24 марта, 11:01
9 мин.

Молодец, садись. Как в России амнистировали капитал и к чему это приводило

В России начался очередной, четвёртый по счёту, этап амнистии капитала. Под этим термином понимается легализация сокрытого имущества, денег и других активов без преследования их владельцев из-за нарушения закона. Власти страны обещают, что эта волна амнистии окажется более масштабной, чем предыдущие, проведённые в 2015, 2018 и 2019 годах. Об истории проведения амнистии капиталов и контурах её нового этапа — в материале «Секрета».

Молодец, садись. Как в России амнистировали капитал и к чему это приводило

Неудачные попытки

С начала 90-х в России несколько раз предпринимали попытки провести налоговую амнистию, однако большинство из них не привели к желаемому эффекту.

Первая в истории страны инициатива такого рода была объявлена в конце октября 1993 года по указу тогдашнего президента Бориса Ельцина. Гражданам дали один месяц и три дня на то, чтобы самостоятельно рассчитаться по невыплаченным долгам. Успех предприятия оказался более чем скромным: на всю страну нашлось всего около 2000 человек, пожелавших воспользоваться этой возможностью.

Ничего удивительного. В целом налоговая система в 90-е не отличалась простотой: много разных налогов, высокие ставки — мало кто был готов платить всё. В 1997 году налоговая полиция Москвы даже выпустила известный рекламный ролик «Заплати налоги и живи спокойно», чтобы побудить бизнесменов исполнять свои финансовые обязательства.

В 2007 году власти предприняли ещё одну попытку амнистировать капитал. 1 марта вступил в силу закон, согласно которому предприниматели и обычные граждане могли до конца года задекларировать свои доходы и заплатить по ним налоги по ставке 13%.

По итогам этой кампании в бюджет поступило 3,7 млрд рублей, при том что всего в 2007 году собрали 7,8 трлн рублей налогов и сборов. Амнистию признали неудачной по ряду причин — от плохого информирования населения до расплывчатости формулировок закона.

Вскоре после присоединения Крыма в 2014 году и введения западных санкций правительство и парламент вновь озаботились проблемой возвращения капиталов в Россию. 4 декабря в послании Федеральному собранию президент Владимир Путин поддержал инициативу о проведении налоговой амнистии. Программа была рассчитана на предпринимателей, которые готовы вернуть в Россию деньги из иностранных офшоров. Её запустили в июне 2015 года.

Эксперты рассчитывали, что таким образом в страну вернётся около 100$ млрд, а бюджет удастся пополнить по крайней мере на 2$ млрд. Президент Владимир Путин пообещал «амнистированным», что правоохранительные органы не будут их «таскать и трясти» и «не спросят об источниках и способах получения капиталов».

Но и на этот раз шансы на успех оказались переоценены: по данным «Ведомостей», амнистией воспользовались лишь около 2500 человек — и это с учётом продления кампании до 30 июня 2016 года.

Депутат Госдумы Алексей Куринной рассказывал, что за 2015 год в бюджет поступило дополнительных налогов и сборов всего на 6 млрд рублей. Среди причин неудачи эксперты называли недоверие к российским властями и дефекты закона.

Представители бизнеса опасались, что им простят налоговые преступления, но при этом могут найти другие поводы для преследования.

Декларация против Израйлита

Одним из главных доводов в пользу того, что бизнесменам не стоит торопиться с возвращением в Россию, стало уголовное дело в отношении предпринимателя Валерия Израйлита. В первой половине нулевых он был гендиректором застройщика «Компания Усть-Луга», а затем стал главой совета директоров. Предприятие занималось строительством одноимённого порта на побережье Финского залива в Ленинградской области. В 2013 году правоохранительные органы возбудили уголовное дело о хищении средств, выделенных на строительство объекта, а в декабре 2016 года Израйлита арестовали.

Преступная схема якобы заключалась в закупке некачественных труб для строительства портовой нефтебазы. По версии следствия, сэкономленные деньги (свыше 300 млн рублей) предприниматель вывел на счета подконтрольных ему компаний — «Усть-Лужская проектно-инжиниринговая компания» (УЛПИК) и «Мегатрейд».

За полгода до задержания предприниматель воспользовался объявленной Путиным амнистией капитала. Это решение оказалось роковым: ФСБ изъяла декларацию Израйлита у ФНС и затем использовала документ как основное доказательство вины фигуранта, сообщали «Ведомости». Бизнесмен задекларировал контролируемые им иностранные компании, квартиру в Лондоне, акции и банковские счета.

Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга обосновал действия силовиков тем, что декларант освобождается от уголовного преследования только по некоторым статьям Уголовного кодекса, которых не было в деле Израйлита. Защита оспорила это решение, разбирательство дошло до Верховного суда, но и там среди судей возникли противоречия.

В конечном счёте президиум ВС разъяснил, что использовать декларации нельзя, если только этого не захочет сам декларант. Несмотря на это, Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга отказался исключить декларацию из числа доказательств. Уже в 2021 году адвокаты Израйлита сообщили, что декларация пропала из списка вещдоков.

Свою вину Валерий Израйлит не признаёт. После задержания его заключили под стражу, а в марте 2020 года перевели под домашний арест. Приговор фигуранту пока так и не вынесли. За время заключения бизнесмена признали банкротом по иску Балтинвестбанка — Израйлит не успел вернуть кредитору 235 млн рублей до ареста.

Попытка Титова

Ещё одним неудавшимся примером возвращения капиталов в Россию стала ситуация вокруг так называемого лондонского списка Титова.

В феврале 2018 года бизнес-омбудсмен Борис Титов встретился в Лондоне с бизнесменами, которые находились в Великобритании и хотели бы вернуться в Россию, но не могли этого сделать из-за претензий со стороны российского правосудия. Титов предложил пересмотреть их дела и дать им возможность вернуться. И даже показал список Кремлю.

Имена фигурантов поначалу не раскрывались, но позднее омбудсмен всё же перечислил 16 человек, готовых вернуться при гарантиях, что их не поместят под стражу. Ни один из них не был известен широкой публике и никогда не входил в списки богатейших людей России. Постепенно список пополнялся, и в итоговой версии оказалось больше 50 фамилий.

Некоторые из участников перечня решили вернуться на родину. Первым стал ростовский бизнесмен Андрей Каковкин, который прилетел в Россию почти сразу — в феврале 2018 года. Его задержали прямо на границе по делу о мошенничестве, но после этого отпустили из полиции под обязательство о явке. В августе дело закрыли за недостатком доказательств, однако уже через две недели расследование возобновилось.

В октябре 2019 года суд в Ростове-на-Дону приговорил Каковкина к трём годам колонии. Через несколько месяцев реальный срок заменили на условный, но предприниматель всё равно оставался под стражей в связи с расследованием других дел. Борис Титов признался, что был «в шоке» от приговора, при этом добавив, что не собирается сдаваться.

«Но что теперь, опускать руки? Да, тяжело. Мы не в карты играем, а с суровой правоохранительной системой работаем. Никто не говорил, что будет легко», — заявил омбудсмен. Он отказался признать приговор предпринимателю провалом своей инициативы: по словам Титова, к тому моменту удалось добиться прекращения уголовных дел трёх бизнесменов, один попал под амнистию и двое получили условные сроки.

Но это был ещё не конец злоключений Каковкина: 11 августа 2021 года он получил ещё 4,5 года колонии по делу о мошенничестве в особо крупном размере.

Ещё один фигурант «лондонского списка», экс-глава лизинговой компании «Трансфин-М» Дмитрий Зотов, также стал неудачным примером возвращения. В июне 2020 года предприниматель прилетел в Москву из Риги и сразу же был задержан. Следственное управление МВД на транспорте по Центральному федеральному округу подозревало Зотова в выводе из компании 395 млн рублей (при этом на суде по мере пресечения представитель «Трансфин-М» заявил о претензиях уже на 2,5 млрд рублей). По версии следствия, при Зотове компания заключила с другой подконтрольной бизнесмену организацией сделку, в результате которой «Трансфин-М» потеряла тысячу принадлежавших ей вагонов.

11 июня Хорошёвский суд Москвы отправил Зотова под стражу. После этого Титов якобы обратился с письмом к Путину, напомнив, что тот давал поручения обеспечить разбирательство дел бизнесменов без арестов. «В то же время данная программа в последнее время дискредитируется вследствие проявляемой в отдельных случаях необоснованной позиции следственных органов по применению в отношении фигурантов уголовных дел чрезмерных мер принуждения, в том числе вопреки мнению органов прокуратуры», — говорилось в послании. Это возымело действие: в итоге Зотову изменили меру пресечения с заключения в СИЗО на подписку о невыезде.

В ноябре 2021 года Никулинский суд Москвы приговорил бизнесмена к семи годам лишения свободы. Борис Титов назвал решение несправедливым. К тому моменту программа возвращения бизнесменов из «лондонского списка» уже давно была приостановлена — омбудсмен объявил об этом вскоре после задержания Зотова.

В июле 2021 года Титов признал поражение и заявил, что больше не может гарантировать безопасность предпринимателей. По его словам, Генпрокуратура не содействовала ему в этом вопросе.

Молодец, садись. Как в России амнистировали капитал и к чему это приводило

Бизнес между двух огней

За первой волной амнистии капиталов, проведённой в 2015–2016 годах, последовали ещё две. Второй этап прошёл с 1 марта 2018 года по 28 февраля 2019 года. Условия были примерно теми же, что и в прошлый раз: бизнесменов, подавших декларации, пообещали освободить от ответственности по статьям об уклонении от уплаты налогов, таможенных платежей и сборов.

Ключевым нововведением оказалось право задекларировать не только действующие, но и закрытые до 1 января 2018 года счета.

По утверждению министра финансов Антона Силуанова, в 2018 году в рамках амнистии капиталов бизнесмены «задекларировали только по остаткам по счетам более €10 млрд». При этом глава Минфина подчеркнул, что это просто задекларированные средства без обязательства вернуть их в Россию.

Третий этап амнистии начался 1 июня 2019 года и продлился до 29 февраля 2020 года. Его главными условиями стал перевод средств с зарубежных счетов и перерегистрация компаний в «российских офшорах» — специальных административных районах на острове Русский в Приморском крае и на острове Октябрьский в Калининградской области.

Итоги этой волны амнистии власти так и не подвели: глава ФНС Даниил Егоров лишь ограничился заявлением о том, что третий этап был «успешным», не назвав итоговых цифр. Представители «Деловой России» осторожно предполагали, что в действительности эффективность амнистии была «недостаточной».

Предполагалось, что третий этап амнистии капиталов станет последним — об этом говорил статс-секретарь — замминистра финансов РФ Алексей Сазанов. Однако после того как российские власти столкнулись с беспрецедентными санкциями, об этой акции вспомнили снова. Главным отличием от предыдущей амнистии стала возможность легализовать наличные деньги и некоторые финансовые инструменты, такие как фьючерсы, опционы и т. д.

По мнению главы комитета по правозащите партии «Новые люди» Александра Хуруджи, этот этап амнистии будет самым успешным. Для многих состоятельных россиян эта кампания может стать единственным шансом на спасение на фоне охоты за российскими активами, объявленной в США и Европе, отметил он в разговоре с «Секретом фирмы».

«Через 30 дней после декларирования можно легализовать денежные средства, включая наличные, — это хороший прозрачный инструмент, который касается уплаты и таможенных, и антидемпинговых пошлин. Странно, что в этот список не попали активы в криптовалюте, но, возможно, в дальнейшем и они тоже попадут», — предположил эксперт.

По словам Хуруджи, при этом предприниматели могут столкнуться с рядом «технических сложностей», которые способны помешать им стать участниками программы. Один из главных страхов связан с намерением правительства США выплатить до 5$ миллионов за помощь в обнаружении яхт, недвижимости, счетов и другого имущества российских олигархов. «Для бизнесменов, которые владеют самолётами, яхтами или другими активами под иностранным флагом, амнистия может быть выходом — у них появляется возможность перерегистрировать собственность в России, отметил собеседник «Секрета».

О том, как бизнес и эксперты встретили идею очередной амнистии и какие видят перспективы, читайте тут:

Новости партнеров