Индра Эверлэнд (NUPI): «Нефтедоллары душат экономику»

Как бороться с ресурсным проклятием
01 октября 2018 в 19:53

Термин «ресурсное проклятие» был придуман британским экономистом Ричардом Аути в 1993 году. Его суть заключается в следующем: страны, богатые природными ресурсами, в долгосрочной перспективе показывают меньший экономический рост, чем страны, чей запас ресурсов ограничен. В чём специфика ресурсного проклятия в России, как с ним бороться и чему можно научиться у других стран, богатых природными ресурсами? «Секрет» поговорил об этом с руководителем отдела исследований России и Евразии Норвежского института международных дел (NUPI), преподавателем в области энергетической политики доктором Индрой Эверлэндом.

Как бороться с ресурсным проклятием

— В 2014–2016 годах, после того, как цены на нефть резко упали из-за того, что США сняли санкции с Ирана, стало казаться: настало время, когда российская нефть больше никому не нужна. Тем не менее уже в 2017 году спрос на нефть вернулся в норму, цены укрепились. На прошлой неделе мы увидели, что баррель Brent впервые с ноября 2014 года стоит $80, и аналитики считают, что его цена будет расти дальше. Почему это произошло?

— Рынки нефти всегда были цикличными, как и большинство сырьевых рынков. Это связано с тем, что ценовые сигналы для инвестиций задерживаются. Когда цены высоки, происходит чрезмерное инвестирование, и требуется некоторое время, прежде чем это приведёт к перепроизводству. Когда наступает перепроизводство, цены обваливаются, но спустя какое-то время, когда снова образуется нехватка нефти, цены вновь растут. Политические факторы — например, новые санкции США против Ирана — способствуют росту цен.

Однако в долгосрочной перспективе в этом цикле может возникнуть что-то новое, например снижение спроса на ископаемые виды топлива из-за политики в области климата. Сейчас мы находимся в той точке цикла, когда цены на нефть растут, но в будущем мы неминуемо окажемся и в нижней точке, и я не уверен, что отскок будет таким же сильным, как раньше. Маятник несколько раз качнётся перед тем, как окончательно остановиться.

— Что происходит, когда ресурсы заканчиваются или становятся не нужны? Как сырьевые страны преодолевают этот опыт?

— Сырьевые страны должны подготовиться к этой ситуации заранее. Самое главное — это постараться диверсифицировать экономику, чтобы другие сектора выжили и смогли процветать, когда доходы от ресурсов снизятся. Для того чтобы другие сектора развивались, важно, чтобы национальная валюта не подорожала. Этого, в свою очередь, можно достичь, сохраняя как можно больше доходов за пределами страны в других валютах. К сожалению, я не знаю примеров стран, последовавших такой стратегии. Относительно успешными в борьбе с ресурсным проклятием были Норвегия, Ботсвана, Канада, но и они не преодолели его полностью.

Фото: © NUPI

Многие из государств, не достигших высоких результатов в диверсификации, например Казахстан, старались, но в итоге не слишком хорошо справились с задачей. Некоторые страны, например Ангола и Венесуэла, не смогли даже встать на путь диверсификации. А Россия и Саудовская Аравия сэкономили доходы от нефти до падения цен в 2014 году, а потом использовали накопленные средства, чтобы преодолеть трудный период. 20 лет назад они не были так хорошо подготовлены.

— Кажется, самым удачным считается опыт Мексики, которая достигла диверсификации экономики за счёт партнёрства с США (развитие торгово-экономических отношений и привлечение прямых иностранных инвестиций со стороны США способствовали сокращению экспорта мексиканской нефти, страна начала экспортировать продукцию предприятий, созданных в Мексике за счёт притока иностранного капитала. — Прим. ред.). Мог бы в случае с Россией таким партнёром выступить Европейский союз?

— В некотором роде — да. Если политические отношения между Россией и ЕС станут более расслабленными, взаимовыгодное партнёрство будет возможным. Другое дело, что важным компонентом в отношениях между Мексикой и США является мексиканская дешёвая рабочая сила. И здесь я не уверен, что у России есть столько же наёмных работников и что они привлекательны для ЕС в смысле уровня заработных плат.

— Кстати, о каких ресурсах идёт речь, когда мы говорим о «ресурсном проклятии»? Могут, например, высокие технологии стать таким ресурсом? Или дешёвая рабочая сила?

— Обычно специалисты имеют в виду сырьевые товары, такие как нефть, газ, алмазы или другие минералы. Я не думаю, что передовые технологии могут считаться ресурсом наравне с нефтью или газом, хотя они также создают проблемы, просто другого типа. Возможно, у Китая есть проклятие трудовых ресурсов, которое позволяет стране зарабатывать много денег и неразумно тратить их, поддерживая авторитарное правительство. Но это малоизученный вопрос.

Какая связь между нефтью и гражданским обществом

— В чём заключается специфика ресурсного проклятия России? Как богатство страны ресурсами отражается на политике, геополитике, уровне жизни?

— Российский случай осложняется тем, что это огромная страна, в которой много разных природных ресурсов (включая зерно и гидроэнергетику), много высокообразованных людей и при этом она является великой державой. Иногда я думаю, что самая большая проблема России — это не ресурсное проклятье, а чувство, что она — великая держава и поэтому должна вести себя соответствующим образом и стремиться к признанию со стороны других стран, среди прочего доказывая свою военную силу. В Норвегии, да и в других европейских странах такой проблемы нет, и это позволяет нам сосредотачиваться на том, как эффективно управлять страной, а не демонстрировать свою значимость на международной арене. То же самое касается некоторых стран, которые ранее были великими державами, но отказались от этого, в числе которых Германия и Япония. Если бы Россия управлялась как Германия, она была бы намного богаче Германии.

Фото: © Bloomberg / Getty Images

— Германия не похожа на страну, которая остаётся в тени в вопросах международной политики.

— Я бы сказал, что Германия и Япония гораздо больше сосредоточены на своих внутренних делах, чем другие великие державы, такие как Россия, Великобритания или США. Германия никуда не вторгается, не осуществляет политические реформы за пределами своих границ. Современная Германия сильно отличается от Германии до конца Второй мировой войны, очень активной на международном уровне.

— В российском исследовании 2017 года «Сравнительная история нефтезависимых экономик конца XX — начала XXI века» есть утверждение, что избыток природных ресурсов внутри страны негативно сказывается на её экономике — вне зависимости от политического строя. То есть не важно, диктатура это или демократия — проблем не избежать. Вы согласны с этой позицией?

— Нет, я думаю, дело обстоит ровно наоборот. Опыт Ботсваны, Канады, Нидерландов, Норвегии, Великобритании и США показывает: если демократические институты будут сильными, доходы от ресурсов могут быть потрачены достаточно разумно. Это объясняется тем, что, как правило, в демократической стране ресурсы распределяются более справедливо, потому что потенциально каждый может оказывать влияние на то, как работают эти механизмы. Большинство крупных стран — производителей нефти с ослабленной экономикой являются ближневосточными, африканскими, латиноамериканскими или постсоветскими государствами, в которых не сформированы демократические институты.

— Можем ли мы чему-то научиться у наших ближних соседей, таких как Казахстан, Туркмения, Азербайджан?

— Особенно хорошо на примере Азербайджана и Туркменистана видно, что успешное долгосрочное управление доходами от ресурсов невозможно без свободного и открытого гражданского общества. В Казахстане есть интересные примеры инвестирования доходов от нефти и газа в крупную инфраструктуру, в города, например в Астану. Это неплохо — когда приток доходов закончится, город останется, а это значит, что не всё потеряно.

— Есть ряд исследований, в которых говорится, что диверсификация экономики практически прекращается, когда цены на нефть растут. Почему так происходит? Было бы логично предположить, что нефтедоллары будут подпитывать разные секторы экономики.

— Нет, нефтедоллары не подпитывают другие секторы, они душат их. Если вы дадите своим детям много денег и привилегий, скорее всего, они не будут использовать их, чтобы усердно работать, а вместо этого станут ленивыми и испорченным.

Фотография на обложке: NUPI

Подписывайтесь на «Секрет фирмы» в «Яндекс.Дзене» и Google News.

Нам важно ваше мнение

Ещё по теме
Загрузка...
Загрузка...