08 октября в 13:00
8 мин.

Прощаемся с лёгкими кредитами. К чему ведёт ажиотаж на российском рынке займов

Эксперты рассказали о рисках пузыря в России
Долги россиян в 2021 году росли рекордными темпами, в отличие от экономики, всё ещё не оправившейся от последствий пандемии коронавируса. Центробанк и Счётная палата забили тревогу: на российском кредитном рынке надувается новый пузырь. Если закредитованность потребителей продолжит расти, а реальные доходы — стагнировать, рано или поздно заёмщики не смогут найти деньги на обслуживание своих долгов, и тогда пузырь лопнет. В этом случае пострадают и банки, и простые граждане, а Россию захлестнёт волна банкротств. Когда и при каких условиях это произойдёт и ждёт ли страну этот сценарий?
Прощаемся с лёгкими кредитами. К чему ведёт ажиотаж на российском рынке займов

В апреле 2021 года россияне взяли в долг у банков рекордные 1,3 трлн рублей. В среднем каждый час выдавались кредиты на сумму около 2 млрд рублей. Август принёс ещё один рекорд, на этот раз в области потребительских кредитов наличными: их набрали на 646,7 млрд рублей, почти на треть превысив показатели того же периода 2020 года. Общее число кредитов наличными при этом впервые в истории России перевалило за 2 млн, а средний размер составил 313 600 рублей. Это больше половины всего объёма кредитования в августе (1,22 трлн рублей).

У такого роста есть несколько причин. Среди них:

  • повышение ключевой ставки ЦБ, заставившее людей поспешить набрать кредиты до того, как они подорожают у банков;
  • мягкая политика банков, активно предлагающих кредиты потребителям;
  • пониженный спрос на кредиты во время кризиса 2020 года, создавший эффект низкой базы;
  • низкая финансовая грамотность россиян, набирающих новые кредиты, чтобы отдать старые;
  • растущая инфляция (6,7% в августе) на фоне замедления роста реальных доходов, лишившая россиян свободных средств на насущные нужды.

Но какие бы причины не толкали россиян влезать в долги, расплачиваться по счетам всё равно придётся. Справятся с этим не все: почти треть закредитованных обязаны отдавать банкам около 80% своего заработка, а у некоторых обслуживание долгов может превысить и 100% месячного дохода.

Если доля просроченных платежей станет слишком велика, а заёмщики массово начнут банкротиться, банки столкнутся со всеми последствиями лопнувшего кредитного пузыря. Прежде всего с нехваткой средств для выполнения своих обязательств и покрытия резервов. Это серьёзно ударит по стабильности финансового сектора и доходам простых граждан.

Громкие заявления

Власти, регуляторы и экономисты в последние годы выдают предостережения о формировании пузырей и проблемах с кредитными портфелями банков с завидной регулярностью. Очередной виток таких разговоров в 2019 году запустил Максим Орешкин, возглавлявший Минэкономразвития. Центробанк от этих предсказаний отмахнулся, заявив, что реальных рисков нет. Но полтора года пандемии заставили регулятора пересмотреть своё мнение по этому вопросу.

В целом ЦБ придерживается стратегии предупреждения кризисов, поэтому в последние годы заметно ужесточил условия для банков и требования к их резервам. С начала 2021 года регулятор несколько раз поднимал ключевую ставку, пытаясь сдержать разгоняющуюся инфляцию и успокоить рынок потребительских и ипотечных кредитов. Но, несмотря на это, в конце июля в своём отчёте Банк России прямо заявил об угрозе нового пузыря.

Прощаемся с лёгкими кредитами. К чему ведёт ажиотаж на российском рынке займов

«Быстрое увеличение кредитования, не подкреплённое расширением производственных возможностей страны, приводит к отрыву стоимости товаров и активов от фундаментальных факторов, появлению пузырей на рынках, разгону инфляции и в конечном счете падению темпов экономического роста и реальных доходов граждан», — говорится в документе.

В середине сентября 2021 года глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что готова рассмотреть жёсткие меры для охлаждения беззалогового потребкредитования, в частности, повысить коэффициенты риска и макроэкономические надбавки. По её словам, Банк России активно работает над законом, который даст более эффективные инструменты для сдерживания потенциальных кризисов в этом сегменте, вплоть до ограничения выдачи рискованных кредитов.

Последнее громкое заявление прозвучало 28 сентября от Счётной палаты. Она призвала Центробанк уделить особое внимание рынку ипотеки, поскольку резкий рост ипотечного портфеля (на 21% по итогам 2020 года) и цен на недвижимость (на 12%) могут привести к образованию пресловутого пузыря.

Так есть ли пузырь?

На пресс-конференции «Ипотечная лихорадка: грядёт обвал или случится рост» президент АРБ РАН Гарегин Тосунян заявил, что ипотечный рынок продолжает быть одним из мощнейших драйверов экономики, а термин «пузырь» просто «красиво звучит», поэтому его эксплуатируют. Доля просроченной задолженности на ипотечном рынке, по его словам, не превышает 0,6%, что значительно ниже других сегментов кредитования.

При этом управляющий партнер компании «Метриум» Надежда Коркка рассказала «Секрету», что, хотя цены на первичном рынке за прошедший год существенно выросли (на 36%), утверждать, что они именно искусственно вздутые, преждевременно. Помимо ажиотажного спроса в 2020 году и первой половине 2021 года на них повлияли переход отрасли на проектное финансирование, существенное ослабление рубля, рост себестоимости строительства из-за удорожания материалов и топлива, сокращение предложения. Всё это позволяет сделать вывод о том, что повышение цен не обусловлено спекулятивными факторами. Эксперт подчеркнула, что доля просроченных ипотечных кредитов в нашей стране находится на минимальной отметке, а их доля в ВВП низкая. Так что ситуация не критична, полагает Коркка.

Доцент кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова Аяз Алиев, напротив, считает, что риски образования пузыря всё-таки есть. Эксперт указал, что стоимость жилья давно уже превысила справедливый уровень, в то время как низкие ипотечные ставки 2020 года побудили множество россиян взять квартиру в кредит. Это запустило ценовое ралли, когда по мере того, как ипотека становилась доступнее, жильё дорожало всё сильнее, а вместе с ним — и многое другое. Уровень доходов граждан просто не поспевает за ростом цен, и одним повышением ключевой ставки рост долговой нагрузки россиян не остановить.

«Ситуацию осложняет высокая инфляция, которую изначально прогнозировали в пределах 4,3%. Теперь, по моим подсчётам, она должна составить порядка 7,1%. Это очень плохие цифры, которые неизбежно повлекут за собой очередное повышение ключевой ставки на четверть-полпроцента. И ставки по ипотеке на этом фоне, опять же, пойдут вверх», — предположил экономист Коренев. Он подчеркнул, что, хотя по отдельным показаниям рынок выглядит неплохо, количество некачественных заёмщиков быстро растёт.

Ряд экспертов также опасаются осложнений на рынке ипотеки. Среди них — старший аналитик ИАЦ «Альпари» Анна Бодрова. Она подчеркнула, что, если пузырь закредитованности взорвётся, банковский сектор и застройщиков «накроет с головой».

Однако формирование этого пузыря идёт уже довольно долгое время, и не факт, что ситуация действительно приведёт к катастрофе.

С ней согласен и Коренев. По его словам, кредитный пузырь в России может надуваться ещё долго, а вот лопнуть способен практически в любой момент.

Эксперты указывают, что отличительное свойство всех финансовых пузырей — их непредсказуемость. Но для того, чтобы кредитный пузырь лопнул, должны сойтись несколько серьёзных факторов: массовые просрочки платежей у заёмщиков, растущий объём «токсичных» долгов у банков и как следствие — потеря финорганизациями средств из-за волны банкротств должников и неспособность рассчитаться уже по своим обязательствам. Вкупе это не только способно взорвать пузырь, но и привести к упадку — как в 2008–2009 годах.

Ситуация на рынке жилищного кредитования сейчас действительно чем-то напоминает время перед тем кризисом. Тогда в США пузырь на рынке недвижимости надулся из-за темпов роста ипотечного кредитования. Вместе с ним выросла просроченная задолженность, обесценились банковские залоги, а затем американский рынок обвалился, потянув за собой весь мир, включая и РФ. Однако опасаться, что аналогичный взрыв произойдёт в России, пока рановато, считают собеседники «Секрета».

Алексей Коренев

экономист, аналитик ГК Финам

Кризиса наподобие 2008 года можно не ждать, потому что тогда США в погоне за потребителем откровенно заигрались: раздавали кредиты даже безработным. Взрыв-то произошёл не столько на рынке самой ипотеки, сколько на рынке страхования подобных сделок, на рынке кредитных дефолтных свопов, который, если не ошибаюсь, оценивался примерно в $70–80 трлн. Тогда этот рынок производных инструментов вырос неимоверно.


Сейчас наш ЦБ выступает за ужесточение требований по ипотечному кредитованию как раз для того, чтобы не допустить подобного сценария у нас. Но мы в принципе очень далеки от них по масштабам рынка, поскольку у нас доля ипотеки в сравнении с западными странами очень низка даже при нынешних темпах. На Западе и в развитых странах Азии абсолютно всё покупают в кредит. Но у них и доходы другие, и процентные ставки довольно низкие, а иногда даже отрицательные. Мы же берём ипотеку, не имея хороших заработков и толком не считая, сколько придётся переплатить. Потом люди вылетают на просрочку и на банкротство. У нас низкая финансовая грамотность, но постепенно мы будем учиться.

Константин Барсуков

член Российской гильдии риелторов, гендиректор «Релайт-Недвижимости»

В 2008 году в Штатах реально был некий пузырь: куча людей набрали кредитов на объекты недвижимости, которые не могли обслуживать. Как вообще формируются такие пузыри? Первый вариант: люди взяли ипотечный кредит, чтобы купить квартиру, условно, за 10 млн рублей, должны банку 12 миллионов, а квартира из-за падения рынка недвижимости вдруг стала стоить 5 млн рублей. Тогда у человека возникает вопрос: а зачем я буду выплачивать эти 12 млн рублей, если моя квартира так сильно упала в цене? Он говорит банку: я банкрот и не буду тебе платить, и вот так всё начинает схлопываться. Второй вариант: все потеряли работу и не могут обслуживать свои кредиты. Третий: человек переоценил собственные силы и взял кредит, который его доходы выплачивать не позволяют. У нас, кстати, была такая ситуация где-то в 2010 году, когда у банков действовали программы ипотеки без первоначального взноса.


С того времени наши банки стали куда внимательнее относиться к таким вопросам и изучать заёмщиков, их кризис 2008 и 2014 годов очень сильно научил. Центробанк жёстко регулирует эту тему, и для банка программа с нулевым первоначальным взносом будет ОЧЕНЬ дорого стоить. Сейчас людям уже не дают так безумно занимать, как раньше. А предпосылок для падения цен на недвижимость нет, если не случится новый какой-то очень серьёзный кризис.

Итак, самый негативный сценарий, по мнению аналитиков, пока не предвидится. Пусть и медленно, но российские рынки оправляются от последствий пандемии, а у людей появляется какая-никакая финансовая стабильность. Аналитик Анна Бодрова предположила, что в 2022 году цены на жильё наконец стабилизируются за счёт меньшей доступности ипотеки и сдачи новых проектов от застройщиков.

В целом эксперты сходятся в мысли, что независимо от того, насколько серьёзен риск надувания пузыря на российском кредитном рынке, регуляторам вполне по силам с ним справиться. Правда, меры потребуются жёсткие — и, вероятно, о легкодоступных кредитах многим вскоре придётся забыть.

Коллаж: «Секрет Фирмы», depositphotos.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе
Новости партнеров