США vs Иран. Как конфликт двух стран может помочь российской экономике

Никогда ещё Трамп не был так близок к провалу
09 января в 21:27

Эскалация конфликта между Ираном и США показала, что новый, 2020 год может оказаться непростым для мировой экономики. «Секрет фирмы» узнал у аналитиков, почему убийство иранского генерала Сулеймани может одновременно принести России и выгоду, и проблемы.

Что произошло

Отношения между США и Ираном накалились почти что до предела. В ночь на 3 января по приказу американского лидера Дональда Трампа был убит командующий элитного подразделения вооруженных сил Ирана генерал Касем Сулеймани. Власти Ирана восприняли гибель генерала как личное оскорбление и нанесли удары по двум военным базам США в Ираке.

Рынок бурно отреагировал на обострение ситуации в Персидском заливе: цены на золото взлетели до $1600 за унцию, а нефть Brent превысила отметку в $70.

Несмотря на то что обе стороны вроде как не хотят конфликта, они продолжают обмениваться угрозами: США предупреждает о «жестких экономических санкциях», Иран — о том, что ракетные удары по американским базам были только началом.

Что будет с ценами на нефть

«Если бы случилась полноценная война, то цены на нефть пошли бы вверх. Для России это было бы выгодно. Но, как только Иран и США заявили, что не намерены применять в дальнейшем военную силу, цены тут же выровнялись (на момент публикации цена на нефть марки Brent составляет $65 за баррель. — Прим. "Секрета")», — отмечает аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Коренев.

«Есть все основания полагать, что при высоких ценах на нефть мы можем выйти на уровень 2,2% роста экономики. Традиционного скачка валютного курса не произошло, потому что США были вовлечены в конфликт. Цена на нефть вряд ли будет ниже $68 за баррель из-за того, что США будут вводить дальнейшие экономические санкции против Ирана. Высокие цены на нефть позволят наполнить бюджет РФ и увеличить средства фонда нацблагосостояния. Излишки можно будет инвестировать в экономику.

Доллар слабеет, поэтому инфляция сохранится на уровне 3%. В экономическом плане это достаточно выгодно для России. С другой стороны, мы видим достаточную волатильность нефтяного рынка, что больше на руку нефтяным трейдерам, чем российской экономике. Для неё выгоднее, чтобы цены на нефть были стабильными и предсказуемыми», — объясняет доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических наук РАНХиГС Алисен Алисенов.

«Цены на нефть и газ тесно взаимосвязаны, так что газовые доходы скорректируются в большую сторону, но с лагом по времени. В долгосрочной перспективе, если конфликт сохранится, для России могут быть и негативные последствия. Если её вовлекут в этот конфликт, возможно увеличение военных затрат. Но такая вероятность минимальна», — полагает замдиректора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева.

Что происходит с фондовым рынком

«Реакция фондовых рынков показывает, что инвесторы были напуганы только в самый первый момент. Они начали вкладываться в защитные активы, выросло золото, взлетели цены на нефть. Но, когда стало известно, что военного продолжения не будет, цены на золото откатились до прежнего уровня, нефть упала. Ситуация выровнялась. Что касается российской экономики, то её это никак не коснулось. Рынок Мосбиржи побил очередной рекорд. Индекс РТС пробил 1600 пунктов», — считает Алексей Коренев.

«Были опасения по поводу распродажи российского госдолга нерезидентами, которым принадлежит порядка его трети. Это могло спровоцировать рост процентных ставок и повлечь дополнительные траты из госбюджета. Но ситуация развивается по другому сценарию. Котировки акций, наоборот, растут, спрос на российские облигации тоже растёт. Усиление геополитической напряжённости выгодно России. Российский рынок акций и облигаций недооценён из-за введения секторальных санкций со стороны Европы и США, и в случае напряжённости спрос на российские акции будет только расти. Мы это видим по текущему индексу Мосбиржи, который превысил историческую отметку 3100 пунктов»,— говорит Алисен Алисенов.

«Прямое влияние на фондовые рынки — незначительное. На фоне неликвидного рынка, потому что многие инвесторы ещё не вернулись к работе после новогодних праздников, мы видим, что всё прошло довольно мягко. Цены на золото и нефть отреагировали даже меньше, чем в ситуации с сентябрьской атакой беспилотников (речь идёт об атаке дронов на нефтепровод в Саудовской Аравии. — Прим. "Секрета")»,— объясняет директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-капитал» Владимир Брагин.

Как конфликт повлияет на торговлю

«Наша экономика никак не связана с Ираном. США только восьмой по счёту партнёр России. Этот конфликт влияет на Россию только с политической точки зрения. При этом Россия повела себя достаточно сдержанно и разумно, что показывает, что мы имеем в этом регионе достаточный вес», — отмечает Алексей Коренев.

«Если говорить о прямом конфликте между США и Ираном, России это грозит проблемами. Последние пять лет нарастали военные связи между Россией и Ираном, объёмы торговли тоже росли. Объём поставок российского оружия в Иран велик. Мы поставляем туда зенитно-ракетные комплексы С-300. Постепенно мы стали набирать темпы экономического взаимодействия: Иран присоединился к зоне торговли с ЕАЭС, это значит что Иран — не только стратегический партнёр России, но и всех пяти стран — участниц ЕАЭС. В случае эскалации конфликта торговля может прекратиться.

Если стороны будут воздерживаться от дальнейшей эскалации, то Россия может получить не только экономические, но и геополитические выгоды. Россия может выступить неким арбитром в споре между США и Ираном. Кроме того, конфликт между этими странами отвлечёт внимание инвесторов от санкций, которые применяют в отношении России», — считает Алисен Алисенов.

Что ждать от США

«Получив такую пощечину от Ирана, США будут искать способы дальнейшего воздействия на Иран — как военного, так и экономического. В том числе и специфические с привлечением соседних стран. Но в целом всё зависит от того, как будет развиваться ситуация. Пока стороны заявили о приверженности к сохранению нейтральности. Очевидно, что последуют ещё более жёсткие экономические санкции. Но что могут придумать США? Скорее всего, это будет расширение санкционного списка против конкретных физлиц»,— считает Алисен Алисенов.

«То, что начиналось как достаточно мощный конфликт, который мог перерасти в войну в регионе, превратилось в обмен уколами, который не получил негативного продолжения. Президент Трамп понял, что американские инвесторы не хотят войны и поспешил заверить, что дальнейших военных действий не будет. Только санкционное давление. Ирану не нужна полноценная война, он и так ослаблен санкциями. Американцам не нужна ещё одна горячая точка, они и так увязли в Афганистане и Сирии», — объясняет Алексей Коренев.

При чём здесь предвыборная кампания Трампа

«На мой взгляд, США не заинтересованы разворачивать полномасштабный конфликт из-за предстоящей предвыборной кампании (до следующих выборов президента США ещё два года, но предвыборная гонка уже началась. — Прим. "Секрета"). Дональд Трамп постарается урегулировать эту ситуацию. Мы уже видим, что в ООН поступали предложения от США провести переговоры, на что Иран отреагировал резко негативно»,— отмечает Анна Кокорева.

«Президент Трамп единолично, не посоветовавшись с военными, принял решение уничтожить генерала Сулеймани, который находился в Ираке по приглашению и по дипломатическому паспорту (речь идёт о визите генерала в Багдад с дипломатической миссией, госсекретарь США Майк Помпео опровергал эту информацию. — Прим. "Секрета"). Трамп уже осознал свою ошибку. В предвыборный год это решение могло быть фатальным», — говорит Алексей Коренев.

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе