Когда школа — зло. Как устроен бизнес на домашнем онлайн-обучении детей

Меня не выгнали, я сам ушёл
26 декабря 2019 в 19:16

В России всё больше школьников учатся не за партой в классе, а дома за ноутбуком или планшетом. Недовольные системой образования родители готовы платить за удалённые уроки, но не все онлайн-школы оказываются действительно школами, а качество услуг и сервиса пока зачастую хромает.

«Секрет фирмы» выяснил, как на неготовности государства взаимодействовать с цифровыми альтернативами обычным школам зарабатывают недобросовестные посредники и почему из-за них некоторые школьники рискуют остаться без аттестата.

Как устроена «удалёнка» для школьников и сколько это стоит?

По данным Минпросвещения, уже почти 600 000 российских школьников учатся с помощью дистанционных образовательных технологий: онлайн-курсов, лекций, виртуальных мастер-классов. При этом около 100 000 школьников вовсе не сели за парты в сентябре.

По данным аналитиков, количество выбравших семейное образование каждый год увеличивается вдвое.

Это происходит на фоне недовольства обычными государственными школами: по мнению 51% россиян, опрошенных ВЦИОМом перед началом учебного 2019/2020 года, ситуация в сфере образования за последние пять-десять лет ухудшилась. Среди родителей школьников так считают 49%.

У Варвары Суворовой дочь-семиклассница на семейном обучении. Возможность учиться в спокойной, домашней обстановке, со свободой выбора не только позы за столом, но и закуски к чаю оказалась определяющей, объясняет Варвара. Успеваемость выросла. Ещё один плюс — свободный распорядок дня. Можно путешествовать, не привязываясь к школьным каникулам. А в хорошую погоду прогуляться в парке, а не сидеть в душном классе.

Мама другого 12-летнего хоумскулера (ребёнок, который получает образование дома) Алёна Ильинская считает, что «живое» обучение в связке «учитель + ученики» лучше только в случае, если учитель — крутой специалист и педагог, а класс замотивированный и дружелюбный. «Но если этого нет, живое общение при обучении теряет ценность. И качественно сделанный электронный контент несравненно выигрывает», — говорит Алёна.

Сын Варвары Летней зачислен в государственную спецшколу для детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). В таком учреждении дети должны обучаться по индивидуальным программам, но на деле этого нет, утверждает Варвара. Поэтому ей с сыном пришлось перейти на платную образовательную интернет-платформу, формально оставаясь в госшколе.

«К сожалению, политика власти демонстрирует, что такие дети никому не нужны, — говорит Варвара Летняя. — В лучшем случае им уготованы психоневрологические интернаты и нищета. Без образования они груз для общества. Хотя они способны успешно работать в гуманитарной сфере и науке. Огромное число детей в заложниках у госшкол на надомном обучении. А могли бы обучаться онлайн легко и с удовольствием и пользой. Поэтому развитие интернет-образования — надежда на будущее. 10 лет назад ничего этого не было. Я счастлива, что сейчас есть небольшой выбор».

Татьяна Морозова
председатель Московской коллегии адвокатов, основатель проекта по сопровождению аттестаций «Сдавайонлайн»
При семейном образовании школа лишь площадка для проверки знаний на определённых этапах. Для перехода на СО достаточно написать заявление в школе в любое время года, вне зависимости от оценок и пройденного материала.

«Семейники» — основная целевая аудитория дистанционных школ. Большинство из таких интернет-ресурсов, по сути, копируют классическую школу: здесь также есть уроки, домашние задания, оценки, контрольные работы и итоговые аттестации. Чаще всего эти школы создают на базе частных очных школ, но стоимость удалённого обучения в два-три раза ниже.

Зачем нужны посредники для сдачи контрольных и экзаменов

Родителям, чьи дети учатся дома, приходится решать проблему аттестации.

Варвара Суворова
мама хоумскулера
«Семейникам» нужно ежегодно сдавать аттестации и официально переводиться в следующий класс. Это не обязательно, но аттестации — это гарант родительского спокойствия. Есть что показать органам опеки — а они иногда проводят проверки, всё ли в порядке с ребёнком, который не ходит в школу. И самим родителям понятнее, куда двигаемся и на каком этапе находимся.

Но главное: аттестация нужна, чтобы ребёнок мог в случае необходимости вернуться в «обычную» школу, а в 9-х и 11-х классах — получить допуск к государственным экзаменами.

«Сейчас появляется очень много организаций, которые предлагают обучение по общеобразовательным программам, не имея при этом ни образовательной лицензии, ни государственной аккредитации, — объясняет директор частной школы им. Лобачевского Екатерина Хлюнева. — Или лицензия есть, но — по программам дополнительного образования, что тоже не даёт право выдавать выпускникам аттестаты».

Некоторые родители уже сталкивались с такой проблемой, рассказывает Татьяна Морозова. «Посредник сделал все нужные документы, но справку от него в других школах не принимали. Та организация, которая аттестовала и выдала справку об окончании класса, сама не имеет лицензию, и её документы — просто пшик, выброшенные деньги», — объясняет Морозова.

По закону пройти аттестацию можно бесплатно в любой госшколе региона, где прописан ребёнок. Но по факту школы часто оказываются не готовы принять таких учеников: процесс аттестации связан с оформлением большого количества документов и дополнительной нагрузкой на учителей, которую государство не оплачивает.

Ещё одна проблема: программы онлайн-школ часто не стыкуются с программами классических школ.

«Аттестация в госшколе, а учимся в частной онлайн, и учебные планы не совпадают. Государственная школа навстречу идти не желает и отказывается принимать ведомости из онлайн-школ, — рассказывает Варвара Летняя. — Поэтому онлайн-школы договариваются с дружественными частными очными школами и зачисляют своих детей к ним. Так получается проще, но это платно и число учеников огромное».

Родителей могут не устраивать и предлагаемые условия аттестации: неудобные сроки или то, что ребёнок будет писать контрольные или отвечать на экзаменационные вопросы в незнакомой обстановке, незнакомому педагогу и т. п.

Для решения проблемы прибегают к услугам посредников. Те помогают организовать промежуточные и итоговые аттестации удобным для семьи образом, часто в «облегчённом» виде, в том числе дистанционно. А школа-партнёр (государственная или частная) в таком случае лишь выдаёт подтверждающие документы.

Но схема чревата рисками. Для такого партнёрства необходимо согласовать рабочие программы по предметам, а школе-партнёру необходимо принять пакет документов по всем вопросам взаимодействия с посредником, объясняет Екатерина Хлюнева.

«Расхождения могут возникнуть по рабочим программам. Или кто проверяет работы учащихся — учитель школы-партнёра или работник неаккредитованной организации? Имеет ли этот специалист право преподавания и педагогическую квалификацию? Могут быть и другие разногласия, а заложниками останутся ученики», — подчёркивает Хлюнева.

«Если ребёнка прикрепляют к государственной школе — то есть пример, когда такой деятельностью начинала активно интересоваться прокуратура и Следственный комитет, — рассказывает директор частной школы ЦОДИВ Анна Меньшикова. — Так как всем понятно, что школа либо получает дополнительное бюджетное финансирование на детей-заочников (в реальности не занимаясь их обучением), либо получает незаконным путём деньги от посредников».

На что жалуются родители

Родители хотят за деньги получить качественную альтернативу традиционной школе, но не всегда игроки нового рынка оправдывают их ожидания. Чаще всего клиенты сетуют на задержки с проверкой домашних работ, ошибки учителей, ляпы в заданиях, однообразные видеозанятия и отсутствие своевременной обратной связи.

Варвара Суворова
мама хоумскулера
Ресурс, к которому мы прикреплены, — один из самых популярных школьных онлайн-ресурсов в Рунете. К сожалению, это довольно неповоротливая и безликая система и в этом смысле она даже уступает обычной школе. Всё общение с учителем сводится к онлайн-чатам, к тому же нет конкретного предметника: сегодня в чате «дежурит» один, а завтра — другой. В результате весь процесс передачи знаний как бы обезличивается, и ребёнку, если бы он обучался самостоятельно, было бы очень трудно (а скорее — невозможно) сохранять тонус и желание учиться.

Много жалоб и на административный персонал: не всегда понятно, к кому обратиться, менеджеры переводят вопрос с одного специалиста на другого, решение проблемы затягивается. Мама восьмиклассника Елена Шкуратова забрала документы из онлайн-школы из-за того, что ребёнка не зачислили вопреки обещаниям. И потом долго не могла вернуть свои деньги.

«Операторы, которые отвечают на письма и звонки, делают это долго, иногда неделю, — рассказывает Елена. — Трубку не снимают или просто игнорят, когда не могут справиться с твоей проблемой. Звонишь с другого номера — трубку снимают, обещают всё узнать и перезвонить. Естественно, никто не перезванивает».

В итоге, по словам Елены, деньги удалось вернуть только через два месяца, после вмешательства руководителя школы и общения с бухгалтером.

«Школы, куда прикрепляют детей, как правило, делают всё оперативно: и оформление документов, и возврат денег, — говорит Татьяна Морозова. — Проблемы с организацией документооборота и администрированием чаще возникают у посредников. Наберут много клиентов и не справляются».

Юлия Шароватова
руководитель онлайн-школы «Фоксфорд»
Количество желающих перейти на СО и неравнодушных к теме школьного образования растёт быстрее, чем проектные команды и колл-центры онлайн-школ. И с каждым годом клиентский сервис наравне с качеством образования будет иметь решающую роль.

И родители, и руководители школ отмечают нежелание некоторых игроков на этом рынке вкладываться в долгосрочную перспективу. «Все как в других отраслях: хотят быстро прийти, надурить пользователей, быстро получить доход, не отвечая за конечный результат», — говорит Анна Меньшикова.

Как государство идёт на этот рынок

Власти уже несколько лет анонсируют запуск проекта «Российская электронная школа». Это портал с видеоуроками по всем школьным предметам для всех классов. Также Минпросвещения заявило о запуске государственного образовательного маркетплейса.

80 млрд рублей — столько правительство намерено вложить в создание «цифровой образовательной среды» в рамках нацпроекта «Образование».

То, что на государственные деньги создают продукты, копирующие уже имеющееся частные решения, не способствует росту частных инвестиций в сектор, считает директор домашней школы InternetUrok.ru Павел Арсеньев.

Основатель сети частных школ Lancman School Илья Ланцман согласен, что сдерживает развитие рынка отсутствие инвестиций сильных игроков, а также непонимание сферы со стороны родителей. Но всё равно рынок будет расти, уверен Ланцман.

Сегодня Россия инвестирует в образование меньше относительно многих развитых и развивающихся стран мира: ежегодные расходы составляют 3,6% ВВП, в то время как в других странах — около 5–7%. Это сказывается и на росте всего сектора, и на уровне развития инфраструктуры, которая необходима для онлайн-образования, констатируют эксперты. В том числе поэтому сегодня доля онлайн-образования во многих других странах — 3%, а в России не более 1%.

Павел Арсеньев добавляет, что сдерживают рост и сложности с лицензированием и аккредитацией онлайн-школ. «Сейчас мы должны соответствовать требованиям, предъявляемым к обычным школам: иметь соответствующим образом оборудованные помещения — физкультурный зал, медицинский кабинет и прочее», объясняет он.

По мнению Павла, требования к лицензированию к интернет-школам нужно изменить. С этим согласны в российско-британской школе «Алгоритм» — некоторые требования выглядят абсурдно.

Галина Мисютина
гендиректор российско-британской школы «Алгоритм»
Но и к особым условиям, стимулированию отрасли я отношусь осторожно, потому что вслед за этим будет попытка подробной регламентации учебного процесса, а это гораздо хуже, чем равные условия с очным обучением.

«Опыт других стран (например, Финляндии и Эстонии) показывает, что чем меньше государство регулирует процесс, чем больше свободы у школ и учителей, тем это выгоднее для всех, — согласна Варвара Суворова. — Наши учителя так загружены отчетностью и проверками, что у них не остается ни времени, ни сил, ни желания на собственно обучение детей».

Но то, что сейчас происходит в альтернативных формах получения школьного образования, по мнению директора ЦОДИВ Анны Меньшиковой, больше всего напоминает «шабаш с полным разгулом, разбродом и шатанием».

Государство не принимает жёстких мер по регулированию этой отрасли, ведь частники помогают «компенсировать» ряд проблем в сфере образования, считает эксперт. «Разгул псевдозаконного ухода детей из госшкол в свободное плавание позволяет государственной системе образования держаться на плаву», — резюмирует Меньшикова.

Как не остаться без аттестата и без денег

  1. Проверить законность деятельности организации.

Если это школа:

  • прочитать устав и понять, есть ли обучение по общеобразовательным программам;
  • проверить наличие образовательной лицензии и свидетельства о государственной аккредитации — эти документы в обязательном порядке должны быть размещены на сайте образовательной организации;
  • изучить педагогический состав (информация должна быть на сайте) — имеют ли они право преподавания и педагогическую квалификацию.

Если это организатор аттестаций:

  • проверить, зарегистрировано ли ИП или юрлицо;
  • проверить законность деятельности школ-партнёров (см. выше).
  1. Заключить официальный договор с указанием всех обязательств. На сайте может быть обещано одно, в оферте заявлено другое, а реального договора может не быть вообще.

  2. Если возникли проблемы, на нечестных игроков всегда можно подавать жалобы в госорганы, даже если их деятельность не официальная, без организации ИП, ООО, без договоров и т. д.

Фото: shutterstock.com/vostock-photo.online

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе