14:00, 14 ноября 2022
8 мин.

«Мы не только студия в кармане, но и соцсеть». Создатели «ПАНЧ» — о фишках приложения и новой формуле успеха в музыке

Забудьте о классическом лейбле

На российском рынке появилось первое мобильное приложение для создания и продвижения музыки — «ПАНЧ». Теперь любой желающий может почувствовать себя артистом и бесплатно записать качественный трек, имея под рукой лишь смартфон и наушники. «Секрет» пообщался с кофаундерами стартапа Борисом Малеевым и Наджем Муаббатом и узнал, почему за «карманной» студией звукозаписи — будущее.

«Мы не только студия в кармане, но и соцсеть». Создатели «ПАНЧ» — о фишках приложения и новой формуле успеха в музыке

Расскажите, с чего всё началось и как вы попали в мобильную разработку?

Борис: Я не то чтобы стремился попасть в мобильную разработку, но мне всегда хотелось поделать что-то руками.

Мой бэкграунд — это венчурные инвестиции. Начинал свой путь с венчурного фонда Maxfield Capital, который занимался инвестированием в зарубежные компании. Там я узнал о том, что из себя представляют стартапы, как они работают и каковы критерии успеха.

Далее продолжил работу в «Газпром Медиа». Задачи стояли похожие, но уже на российском рынке и с более высокими чеками. В это время познакомился с ребятами, которые хотели запустить что-то новое, свою историю. Так и попал в ESN. Это акционерная компания, у которой сейчас два продукта: Chips и «ПАНЧ».

Надж: После окончания Бауманского университета я работал в рекламе и диджитал-маркетинге. В 2014 году венчурный фонд Runa Capital позвал продакт-менеджером в один из своих стартапов — так я попал в IT.

Мой самый удачный опыт IТ-предпринимательства, наверное, компания Hot-WiFi, где мы с партнерами за 5 лет построили устойчивый B2B-бизнес. Мы были пионерами WiFi-маркетинга в России.

Трансформационным для меня стало решение уехать в Америку к брату. Там я получил первый опыт работы на зарубежном рынке. Мы запустили компанию Electron-To-Go — зарядные устройства для телефонов навынос, которые доступны по подписке. Стартап отлично развивался в студенческих кампусах, но пандемия коронавируса сильно ударила по офлайн-бизнесу, и я вышел из проекта. На полтора года взял паузу от предпринимательства, отучился на режиссёра. Это открыло мне глаза на то, какими проектами я хочу заниматься дальше, и я вернулся в IT-сферу с новыми силами.

Надж Муаббат и Борис Малеев соответственно

Надж Муаббат и Борис Малеев соответственно

Фото из архива героев публикации

Как родилась идея «ПАНЧ»?

Надж: На нашей встрече с Борисом. Небольшой экскурс: мы с ним учились вместе в Startup Leadership Program (международная образовательная программа для CEO стартапов и лидеров. — Прим. «Секрета»), а после окончания учёбы каждый занимался своими проектами. Спустя несколько лет мы встретились, и он предложил запустить новую видео-платформу. Начался брейншторм.

Мы понимали, что в наше время продукт должен быть музыкоцентричным, потому что такой контент побеждает. Музыка дает эмоцию, она стала мемом, ускорилась как в производстве, так и в потреблении. Цикл жизни песни стал меньше, потому что продвижение происходит через короткие видео: сегодня ты в тренде, завтра следующий. Поэтому мы развивали гипотезу в этом направлении и пришли к выводу, что есть большой неокученный сегмент аудитории креаторов — это вокалисты, музыканты, битмейкеры.

Борис: Подошли к вопросу и аналитически, и эмпатично. Встречались, пили кофе и хотели создать что-то околомузыкальное, но тогда ещё до конца не понимали, что это будет.

На тот момент внимательно изучали Spotify и другие стриминговые платформы, как они изменили рынок. Мы поняли, что на рынке сейчас преобладает несколько трендов. Во-первых, меняется производство и потребление контента, то есть происходит демократизация производства. В TikTok ты можешь быстро снять ролик, смонтировать, наложить музыку и эффекты и опубликовать. Во-вторых, меняется восприятие контента. Опять же таки возьмём TikTok как ролевую модель — внимания пользователей хватает лишь на несколько секунд.

Эти же изменения коснулись и музыкального рынка. Треки стали короче, потому что стриминги платят артистам только за первые 30 секунд прослушивания.

Сегодня нет смысла тратить много времени на выпуск альбома. Проще каждый месяц записывать синглы, надеясь, что один из них выстрелит.

Примерно так мы поняли, что те изменения, которые произошли на рынке видео, произойдут и на рынке музыки.

Надж: А ещё заметили, что большинство успешных музыкантов — это блогеры. Они легко наращивают аудиторию с помощью музыки, но зарабатывают в основном не на музыке. Самые богатые из них те, кто запустил свои продукты. И перед нами встала задача объединить инфлюенс-маркетинг и музыку. Так и получился «ПАНЧ» — по сути, это не только студия звукозаписи в кармане, но и социальная сеть.

Расскажите немного о самых классных функциях приложения. Сможет ли человек, не обладающий вокальными данными, записать хороший трек?

Надж: Одна из основных задач «ПАНЧ» — дать нашим пользователям возможность почувствовать себя артистами, даже если они таковыми не являются. Всё-таки многие люди мечтают о том, чтобы получить кусочек славы. Если человек не умеет петь (например, как я), для него есть технология автотюна (компьютерная программа, которая исправляет ошибки вокалиста. — Прим. «Секрета»).

Борис: Безусловно, аудиотехнологии — это главная фишка мобильного приложения. Но мне очень нравится и наша технология трансфера и создания эффектов: команда создала способ их переноса от десктопных приложений, где профессиональные музыканты пишут музыку или делают спецэффекты, в мобильную версию. Очень здорово, когда ты можешь создать свой эффект и сделать так, чтобы он появился и хорошо работал в реальном времени на смартфоне.

А сами уже что-то записывали?

Надж: У меня один из самых популярных аккаунтов в приложении. Серьёзно. Я даже трек уже издал на стриминге. Правда, не сольный, а исполнил куплетик в песне, где выступили 30 артистов. Они меня и заставили. Трек попал в альбом, поэтому официально «ПАНЧ» сделал меня артистом.

В нашей команде много артистов и людей с рынка музыки, которые любят её создавать. Это заряжает нас самих и наших пользователей. Мы задаём темп.

Борис: Я жду следующую ступень эволюции приложения: у нас пока всё-таки есть технические ограничения, которые не позволяют каждому спеть как суперзвезда. И вот там наступит мой звёздный час. Сейчас мы ещё фокусируемся на людях с опытом, а следующая ступень развития приложения уже позволит запеть всем желающим: мы дадим более продвинутые технологии. Автотюн планируем сделать уровня «спой как… Бейонсе и любой другой артист». Невозможно сделать всё и сразу — это тяжёлая работа.

Интерес вокалистов к «ПАНЧ» понятен. В любых условиях ты можешь быстро и бесплатно записать сингл, выставить его на всеобщее обозрение — и, если повезёт, прославиться. А в чём интерес битмейкеров?

Надж: О, это хороший топик для обсуждений. Мы сами закупаем биты для пользователей у битмейкеров. В России система с авторскими правами очень непростая. Мы берём эти расходы на себя, чтобы было меньше сложностей с правами и потенциальных проблем. Пользователи бесплатно используют биты, могут издать песню вместе с нами и выгружать ролики для размещения в соцсетях. Если же они хотят записаться отдельно и использовать биты приложения, им необходимо получить разрешение.

Борис: Стоит также проговорить, что мы в любом случае думаем о некой платформенности. Не исключено, что в дальнейшем «ПАНЧ» станет в том числе и маркетплейсом, где битмейкеры смогут продавать свои работы, а артисты покупать. Это позволит создать точку входа в приложение и для этой аудитории.

Есть ли в приложении платные услуги? На чем зарабатывает «ПАНЧ»?

Борис: Сейчас приложение не приносит прибыль. Мы рассматриваем несколько бизнес-моделей, которые в дальнейшем протестируем. Первая — классические рекламные ролики внутри приложения. Вторая — система роялти. Мы не только мобильное приложение, но ещё и своеобразный «неолейбл». Отдельных ребят мы продюсируем и, соответственно, сможем впоследствии на этом зарабатывать. Но, честно, пока не прогнозируем. Для монетизации у приложения должно быть достаточно аудитории и техническая пунктуальность, к которой мы стремимся, — то есть безупречная работа на всех девайсах.


Сейчас мы сфокусированы на том, чтобы технически довести приложение до совершенства. В «ПАНЧ» люди создают очень сложный контент. И перед нами стоит задача, чтоб приложение круто работало на любых смартфонах с любыми гарнитурами и наушниками. Пока полноценно пользоваться приложением могут только владельцы iPhone. На Android мы работаем в режиме бета-версии.


Есть ли у «ПАНЧ» конкуренты?

Надж: В России нет. В мире есть похожие сервисы, но с другими приоритетами. Есть музыкальные-редакторы с классными звуковыми эффектами, но они не позиционируют себя как социальную сеть. И тем более не работают над продвижением артистов.

Трансформировалась ли со временем идея мобильного приложения? И какие нововведения ждут пользователей?

Борис: Если честно, нет. У нас был некий набор гипотез, но само приложение мы придумали «в моменте». Думаю, в ноябре нам удастся приблизиться к той стадии реализации, которую мы изначально наметили.

Да, у нас пока не будет видеомасок, как мы хотели, пока есть только фильтры. Но опять же таки это связано с техническими сложностями. Скоро у нас появятся экран, где можно будет наблюдать за активностью пользователей, и музыкальные чарты.

Каких результатов вам удалось достичь к настоящему моменту? Сколько сейчас пользователей в приложении?

Надж: За полгода работы приложения в тестовом режиме мы построили, вероятно, самое крупное сообщество артистов, битмейкеров, сонграйтеров, музыкантов и даже музыкальных менеджеров в России. И в него может попасть каждый, кто хочет развиваться в музыке. До этого не было другой такой среды. Сейчас в сообществе «ПАНЧ» более 3000 людей (точную цифру мы пока раскрыть не можем). Из них 500 человек — это очень активное ядро, которое уже самостоятельно продвигает ценности объединения. Одна из таких ценностей — радикальная поддержка.


«ПАНЧ» инвестирует в образование своих авторов, мотивацию и творческий рост, потому что мы связываем их рост с нашим. Мы создаем им профессиональные возможности, приглашаем экспертов смотреть, следить, помогать авторам. Мы не платим деньги за контент. Мы платим пользователям работой на них. С нами у артистов растёт аудитория, происходят первые релизы, первые концерты, регистрации первых страничек в соцсетях, рост подписчиков.


В какие рынки целитесь? Есть ли планы по международной экспансии?

Надж: Сейчас приложение заточено на российский рынок, но мы однозначно будем расширять географию. Смотрим в сторону Латинской Америки и нескольких азиатских стран, где люди исторически любят петь.

Новости партнеров