Тульский пряник, адыгейский сыр: Как производители борются с подражателями

Суды всегда на их стороне, но в законе есть лазейки
12 мая 2017 в 18:10

В начале мая суд по интеллектуальным правам постановил, что использовать товарный знак «Адыгейский сыр» могут только предприятия из Адыгеи. «Умалат» и другие крупные производители адыгейского сыра, работающие в других регионах, попытаются оспорить это решение, но шансов у них немного. Российское законодательство защищает производителей товаров, названия которых закреплены за определённой местностью. «Секрет» рассказывает истории самых известных продуктов-националистов, которые борются за свои права.

Адыгейский сыр

В 2010 году компании «Умалат» (Брянская область), «Саянмолоко» (Красноярский край), «Белый медведь» (Ростовская область), а также индивидуальный предприниматель Вадим Агамирян из Чувашии попытались добиться права официально производить адыгейский сыр. Когда Роспатент им в этом отказал, они пошли в суд, но недавно и там потерпели неудачу. Окончательное решение было вынесено в мае этого года: адыгейским разрешено называть только сыр, изготовленный на территории Республики Адыгея.

Легально использовать товарный знак «Адыгейский сыр» теперь могут только пять молочных заводов: Шовгеновский, Гиагинский (выручка в 2015 году — 1,68 млрд рублей), Тамбовский (810,4 млн), Красногвардейский (668,6 млн) и Адыгейский (5,78 млн). Эти производители считают, что уникальный вкус адыгейского сыра нельзя повторить, используя молоко коров, которые пасутся в других регионах.

Потерпев поражение в суде, конкуренты адыгейских сыроделов из других регионов не стали сдаваться так просто. После введения санкций в отношении иностранных производителей кавказские сорта сыров пользуются хорошим спросом. Компания «Умалат» обходит запрет, используя наименование «мягкий адыгейский». Завод «Белый медведь» называет свой сыр «адыгейским по-кубански», а «Саянмолоко» — «молодым адыгейским». Кроме того, они собираются оспорить решение суда.

Тульский пряник

Печь пряники и называть их «Тульскими» могут только компании, работающие на территории Тульской области. Роспатент выдаёт им соответствующие свидетельства с 2007 года. Сейчас таких производств в области всего четыре: фабрика «Ясная Поляна», «Старая Тула» (прежнее название — «Лакомка»), ИП Полякова («Пекарня Поляковой» и «Сладкая сказка») и «Медовые традиции». Лидер — «Ясная Поляна». Эта компания принадлежит холдингу «Объединённые кондитеры». Согласно СПАРК, в 2015 году выручка предприятия составила 1,784 млрд рублей. На втором месте — «Старая Тула» (252 млн рублей).

Тульские пряники до сих пор делают вручную, автоматически только замешивается тесто, в составе которого обязательно должен быть мёд. Рисунок на прянике делает пряничная доска — деревянная форма, в которую сотрудники вдавливают тесто и получают оттиск. После в полуфабрикат кладут начинку и выпекают. Последний этап — глазурь.

За использованием бренда «Тульский пряник» производители следят сами. Например, несколько лет назад «Ясная Поляна» пожаловалась в ФАС на нижегородскую компанию «Колибри», которая выпускала пряники и называла их «Тульскими». Нарушителя оштрафовали на 100 000 рублей.

Конфликты случаются и между тульскими производителями. Например, из-за формы пряника. Так, «Пекарне Поляковой» недавно не удалось добиться регистрации тульского пряника в форме револьвера «Бульдог», потому что «Старая Тула» догадалась запатентовать глазированный пистолет чуть раньше.

Вологодское масло

Отличительной особенностью вологодского сливочного масла считается особый ореховый аромат, который обеспечивает технология: сливки кипятят перед тем, как взбить. В царской России масло, изготовленное способом, который более 100 лет назад изобрёл сыровар Николай Верещагин, называли «Парижским» (Верещагин вдохновлялся опытом французских коллег). Новое патриотичное название появилось уже в советское время.

Самый известный производитель «Вологодского масла» — Вологодский молочный комбинат. Каждый год он выпускает 20 000 т молочной продукции, около 2000 т сухих молочных продуктов и 2500 т масла. Согласно СПАРК, выручка в 2015 году составила 1,84 млрд рублей.

С 2010 года наименование «Вологодское масло» могут использовать исключительно молочные предприятия Вологодчины. До этого им приходилось конкурировать в том числе с гигантами вроде «Вимм-Билль-Данна» и финской Valio. Первый доказывал, что главное в вологодском масле — технология, а не то, где находится производство. Valio пыталась добиться разрешения использовать бренд «Вологода», напирая на то, что в финно-угорском языке это слово означает «светлый» или «чистый».

Легально «Вологодское масло» могут выпускать только семь компаний: Учебно-опытный молочный завод ВГМХА им. Н.В. Верещагина, Череповецкий молочный комбинат, Сухонский молочный комбинат, «Северное молоко», Белокрестский маслозавод, «Устюгмолоко» и Устюженский АПК. Иногда они ловят нарушителей (например, в 2013 году в производстве контрафакта был уличён Южский молочный завод) и поэтому на всякий случай пишут на пачках не просто «Вологодское масло», а «Вологодское масло из Вологды».

Краснодарский чай

Краснодарский край — самый северный регион в мире, где выращивают чай. И это единственное место в России, где есть чайные плантации. Их площадь — 1430 га, но большая часть заросла сорняками. В советское время Краснодарский край [давал] (http://kuban.rbc.ru/krasnodar/22/08/2016/57bb0a189a7947c7f64aba81) 8000 т чайного листа, в 2016-м здесь собрали всего 446 т (и это рекордный [урожай] (https://rg.ru/2016/12/13/reg-ufo/v-sochi-sobrali-rekordnyj-urozhaj-chaia.html) за последние 20 лет, годом ранее было на 30% меньше). Каждый год в России потребляют 177 000 т чая, 95% которого [привозят] (https://adindex.ru/markets2/tea.phtml) в виде сырья с чайных аукционов Шри-Ланки, Индии, Китая, Вьетнама, Индонезии и Кении.

Чаеводством в Сочи занимается ряд крупных компаний («Дагомысчай», «Мацестинский чай», «Шапсугский чай», «Адлерский чай», «Солохаульский чай», «Хоста чай», Объединение «Краснодарский чай») и несколько малых предприятий. Недавно несколько компаний образовали кооператив «Краснодарский чай», чтобы восстановить чайные плантации и построить новую чайную фабрику, которая будет производить 30 т чая в сутки. Бюджет проекта — 250 млн рублей.

С прошлого года в Краснодарском крае действует закон о развитии чаеводства. Его цель — борьба с контрафактом (оказалось, что 90% продукции под брендом «Краснодарский чай» не имеет отношения к Кубани) и поддержка владельцев плантаций. Раньше даже сочинские производители часто смешивали местное сырьё с дешёвым импортным, а теперь в пачке «Краснодарского чая» должно быть не меньше 60% чайного листа, выращенного на территории края. Нарушителей будут штрафовать.

Пока официальный производитель «Краснодарского чая» — Мацестинская чайная фабрика Константина Туршу. В конце прошлого года эта компания возмутила других сочинских чаеводов роликом, в котором «Мацестинский чай» рекламировался слоганом «Настоящий "Краснодарский" — только в этой полосатой пачке». Объединение «Краснодарский чай» обратилось в суд и [добилось] (http://sudact.ru/arbitral/doc/MAGKXLG9SRD/) размещения на местном телевидении опровержения со словами: «Настоящий краснодарский чай — не только в полосатой пачке. Это любой чай, выращенный в Краснодарском крае».

Алтайский мёд

Алтайские пчеловоды утверждают, что мёд, который они производят, содержит более 1000 химических соединений, тогда как в другом мёде их не более 800. Всё из-за того, что в Алтайском крае много разных зон, а ещё пчёлы собирают пыльцу с лекарственных растений, которых на Алтае немало. Тем не менее до недавнего времени писать «Алтайский мёд» на упаковке могли и производители из других регионов — Роспатент одобрил заявку объединения «Алтай — медовый рай» на регистрацию географического наименования только в июне 2015 года.

Алтайские пчеловоды надеялись, что регистрация в Роспатенте избавит их от конкуренции с недобросовестными производителями из других частей страны, но пока борьба ведётся с переменным успехом. Один из самых громких конфликтов произошёл между основателем компании «Алтайский пчелоцентр» Сергеем Тастаном и сетью «Лента». Тастан отвёз на экспертизу несколько банок алтайского мёда, которые купил в супермаркете «Лента», и исследователи обнаружили в них контрафакт. Предприниматель пошёл с этим заключением в суд и даже выиграл дело, но это была пиррова победа: «Лента» убрала с полок не только банки, из-за которых всё началось, но и вообще весь алтайский мёд — в том числе продукцию «Алтайского пчелоцентра». Отношения наладить не удалось до сих пор.

В конце прошлого года в России произвели не менее 75 000 т мёда. Алтайский — не самый распространённы: в 2015 году он [занимал] (http://www.amic.ru/news/329947/) 7,1% рынка (больше производят в Башкортостане, Татарстане и Приморском крае). Крупнейший производитель — компания «Медовик Алтая». Согласно СПАРК, выручка компании за 2015 год составила 38,4 млн рублей. Другие крупные производители — «Алтайская медоварня» (16,7 млн рублей) и «Деметра» (8,7 млн рублей).

Компания «Медовик Алтая» — крупнейший экспортёр российского мёда в Китай. Другие алтайские производители тоже активно осваивают этот рынок. В прошлом году они [продали] (http://www.amic.ru/news/386728/) китайцам 84 т мёда на сумму 16,5 млн рублей, в этом — уже 43 т на 6,7 млн рублей. Но недавно будущее этого направления оказалось под вопросом: проверяющие органы нашли в алтайском мёде следы антибиотиков, которые в Китае использовать запрещено.

Иллюстрации: Наталья Осипова / «Секрет фирмы»

Комментарии

Ещё по теме
Загрузка...
Загрузка...