22:36, 05 июля 2022
16 мин.

Ноу-хау — находка для шпиона. Как разведчики СССР воровали технологии у Запада и что из этого вышло

30 июня 2022 года президент России Владимир Путин на встрече со Службой внешней разведки (СВР) озвучил решение назревшей проблемы дефицита западного оборудования и ноу-хау. Из-за санкций обмен технологиями и научными данными с западными странами оказался фактически заблокирован — это грозит РФ технологическим отставанием и дефицитом критически важных компонентов. Отчасти помочь с этим может разрешённый параллельный импорт готовой продукции, который за границей считают узаконенным пиратством. Но Путин в честь столетнего юбилея нелегальной разведки (ныне управление «С» в составе СВР) предложил пойти дальше и возродить славную советскую традицию промышленного шпионажа. Как это было при СССР и все ли технологии «коммуниздили» — вспоминал «Секрет фирмы».

Ноу-хау — находка для шпиона. Как разведчики СССР воровали технологии у Запада и что из этого вышло

«У вашего подразделения богатая история и славные традиции, — заявил Путин, выступая в штаб-квартире СВР. — В 1930-е и начале 1940-х годов разведчики-нелегалы своевременно добывали сведения о готовящейся гитлеровцами агрессии, о закулисных маневрах западных стран, которые подталкивали нацистов к нападению на СССР, к маршу на восток».

По мнению президента, санкции Запада развязывают России руки и делают те задачи, которые выполняли разведчики в годы холодной войны, снова донельзя актуальными.

«Один из приоритетов работы СВР — содействие в промышленном и технологическом развитии нашей страны, в укреплении её оборонного потенциала. Это направление всегда актуально, особенно сейчас, на фоне попыток санкционного давления на Россию».

Таким образом, президент фактически дал зелёный свет возрождению широкой практики промышленного шпионажа.

Что такое промышленный шпионаж

Промышленный (или корпоративный) шпионаж, в отличие от соблюдающей законодательства и этические нормы конкурентной разведки, считается формой недобросовестной конкуренции. В ходе него действующие под прикрытием шпионы пытаются различными незаконными способами добыть конфиденциальную информацию, составляющую коммерческую или иную охраняемую законом тайну, ноу-хау. Это позволяет экономить средства и время на собственную разработку и обеспечивать интересы своей страны или компании.

История промышленного шпионажа берёт начало в XVIII веке, но широкое целенаправленное использования разведки именно для заимствования технологий началось в XX веке.

Все крупные государства создали развитую агентурную сеть, в число задач которой входило (и, вероятно, входит до сих пор) воровство данных и своевременное донесение о крупных технологических успехах на заводах конкурента и\или противника. Особенно актуальной стала разведка в области военного производства.

В российском Уголовном кодексе есть целый ряд статей, которые можно отнести к промышленному шпионажу: незаконное получение и разглашение коммерческой тайны, неправомерный доступ к компьютерной информации, а также создание и использование вредоносных программ. Максимальное наказание по каждой — 7 лет заключения.

Однако закон регулирует в первую очередь отношения между компаниями, а не между странами. В то же время практика промышленного шпионажа в интересах стран широко распространена и чем-то сверхъестественным не считается.

Мнение эксперта
Евгения Мешкова
член Ассоциации юристов России, эксперт по информационной безопасности

Служба внешней разведки действует в рамках федерального закона о внешней разведке 1992 года и указа президента Российской Федерации «Вопросы Службы внешней разведки РФ» 1992 года. В заявлении президента речь идёт о выполнении СВР задач в пределах существующих полномочий и компетенций. Никаких последствий с точки зрения международного права быть не может, так как подобные службы с подобными задачами имеют все промышленно развитые цивилизованные страны мира. Пределы реализации спецслужбами своих полномочий ограничены обеспечением национальной безопасности собственных государств и международной безопасности в принципе.


Разговоры об узаконивании пиратства в технологической сфере начались в России уже давно. В 2018 году в ответ на экономические санкции США и их союзников депутаты Госдумы уже предлагали норму об «исчерпании исключительного права на товарный знак» компаний из недружественных стран. Это позволило бы производить американские товары без разрешения правообладателей. Тогда законопроект остался на уровне предложения, но теперь идея стремительно воплощается в реальность.

Но ничего принципиально нового в этом нет. За годы существования СССР, большую часть которых страна находилась в конфронтации с Западом, у Союза накопился обширный опыт всевозможных заимствований — как в согласии с зарубежными правообладателями, так и нелицензионных.

Как в СССР добывали недоступные технологии

В России разведслужба появилась в 1917 году, а с 1921-го начался официальный отсчёт истории отечественного промышленного шпионажа, когда СССР после нескольких лет гражданской войны решил возродить экспортно-импортные отношения с другими странами. Страна активно включилась в гонку за технологиями: опыт Первой мировой показал, что в будущих военных конфликтах именно передовая техника, а не количество солдат, будет обеспечивать существенный перевес на поле боя. С 1925 года в ведомстве появился отдел научно-технической разведки.

Союз копировал технологии и дизайн у западных компаний едва ли не с самых первых лет существования. Не всегда это было именно «воровством» — то, что не могли или не хотели заимствовать, советская власть вполне легально покупала. В частности, львиную долю заводов, построенных при Сталине, разработал по западным лекалам советский филиал фирмы американского архитектора Альберта Кана (Albert Kahn, Inc.), названный «Госпроектстрой». А значительная часть советских автомобилей со знакомыми всем названиями ГАЗ, ВАЗ, КИМ, ЗИС или «Москвич» — лицензионные копии западных машин или плоды совместного производства с Ford, General Motors, Fiat и другими автоконцернами.

Но с годами отношения между блоками стран ухудшились, и сотрудничество во многих сферах, которое было возможным до Второй мировой, вскоре превратилось едва ли не в государственную измену.

Пышным цветом практика заимствования технологий расцвела именно в годы холодной войны. При этом шпионить за Западом активно помогала разделённая после Второй мировой Германия — с середины 1950-х до 1966 года агенты тайной полиции ГДР Штази проводили операцию «Брунгильда», в результате которой сотни секретов Запада попали в руки СССР.

В кульминационный период этого противостояния (середина 1980-х) строго секретный бюджет КГБ оценивался ЦРУ в $1,65 млрд ежегодно. В то же время сами США тратили на свои разведслужбы до $30 млрд, и в их задачи входило в том числе противостояние попыткам советских шпионов украсть американские разработки.

Но несмотря на солидную разницу в бюджетах, советские разведчики довольно часто умудрялись проникать на секретные объекты и передавать на родину добытую информацию.

В ход шли самые разные уловки. Например, вполне официальная советская делегация на авиазавод в Лонг-Айленде якобы прикрепила к подошвам своих ботинок клейкую ленту, чтобы собрать, вывезти и проанализировать прилипшую пыль с микрочастицами сплавов.

Приходилось шпионам применять и высокотехнологичное оборудование вроде сканеров, компьютеров и спутников. Так что необходимость охотиться за западными достижениями в каком-то смысле сама по себе двигала вперёд советскую науку и технику.

Как и вся экономика СССР, разведывательная деятельность тоже была плановой. Специальная комиссия собирала заявки различных министерств на зарубежные технологии, сделанные после скрупулёзного анализа открытых источников, а различные органы в течение года отрабатывали «разведывательный план». После чего ведомство подсчитывало объём сэкономленных за счёт шпионажа средств в промышленности и научной деятельности. Эффективность экономической разведки до развала Союза измерялась в десятках и сотнях тысяч полученных технологий и документаций, а сэкономленные средства исчислялись миллиардами рублей.

Внутристранового корпоративного шпионажа, как и корпораций, в советские годы практически не существовало. Единственным бизнесменом-монополистом было само государство, а все попытки узнать тайны и секреты исходили из-за границы.

Что же из западных технологий и дизайна честно скоммуниздил или подсмотрел СССР?

Ноу-хау — находка для шпиона. Как разведчики СССР воровали технологии у Запада и что из этого вышло

Атомная бомба

Советский физик Михаил Мещеряков присутствовал на первом испытании американской атомной бомбы на атолле Бикини в 1945 году. Спустя 3 года он стал одним из кураторов проекта первой советской атомной бомбы, ставшей копией «Толстяка» — плутониевой бомбы, сброшенной на Нагасаки в 1945 году. Её чертежи смогла выкрасть советская разведка.

Иосиф Сталин, которому подробно докладывали об успехах сверхсекретной ядерной программы США едва ли не с начала её существования, велел делать всё, как у империалистов. Это в кратчайшие сроки снабдило СССР собственным ядерным оружием.

Военная техника

Военные технологии всегда были предметом особого интереса разведчиков. Например, легендарный советский танк Т-34 появился в результате развития идей американского конструктора Кристи и использовал его уникальную подвеску.

Стрелковое оружие тоже использовало западные наработки. Советский пистолет ТТ и внешне, и конструктивно очень похож на браунинг 1903, адаптированный под патрон другого калибра.

Для того чтобы сбрасывать бомбы, Сталин ещё в 1945 году приказал скопировать американский бомбардировщик В-29 «Суперкрепость» из числа тех, что в войну приземлились на советской территории и там и остались. Результатом стал самолёт Ту-4, названный в честь взявшегося за эту задачу авиаконструктора Туполева. Этот проект потребовал полной перестройки сложившейся системы для соответствия американской модели, что стало залогом технологического рывка в отечественной авиационной промышленности.

Мнение эксперта
Александр Петров
к. э. н., старший научный сотрудник ЦЭМИ РАН

Бомбардировщик Ту-4 (1949 год) — это почти стопроцентное заимствование американского стратегического бомбардировщика Boeing B-29, которые во время II мировой войны США не продавали (в 1944 году самолёты B-29 совершили вынужденную посадку на территории СССР).

Самолёт Ту-4 был создан путём разборки самолёта B-29 и копирования практически всех его составных частей (вплоть до пепельницы, подстаканника в панели управления и интерьера), кроме двигателей и систем вооружения. Было впервые создано собственное производство дальних бомбардировщиков (всего создано около 1200 самолётов). На основе конструкции Ту-4 проектировался первый советский поршневой дальнемагистральный пассажирский самолёт Ту-70.


Космическая гонка

СССР часто удавалось обходить на поворотах США в своих космических программах, просто изучая открыто публикуемые данные и учитывая их в своей работе. Но многое из российских наработок Союз заимствовал, причём даже не всегда у Штатов.

В этом плане ценнейшим трофеем СССР в войне с Германией оказались ракеты Фау-2, для изучения которых создали институт «Нордхаузен». Его главным инженером стал Сергей Королёв. С 1945 по 1947 годы советские специалисты собирали в Германии все доступные данные о производстве немецких ракет.

На то, чтобы скопировать Фау-2, ушло несколько лет: сказывалась низкая культура производства и отсутствие многих отечественных компонентов. Тем не менее конструкторам удалось уменьшить требуемое количество редких сортов стали и цветных металлов и сделать отечественный клон — ракету Р-1 (1948 год).

Но этим заимствования в космической сфере не ограничились.

Мнение эксперта
Александр Петров
к. э. н., старший научный сотрудник ЦЭМИ РАН

Конструкция советского многоразового космического аппарата «Буран» (1988 год) очень похожа на «Шаттл» США (считается, что схемы передали ГРУ).

Но для транспортировки орбитального корабля «Буран» к месту старта и с аэродромов после посадки сконструировали и построили уникальный самолёт сверхбольшой грузоподъёмности Ан-225 «Мрия», у которого более 200 мировых рекордов по перевозке грузов.


Бытовая техника

Если в военных и космических отраслях у России всё же было немало и своих оригинальных идей, то бросать человеческие ресурсы на разработки в сфере ширпотреба в Союзе считалось нецелесообразным. Поэтому значительную часть бытовой техники и приборов делали по западным образцам.

Копирование коснулось почти всех товаров народного потребления. Например, футуристично выглядящий пылесос «Чайка», выпущенный в 1963 году, был собран по образу и подобию голландского пылесоса Remoco 1939 года, а в США и Канаде его знали под брендом Estonia. Советский утюг «Яуза УТ-1000», появившийся на полках в 1989 году, повторял голландскую Philips Walita HD1120 1971 года выпуска. А знаменитая советская электробритва «Агидель-М» 1967 года с минорными отличиями напоминает голландский аналог Philishave SC 8010, который вышел раньше.

«Воровали» в СССР дизайн и более сложной техники. Советский фотоаппарат «ФЭД» появился в 1934 году, через два года после выпуска немецкой модели Leica 2, и полностью повторял её дизайн. «ФЭД-Микрон», вышедший на смену устаревшему предшественнику в 1968 году, копировал уже японский девайс Konica Eye. Легендарный советский магнитофон «Мелодия МГ-56», в 1960–1970-х бывший звездой домашних вечеринок строителей коммунизма, вышел спустя год после появления немецкого проигрывателя Grundig TK820 и повторял как внешний вид, так и функции западного собрата. А инженерный калькулятор «Электроника МК-85» собирался на основе японского Casio FX-700P, вышедшего двумя годами ранее — в 1983-м. Правда, советская версия была мощнее: 16-разрядный процессор против 4-разрядного у «японца».

Электронные игры

Игровые автоматы «Морской бой», бывшие чрезвычайно популярными у советских школьников в 1970-х — калька с автоматов Sea Raider и Sea devil американской фирмы Midway. «Союзаттракцион» отдал их на копирование на 22 оборонных завода, которые, помимо прочего, выпускали и товары народного потребления. За счёт внедрения таких автоматов Минкульт заработал хорошие деньги — каждые 10 выстрелов в этой игре стоили советскому гражданину 15 трудовых копеек.

Не избалованный изобилием на рынке игр потребитель был вполне доволен и этим, пока советские пираты не привезли в страну японское ноу-хау. В 1980-х мечтой пионеров стали карманные игровые эмуляторы «Электроника», в которых волк из «Ну, погоди!» ловил яйца в корзину. Это были копии аналогичных приставок одной игры от японской корпорации Nintendo.

А были ли свои ноу-хау?

Даже в эпоху железного занавеса отечественные учёные делали немало открытий, многие из которых впоследствии оказались незаслуженно забытыми. И не всегда для этого требовались иностранные идеи и технологии: действуя ли на их базе или двигаясь собственными путями, советские инженеры порой демонстрировали реальные прорывы. И вот лишь некоторые из них.

Ноу-хау — находка для шпиона. Как разведчики СССР воровали технологии у Запада и что из этого вышло

Полупроводниковая ЭВМ

Именно СССР принадлежит первый в мире в основном полупроводниковый компьютер. Заявку на его изобретение подали советские инженеры Исааак Брук и Башир Рамеев 4 декабря 1948 года. В 1951 году аппарат построили, а в 1952 году на нём уже начали выполнять расчёты.

Мысль о создании такого компьютера к ним пришла после прослушивания передачи Би-Би-Си о вычислительной машине ENIAC, на которой выполняли расчёты для создания термоядерной бомбы. Но в своих разработках они отталкивались не от её устаревшей технологии электронных ламп, которые часто перегорали и останавливали работу всего 27-тонного аппарата, а от идеи заменить 70% из них миниатюрными кристаллическими диодами, которые существенно облегчали конструкцию, значительно снижали расход электроэнергии и продлевали срок службы ЭВМ. Если ENIAC потреблял 174 киловатта, то созданный советскими изобретателями М-1 — лишь 8 киловатт, занимая всего 4 квадратных метра.

Кроме того, впервые в компьютерной индустрии у этой ЭВМ была не только «медленная» память в виде магнитного барабана, но и «быстрая», аналогичная современной оперативной памяти. Для неё использовали электростатические трубки. Правда, несмотря на революционность самого подхода, машину собрали на полупроводниках зарубежного производства.

После M1 вышла более крупная версия этого компьютера М2 (в 1953 году), а затем и занимающая 3 квадратных метра М3, ставшая первой серийной ЭВМ этой линейки. Она разошлась по научным учреждениям, которые не могли себе позволить отдать под компьютер несколько машинных залов. На основе чертежей М3 в дальнейшем собирали первые цифровые ЭВМ такие страны, как Венгрия и Китай, а сама линейка просуществовала вплоть до конца 1960-х, оказавшись весьма долгоживущей.

Но поддерживать заданный высокий темп развития компьютерной техники в СССР не удалось: с появлением микропроцессоров, требующих радиоэлектронных фабрик и лабораторий для выращивания кремниевых кристаллов, процесс создания своих компьютеров стал неоправданно сложным и дорогим. А с выходом СССР на масштабный экспорт нефти при Брежневе стало если не дешевле, то точно проще покупать технологии и оборудование на Западе за нефтяные деньги.

Однако ставка на заимствование технологий себя не оправдала: время, нужное на внедрение западных клонов машин, компьютеров и техники, оказалось равно времени, за которое на Западе уже производили устройства нового поколения. Разрыв нарастал, а руководство страны оказалось довольно непрозорливым и негибким в вопросе технологического рывка: в ответ на идею персонального компьютера «Микро-90» замминистра радиопромышленности СССР Николай Горшков заявил, что персонального компьютера быть просто не может, в отличие от персональной пенсии. И молодые конструкторы, осознающие скорость прогресса и драматическое отставание от него, на мнение чиновников повлиять никак не смогли.

Умные часы

За 30 лет до появления Apple Watch в СССР уже разрабатывали многофункциональные часы «Гомо телекомус». Они были рассчитаны для разных возрастных групп: предполагалось сделать «телекомус-няню», «телекомус-учителя», «телекомус-секретаря» и «телекомус-помощника». Дизайнеры предположили, что такие часы могут служить универсальным средством коммуникации, контроля за здоровьем и хранения информации. Увы, проект так и остался на бумаге, хотя описанные в нём технологии уже существовали.

Корпусная мебель

Задолго до того, как в Россию пришла ИКЕА, советские дизайнеры разработали идею корпусной мебели, которая бы вписалась в малогабаритные квартиры хрущёвок. Благодаря сочетаемости секций можно было создавать различные комбинации в зависимости от размера жилища и образа жизни. Эту систему в 1950-х годах предложил дизайнер Юрий Случевский, и она нашла отражение в советской лёгкой промышленности.

Однако победы ноу-хау не случилось: мебельная индустрия просто не восприняла прогрессивные идеи, пусть и одобренные официальным правительством. В итоге сконструированная Случевским мебель так и не появилась в магазинах — комплекты выпустили для выставок ограниченным тиражом, который раскупили видные члены партии и их жёны.

Ноу-хау — находка для шпиона. Как разведчики СССР воровали технологии у Запада и что из этого вышло

Камера и пистолет для космоса

Пусть победу в космической гонке в итоге одержали Штаты, в СССР никогда не забывали, кто был первым в космосе, и много внимания уделяли развитию космических технологий. Одним из плодов этой работы стала кинокамера «К2», предназначенная для съёмки в условиях вакуума и больших перепадов температур. Её создал дизайнер Красногорского завода Альберт Смирнов в 1968 году.

При этом в СССР не исключали, что противостояние в космосе может однажды перейти из информационно-технологической в вооружённую фазу, поэтому идея схватки советского космонавта с американским в условиях невесомости казалась вполне реальной. Начиная с Юрия Гагарина, советские космонавты брали с собой на орбиту оружие для самообороны и выживания при аварийной посадке в чужой стране.

Однако в самом космосе огнестрел был опасен для стреляющего ничуть не меньше, чем для его жертвы, — отдачей от выстрела космонавта могло впечатать в стенку корабля или унести в открытый космос. Поэтому обе страны пытались разработать пресловутый лазерный пистолет, идея которого нашла отражение в многочисленных научно-фантастических фильмах и сериалах.

Но первым фантастическое оружие создал именно СССР. В 1984 году в рамках программы «Алмаз» исследовательская группа под руководством генерал-майора Виктора Сулаквелидзе и профессора Бориса Дуванова разработала волоконный лазерный пистолет, который должен был выводить из строя электронные и оптические системы противника. Его перезаряжали вручную, а поражающая способность луча достигала 20 метров. Однако конверсия оборонной промышленности и нехватка пиротехнических ламп поставили крест на развитии проекта.

Ноу-хау — находка для шпиона. Как разведчики СССР воровали технологии у Запада и что из этого вышло

Крылатые корабли и корабли-экранопланы

В конце 1950-х и начале 1960-х СССР занимал лидирующие позиции в области речного судостроения. За это можно сказать спасибо учёному, конструктору и изобретателю Ростиславу Алексееву, руководившему в те годы Центральным конструкторским бюро по судам на подводных крыльях. Он спроектировал малопогруженное крыло, которое было намного сложнее авиационного.

Под его руководством возникло целое семейство транспортных средств на таких крыльях, которые СССР активно экспортировал. Позднее Алексеев совершил ещё одну техническую революцию на водном транспорте — создал корабли-экранопланы, низколетящие над водой.

Атомная электростанция

Пусть первую ядерную бомбу изобрели в США, но поставить «мирный атом» на службу людям смог советский учёный Игорь Курчатов. Он был также основателем и первым директором Института атомной энергии и основоположником использования атома для электроснабжения. Его ещё довоенные работы по теории атомного ядра нахо­ди­лись на миро­вом уровне: к ним при­вели серия работ с ней­трон­ными источ­ни­ками, откры­тие ядер­ной изо­ме­рии и наблю­де­ние (впер­вые в мире) спон­тан­ного деле­ния урана.

В 1946 году под руко­вод­ством Кур­ча­това собрали пер­вый в Европе и Азии экс­пе­ри­мен­таль­ный ядер­ный реак­тор Ф-1. А в 1954 году Кур­ча­тов воз­гла­вил пуск пер­вой в мире атом­ной элек­тро­стан­ции, открыв­шей эру мир­ного исполь­зо­ва­ния атом­ной энер­гии.

Водородная (термоядерная) бомба

Первый в мире термоядерный заряд взорвали США 1 ноября 1952 года, но в оружие, готовое для военного использования, его превратили советские учёные — академики Андрей Сахаров и Юлий Харитон. Её испытали в 1961 году на Новой Земле, взорвав бомбу мощностью 58 мегатонн.

Это было самое мощное взрывное устройство, когда-либо разработанное и испытанное на Земле, — оно получило название «Царь-бомба». Ударная волна после взрыва три раза обогнула земной шар.

Ноу-хау — находка для шпиона. Как разведчики СССР воровали технологии у Запада и что из этого вышло

Фоторужьё

Сейчас об этом изобретении вспоминают, только пересматривая мультфильм «Каникулы в Простоквашино», а между тем фоторужьё было реальным ноу-хау, сконструированным в начале 1960-х советским инженером Самуилом Малинским. Оно представляло собой обычное ружьё с прикреплённой к нему камерой и использовалось для съёмки удалённых объектов.

В 1984-м идею усовершенствовали Владимир Рунге и Михаил Малышев в своём проекте «Фотоснайпер». Однако у них возникли сложности с получением патента из-за того, что этот комплекс внешне имел мало общего с исходным фоторужьём, — советское патентное бюро настаивало, чтобы изобретение выглядело так, как называется. Неожиданно помогла в этом вопросе американская реклама, где советовали покупать советский «Фотоснайпер» с припиской, что, если навести это устройство на политика или бизнесмена, есть шанс поймать в кадр «всю гамму человеческих чувств» — если, конечно, фотограф не боится его охраны.

Искусственное сердце

Не всё, что создавалось в СССР, служило гонке вооружений. Знаменитый советский хирург-трансплантолог Владимир Демихов в 1936 году стал первым в мире человеком, создавшим искусственное сердце. Это был пластиковый электронасос. Учёные провели опыт по замене сердца на прибор на собаке. Животное смогло прожить на аппарате несколько часов. В мировой практике эксперимент стал первым в своём роде.

В течение последующих десятилетий Демихов и другие врачи совершенствовали эту методику, что привело к созданию современных искусственных сердец, позволяющих больным жить долгие годы нормальной жизнью.

Попытка номер?..

В большинстве случаев определяющим для развития отрасли оказывалось не то, кто первый придумал, а то, кто первый запатентовал и популяризировал изобретение. С тем, чтобы поставить науку на рельсы служения людям и масштабировать свои ноу-хау на советских предприятиях, были большие проблемы.

В итоге плодами отечественной мысли нередко пользовались другие страны, чья промышленная разведка сочеталась с развитыми возможностями производства. А когда рынок победил науку, заниматься изобретениями на многие годы стало просто бессмысленно. И сейчас образовавшееся в результате отставание преодолевается с большим трудом.

По оценке экспертов из Высшей школы экономики, на рынке изобретений и ноу-хау Россия наших дней добилась весьма скромных успехов. Доля российских патентов неуклонно снижалась на протяжении последних 10 лет примерно на 1–1,6% ежегодно и на конец 2020 года составляла всего 0,9% от общей массы новых идей. Параллельно с этим росли расходы российской экономики на закупки иностранных технологических решений: за 20 лет они выросли в 12 раз, с $395 млн до $4,825 млрд.

Сейчас почти 30% всех передовых технологий, используемых на российских производствах, — иностранной разработки.

Что же до промышленного шпионажа, он продлил существование СССР, но не предотвратил распад. Заимствуя западные разработки, страна не смогла воспроизвести устройство экономики и организацию производства, что в значительной степени обесценило труды шпионов. Удастся ли России сейчас сделать это по уму — покажет время.

Коллаж: «Секрет фирмы», freepik.com, Unsplash, Unsplash License

Новости партнеров