирно финансируется. Впечатление, конечно, обманчивое.

По итогам махинаций проект собирает «оставшиеся» пять миллионов долларов с простаков, — это и будут все деньги, которые есть у проекта на реализацию (вместо нарисованных двадцати пяти). Какой дом можно построить на сумму в пять раз меньшую запланированной? Сами понимаете, какой: из говна и палок. В большинстве случаев разработка продукта даже не начнётся, да и зачем? Основателям выпал сектор «приз», и гораздо интереснее просто забрать деньги.

Третий популярный вариант, как обвести вокруг пальца население большой, но не очень компетентной в высоких технологиях страны: на сайте можно написать любые цифры, например, что ты собрал $20-50 млн для своего криптопроекта, и теперь ты уже успешный блокчейн-энтузиаст и великолепный эксперт. С командой победителей, конечно. Потом следует позвонить в СМИ, госучреждения, общественные организации, они всё равно в этом ничего не понимают — и рассказать, какой ты ********. Далее можно выступать на форумах и конференциях, участвовать в пленарных заседаниях, предлагать инициативы, дискутировать дискуссии, брать деньги за консультации и пробираться на какие-нибудь высокие посты. А то и в кулуары. Называется «ашмановщина».

<...>

Так что же делать? В мире «обычных» денег, к которым граждане привыкли (да и то не все), регулятор резво и беспощадно пресекает подобные фокусы. Даже в России всегда есть шансы получить по шапке от ЦБ за очковтирательство с ценными бумагами. Есть и уголовные статьи на эту тему, по которым пока никого не наказывают. Ну или наказывают, если потребуется очередное дело кировлеса. Акции напечатал, все деньги украл — в тюрьму.

© Mark Blinc / Reuters

Но, по крайней мере, это можно хотя бы назвать регулированием, и 90% аферистов это сейчас останавливает от выпуска облигаций ПАО «Рога и копыта». В криптоиндустрии же, на волне хайпа и всеобщего воодушевления (которое транслируется с самого верха) подобные темы чуть ли не поощряются и, очевидно, процветают. А когда динамика поменяется и рынок развернётся — хотя бы на полгодика, — государственным органам придётся что-то делать с потоком заявлений от обычных граждан, о том, что их опять надули, обули и раздели. Граждане всегда оказываются с краю, особенно те, кто ни черта не понимает. То есть почти все.

О том, что будет дальше

Мы ждём адского набега регуляторов на крипторынок. Несколько мощных ударов уже нанесены, но это только цветочки! Обещания инвесторам стабильно не выполняются, и это сильно напрягает всякие комиссии. Далеко не все стартапы, которые сейчас находятся в процессе выхода на размещение, смогут исполнить свои обязательства перед инвесторами. Это повлечёт за собой новую волну государственного регулирования и жёсткий зажим всей процедуры входа на ICO.

Рынок замедлится, но в длительной перспективе это пойдёт ему на пользу, потому что скама и развода станет меньше. А если их станет меньше, роста не миновать. Инвесторов будут лучше защищены от мошенников, а небольшим стартапам будут поставлены лимиты на их необъяснимые запросы. На MVP много денег не нужно.

Уже в 2018 году появятся токены, полностью соответствующие запросам регуляторов: Polymath, Templum, TrustToken, Securitize. Их изначально создают такими, чтобы никакая комиссия подкопаться не смогла.

Регулирование вызовет спрос на юристов в области криптовалют. Количество коллизий с властями вырастет, а их ведь надо как-то решать. При этом немонетарные токены (не валюты, а услуги; точнее, обещания этих услуг) потребуют ещё более извращённых юристов и решений.

Ответом на регулирование будет, конечно, развитие криптоофшоров, которые появляются прямо сейчас, пока вы читаете эти строчки. Страны и юрисдикции уже соперничают за ваши сладкие бетховены. Налоговые гавани и господдержка заявили о себе в Беларуси, Эстонии и Казахстане, Гибралтаре и даже Пуэрто-Рико. Естественно, глобальные финансовые центры не останутся в стороне и предложат прощелыгам что-то своё.

Ответом на регулирование будет развитие криптоофшоров, которые появляются прямо сейчас, пока вы читаете эти строчки

Традиционные инвесторы и институты начнут принимать куда большее участие в финансировании ICO. Несколько лет эта индустрия была прибежищем гиков и никак не пересекалась с действующей рыночной инфраструктурой. Как только будут установлены прозрачные правила, седовласый и пузатый народ в галстуках дико поломится в новую сферу. Уже сейчас огромные конторы лезут в тему — взять тот же Telegram, Kodak или Hyundai.

Корпорации начнут внедрять решения на блокчейне в текущие бизнес-модели. Даже Сбербанк обещал подсуетиться и сделать специальный блокчейн зелёного цвета, который будет выдавать вам токены только в том отделении, где у вас открыта сберкнижка. Это означает, что корпоративные денежки тоже потекут на крипторынок. Традиционные финансовые институты всё больше будут работать с цифровыми активами. Мы уже увидели пример CME (Чикагской товарной биржи), которая открыла торговлю фьючерсами на биткоин, скоро и европейцы подсуетятся.

Венчурные капиталисты и бизнес-ангелы начнут активно вкладываться в тему через новые фонды — в том числе и создавая свои собственные. Вообще вся индустрия ICO всё больше начнёт походить на традиционное венчурное финансирование. ICO с закрытыми размещениями и «правильные» ICO с высокими барьерами для инвесторов начнут привлекать больше денег, чем народные вливания в основных раундах. Это будет особенно заметно в уже функционирующих проектах.

Многие ребята открыто объявят, что им не нужна широкая база пользователей и инвесторов (ведь многим она и вправду не нужна). Вместо этого они будут основываться на крупных держателях (институционалах) и партнёрах, заинтересованных в долгосрочном сотрудничестве с командой разработчиков. Возможно, они даже не будут стремиться к листингу на популярных биржах, которое сейчас стоит от $50 000 до $1 млн.

Крупные инвесторы начнут вкладываться в инфраструктурные проекты, которые могут стать базой для будущих приложений. В целом, новые размещения потребуют куда более глубокой проработки. Чтобы собрать, придётся потрудиться. Задуматься о стратегии. Поэтому в 2018 году мы надеемся увидеть реально сильные и крутые проекты. А не как вчера.

Всё больше ICO будет предлагать уже готовые продукты с хорошо организованной экономикой. Правильные ребята заранее подумают о механизме консенсуса, об инфраструктуре и вообще о своей гибкости в долгосрочной перспективе. Помимо пресейла, правильные ICO будут делить размещение на несколько конкретных фаз согласно своему роуд-мэпу. В целом, мы увидим более растянутые по времени размещения, и это хорошо.

© Axel Schmidt / Reuters

Проекты начнут ставить куда более реалистичные (в том смысле, что заметно более низкие) лимиты сбора. В дополнение к жёстким и мягким кэпам мы увидим новые целевые отметки, наподобие новых расширений продуктов на Kickstarter с заранее прописанными обязательствами разработчиков. Консервативные инвесторы, которые непременно придут на рынок, будут требовать более точной документации. Мутные и непонятные вайтпейперы уйдут в прошлое. Придётся, товарищи, писать подробные доки. <...> Анонимные вложения будет сделать всё труднее.

В итоге инвестиционный климат для среднего инвестора станет лучше и понятней. Регуляторы будут душить нелегальные схемы, и вложения в криптоактивы станут более надёжными. Люди наконец-то начнут смотреть, во что они вкладываются. Хотя главные деньги будут приходить от крупных инвесторов и закрытых размещений, для мелких ребят вроде нас с вами тоже будет место. Средний ROI упадёт, но всё равно будет интересней, чем на фондовом рынке.

Вся процедура станет проще и понятней для мелких инвесторов. Вообще для них должны возникнуть разные новые удобные услуги: упрощённые биржи, удобные кошельки, человеческие новости. Эти инструменты будут нацелены на новичков без особых познаний в теме. Количество и качество рейтинговых агентств и ICO- агрегаторов вырастет, они станут основным источником информации для мелких и средних инвесторов. Вкладчики начнут оценивать действия команды после ICO, соответствие их выбранному роуд-мэпу и заявленным бенчмаркам. Всё больше участников будут рассчитывать на использование продукта, а не на спекулятивную перепродажу жетонов, ожидая дикий рост после завершения ICO.

<...>

Криптостартапы будут оптимизировать расходы на маркетинг. Уже сейчас расходы на ICO становятся ближе к промоушену настоящего IPO. А ведь ещё понадобятся дополнительные расходы на удостоверение новой законности. Весь ICO-рынок станет более цивилизованным, и шальных миллионов на тупой лендинг уже не собрать. Да и Google с Facebook медленно, но верно задавливают подозрительную рекламу размещений.

Засилье биткоина уйдёт. Даёшь больше альткоинов с хорошими внутренностями!

Комьюнити-менеджмент станет необходимостью для привлечения инвесторов, обучения юзеров и конвертирования лидов. Поэтому рекламный фокус новых ICO может переключиться от нишевых криптоканалов к традиционным издателям и агентствам. Промоушен будет ориентирован не только на криптокомьюнити, но и на мейнстримовую аудиторию. При этом большая часть бюджета будет тратиться на роуд-шоу и всевозможные ивенты. Это более-менее очевидно: растущее число закрытых размещений потребует личного контакта с инвесторами — как и в традиционном венчурном бизнесе.

<...>

Что самое главное — рынок продолжит расти и развиваться. Мы ждём, что миру будут предложены ещё более интересные продукты, услуги и решения, чем в прошлом (очень успешном) году. Количество размещений будет расти. Медианная сумма сбора будет расти. Количество успешных проектов (тех, которые соберут заявленные средства) будет расти, потому что заявлять будут меньше, а жуликов будут ловить и вешать на столбах. Засилье биткоина уйдёт; даёшь больше альткоинов с хорошими внутренностями! Это приведёт к перетоку инвесторов из BTC и ETH в новые монеты.

Однако, самое главное событие в мире ICO, похоже, ещё предстоит. Речь, конечно, о Telegram Павла Дурова. По последним новостям (на февраль 2018), ребята собрали $850 млн вместо намеченных 500, при этом принимался только хард кэш, безо всяких этих ваших биткоинов. Очередь огромная. Куче инвесторов (прежде всего, с российским следом) отказали — и поделом. Уже есть слухи, что фонды продают очередь на новую крипту Gram с наценкой в 20–30%, хотя есть данные, что первоначальным спонсорам запрещено будет продавать новые токены в ближайшие два года.

Пишут, что заявок собрали чуть ли на $3,8 млрд. Не забывайте, что речь не идёт о стоимости компании, а только о монетах (токенах, жетонах!) внутри экосистемы Telegram. Это очень круто, и мы будем пристально следить за этим феноменом. Сто миллионов лояльных пользователей — это вам не песочница, а пример с капитализацией китайского WeChat ($500 млрд, это наравне с такими монстрами как Facebook, Amazon, Apple и Google) будоражит общественность почище голых курсантов.

Главные новости и лучшие лонгриды «Секрета» — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!

Обсудить ()