25 ноября 2021, 19:30
11 мин.

Когда это всё закончится. Что ждёт Россию, когда она исчерпает самые ценные ресурсы

Налоги от добычи полезных ископаемых приносят российскому бюджету более четверти всех доходов казны. В том числе на эти деньги государство обеспечивает россиянам бесплатное здравоохранение, образование, пенсии и соцвыплаты. Но что, если ресурсы исчезнут? Сценарий не такой уж апокалиптический: по оценкам экспертов, запасы российских полезных ископаемых начнут иссякать примерно через 20–30 лет. Какие ресурсы самые дефицитные и рухнет ли экономика, когда они закончатся, «Секрет» узнал у экспертов.

Когда это всё закончится. Что ждёт Россию, когда она исчерпает самые ценные ресурсы

Нефть

  • Запасы составляют 19,1 млрд т (по состоянию на 2020 год).
  • Темпы добычи — 512 млн т в год (по состоянию на 2020 год).
  • По прогнозам экспертов, месторождения иссякнут самое ранее через 30 лет.

Осенью 2021 года Минприроды сообщило о значительном снижении запасов нефти в России. По сравнению с 2010 годом показатель просел на треть: запасы снизились с 30 млрд до 20 млрд т.

Разговоры о том, что сырьевые запасы России сокращаются, идут уже давно. Главные месторождения страны начали разрабатывать ещё в советские времена — и неудивительно, что запасы истощаются, говорят опрошенные «Секретом» эксперты.

По оценкам «Росгеологии», без новых открытий нефтяных месторождений запасов нефти хватит на 30 лет. Министр природных ресурсов и экологии Александр Козлов полагает, что нефти хватит на 59 лет. При этом глава Роснедр уточнял, что рентабельными по нефти будут только ближайшие 19 лет (по мере выработки месторождения добывать нефть и газ становится сложнее и затратнее, но с развитием технологий рубеж исчерпаемости может сдвигаться).

Цифры так сильно разнятся из-за того, что общий объём запасов не константен: нужно учитывать темпы добычи и потребления, уровень развития технологий и ситуацию на мировых сырьевых рынках, сказал «Секрету» независимый эксперт в области ТЭК Антон Соколов.

Мнение эксперта
Антон Соколов
независимый эксперт в области ТЭК

Во-первых, государство и добывающие компании ведут разведку новых и доразведку существующих месторождений, приращивая запасы. Во-вторых, сами запасы неоднородны по структуре. Есть геологические запасы, то есть весь объём того или иного полезного ископаемого, содержащегося в недрах. Есть извлекаемые — те, что можно добыть чисто технически (технически извлекаемые), и те, что можно добыть с определённым уровнем экономической эффективности (рентабельно извлекаемые запасы). В-третьих, меняются технологии, и те запасы, которые ранее были совсем недоступны для разработки, переходят в категорию трудноизвлекаемых, то есть добывать их можно, но это сопряжено с дополнительными сложностями технического, технологического и экономического характера.


Не учитываются и планы по разведке, добавил Андрей Дьяченко, главный аналитик по макроэкономике, рынкам нефти и нефтепродуктов «Петролеум трейдинга».

«Объективно практически все разведанные месторождения уже лицензированы и лицензии распределены. Но новая инициатива правительства "Геология. Возрождение легенды" предполагает масштабные инвестиции государства в "Росгеологию" — 15 млрд рублей в 2022–2024 годах. В планах — появление более 50 новых площадок для лицензирования к концу 2024-го и более 200 к концу 2030-го по углеводородам», — пояснил Дьяченко.

Когда это всё закончится. Что ждёт Россию, когда она исчерпает самые ценные ресурсы

Впрочем, за 2021 год в России так и не смогли найти ни одного нового крупного месторождения нефти. Без новых источников запасы будут и дальше падать.

Так чем же грозит России нехватка углеводородов? На первый взгляд, сильнее всего пострадает экономика. Однако доля нефтегазового сектора в российском ВВП по итогам 2020 года составила 15,2%, подсчитал Росстат. Это значит, что российская экономика постепенно снижает зависимость от нефти и газа.

Об этой тенденции в декабре 2020 года заявлял и президент Владимир Путин: Россия начинает «слезать с нефтегазовой иглы», и называть нашу страну «бензоколонкой» уже некорректно.

Впрочем, едва ли Россия окажется в ситуации, когда добыта последняя тонна нефти или кубический метр газа, полагает Антон Соколов. Скорее речь идёт о постепенном изменении соотношения различных энергоносителей в глобальном энергобалансе. «Скажем, к 2050-му доля нефти уменьшится с текущих 30–35 до 15–20%, газа, напротив, возрастёт с нынешних 20–25 до 35–40%. Естественно, увеличится доля возобновляемых источников: воды, ветра и солнца — к середине столетия они вполне способны обеспечивать четверть, а то и треть мировой потребности в энергии», — сказал Соколов.

Представить себе реальное обозримое будущее без нефти не может и Андрей Дьяченко. «Нефть — универсальное сырьё. Из её компонентов получают продукты для передвижения, обогрева, строительства, тяжёлой и лёгкой промышленности. Поэтому, отвечая на вопрос об альтернативе, нужно рассматривать каждую категорию продуктов отдельно. Если говорить о моторном топливе, то здесь альтернатива уже более-менее очевидная — электричество, аммиак, водород. Если говорить о нефтехимии, то здесь пока что альтернатив в промышленном масштабе нет», — пояснил Дьяченко.

К 2050 году вполне реально перевести весь транспорт в мире на безуглеродное топливо — это позволит увеличить срок, на который России хватит разведанных запасов, предлагает Андрей Дьяченко.

«За счёт этого замещения автоматически увеличится срок, на который нам хватит разведанных запасов. Кроме того, нефтехимия может "переварить" более высокие цены на сырьё (нефть). Это менее социально чувствительный компонент, чем топливо», — добавил Дьяченко. По мнению эксперта, при таком сценарии можно будет повысить мировые цены на нефть до $100 и выше без риска социальных возмущений или торможения экономики.

Газ

  • Запасы — 49,2 трлн кубометров (по состоянию на 2020 год).
  • Темпы добычи — 692 млрд кубометров (за 2020 год).

- По прогнозам экспертов, газовые месторождения иссякнут как минимум через 50 лет.

Запасы газа России носят неограниченный, планетарный характер, заявил в октябре 2021 года президент России Владимир Путин в ходе пленарного заседания Российской энергетической недели. Примерно о том же заявил глава «Газпрома» Алексей Миллер — по его оценке, голубого топлива хватит как минимум на сто лет вперёд — до 2132 года.

Впрочем, мнения на этот счёт разнятся: Счётная палата заявила, что, хотя России принадлежит одна пятая мировых запасов газа, разведанных ресурсов хватит всего на 50 лет. «Росгеология» рапортует о значительном снижении запасов: по сравнению с 2010 годом газа стало меньше на треть (с 70 трлн до 50 трлн кубометров). И без открытия новых месторождений этого углеводорода хватит на 70 лет.

Аналитик «Сбер управление активами» Владимир Дмитрук полагает, что бить тревогу пока рано. По его мнению, нефти и газа в России хватит ровно на столько времени, сколько нефть и газ будут востребованы миром.

«Развитие технологий по добыче трудноизвлекаемых запасов открывает доступ к запасам, которые ранее не могли быть выработаны. Поэтому основным вопросом для запасов нефти и газа является не то, когда они закончатся физически, а когда закончится спрос на них со стороны потребителей энергии», — сказал Дмитрук.

По мнению аналитика, основная задача России в среднесрочной перспективе — не сберегать ресурсы, а максимально выработать свои запасы и продать их рынку, пока они востребованы как источник энергии. Полученные нефтегазовые доходы следует реинвестировать в другие отрасли промышленности, чтобы перестроить свою экономику и в будущем не зависеть от нефтегазовых поступлений.

Иными словами, главный вызов сейчас не исчерпание ресурсов, а смена энергетической парадигмы. «Даже инерционный сценарий Минфина предполагает, что пик мирового спроса на нефть будет пройден уже к 2025 году. А углеродная нейтральность (нулевые выбросы) приведёт к тому, что спрос на нефть за 30 лет упадёт почти в пять раз», — указал Дмитрук.

По мнению эксперта, у российской экономики есть ресурс прочности для смягчения последствий энергетического перехода. В частности, у РФ очень низкий уровень государственного долга и значительный объём средств в Фонде национального благосостояния (ФНБ) — около $200 млрд.

Не стоит думать, что Россия — это исключительно углеводороды, соглашается Антон Соколов. «В нашей стране доля низкоуглеродных решений в области энергетики достаточно высока благодаря использованию природного газа и крупным гидроэлектростанциям. Мы вполне способны вписаться в актуальную энергоклиматическую повестку, поскольку, во-первых, обладаем достаточными ресурсами как для солнечной, так и для ветроэнергетики, во-вторых, имеем огромный опыт разработки, строительства и эксплуатации ГЭС, а в-третьих, пока ещё можем (но времени с каждым годом всё меньше и меньше) занять серьёзную долю формирующегося водородного рынка», — пояснил он.

Впрочем, эксперты сходятся во мнении, что при понижении спроса на газ Россия может потерять важный внешнеэкономический инструмент — рычаг влияния на другие страны. России принадлежит треть потребляемого в Европе газа, а это значит, что, увеличивая или сокращая предложение, она напрямую влияет на то, будет ли в доме каждого европейца тепло.

Золото

  • Запасы — 15 300 т (по состоянию на 1 января 2021 года).
  • Темпы добычи — 340 т (за 2020 год).
  • Хватит минимум на 10–20 лет.

Истощаются не только газонефтяные, но и золотые запасы России. По оценке гендиректора крупнейшей российской золотодобывающей компании «Полюс» Павла Грачева, драгметалл будет исчерпан уже через 10–20 лет. Оценка Роснедр чуть менее пессимистична: федеральное агентство предрекло истощение запасов через 36 лет.

Вице-президент компании «Золотой монетный дом», эксперт финансовых рынков и рынка драгоценных металлов Алексей Вязовский в беседе с «Секретом» заявил, что золота в России хватит для добычи в течение 22 лет.

«По данным Геологической службы США, на 2021 год в недрах России находится около 7500 т жёлтого металла. С 2016 года добывается в среднем 250–300 т золота. К 2030 году этот показатель может достигнуть 400 т. Следовательно, если ежегодно с 2021 года будет добываться в среднем 350 т, то добыча золота продлится около 22 лет, а значит, до 2043–2044 годов. Впрочем, уменьшение курса золота и ужесточение экологических норм могут отодвинуть этот срок. Так же как и открытие новых месторождений (эти события предсказать невозможно)», — сказал он.

Что будет, когда драгоценный металл кончится? Российская экономика потеряет весомый источник экспортной выручки и пополнения национального резерва вследствие истощения золотых запасов, полагает Вязовский.

Мнение эксперта
Алексей Вязовский
вице-президент компании «Золотой монетный дом»

В 2020 году отечественным золотодобывающим компаниям разрешили экспортировать продукцию. В итоге за апрель — май было реализовано за рубеж 65,4 т золота на $3,5 млрд. Этот показатель впервые в истории страны превысил стоимость экспортированного природного газа — $2,4 млрд. До 2020 года ЦБ России скупал 2/3 добытого золота в стране для пополнения национальных резервов. Если власти вновь решат увеличить золотой запас, то ЦБ возобновит закупку драгметалла у производителей. В случае если запасы истощатся, придётся приобретать его у других стран.


Впрочем, удар по экономике не станет фатальным. Стоимость 7500 т золота, которое ещё предстоит извлечь из недр, составляет по текущему курсу ($1789 за унцию) всего $440 млрд, указывает Вязовский. При этом, по данным сайта Mining Technology, совокупная стоимость всех полезных ископаемых России равна $75 трлн.

Кроме того, запасы можно нарастить, если уделить внимание геологоразведочным проектам, например в русской Арктике, и извлекать золото из электронных отходов. По данным ООН за 2019 год, в России объём этих отходов составил 1,6 млн т. Согласно отчёту Мирового экономического форума, в мобильных телефонах находится в 100 раз больше золота, чем в 1 т золотой руды. Эту практику уже освоил Королевский монетный двор Великобритании, который в 2021 году начал извлекать золото из электронных отходов для производства золотых инвестиционных монет.

Серебро

  • Запасы — 45 000 т (по состоянию на 2020 год).
  • Темпы добычи — 2000 т.
  • Хватит примерно на 21 год.

Дефицитными в России считают не только нефть и золото, но и серебро. В 2018–2020 годах власти выделили 87 млрд рублей на поиск этих и других полезных ископаемых. Однако план во многих направлениях провалился: истощение стратегических месторождений ускорилось вдвое, а новых источников сырья не прибавилось.

По данным Геологической службы США на 2021 год, у России в недрах около 45 000 т серебра. «Если с 2021 года ничего не изменится, то добыча серебра продлится около 23 лет — до 2044–2045 годов. Впрочем, уменьшение попутной добычи при производстве цинка и свинца и ужесточение экологических норм могут отодвинуть этот срок», — прогнозирует ситуацию в России Алексей Вязовский.

Что будет, когда серебро кончится? На долю промышленности приходится около 60% мирового спроса на серебро (речь идёт о фотографической, медицинской, электронной отраслях промышленности). Однако из этих традиционных источников серебро стремительно вытесняется менее дорогими аналогами (нержавеющей сталью, титаном, алюминием, родием и пр.), сказал Вязовский.

Мнение эксперта
Алексей Вязовский
вице-президент компании «Золотой монетный дом»

Будущее без добычи серебра не станет большой проблемой для России. Дело в том, что совокупный объём выручки от экспорта драгметалла невелик. В 2020 году показатель составил $421 млн. Стоимость 45 000 т серебра, которые ещё предстоит извлечь из недр, равна $32 млрд по текущему курсу ($24 за унцию).


Но вот со стратегической стороны серебро — крайне важный ресурс, который набирает популярность благодаря зелёным отраслям экономики. Без этого металла не обходится солнечная энергетика.

«Российским властям нужно сделать всё возможное для интенсификации геологоразведочных проектов, чтобы поспевать за современными экономическими и технологическими трендами. Кроме того, можно нарастить объёмы извлечения серебра из лома. Так, например, известно, что из 1 т электронного лома можно извлечь почти 2 кг серебра. Около четверти предложения серебра в России приходится на вторичную переработку», — предлагает Вязовский.

Алмазы

  • Запасы — около 650 млн карат (первое место в мире).
  • Темпы добычи — от 19 млн карат.
  • Хватит на 25–30 лет.

«Алмазы в Якутии скоро закончатся», «К 2030 году добыча алмазов в России сократится вдвое» — новости с такими заголовками выходили уже начиная с 2000-х. Но алмазы в России пока не кончаются. Наша страна — лидер не только по добыче, но и по разведанным запасам, на 2019 год они составляют 650 млн карат — около 60% от мировых резервов.

Когда это всё закончится. Что ждёт Россию, когда она исчерпает самые ценные ресурсы

Исходя из разведанных запасов алмазов и динамики их разработки, их может хватить на 25–30 лет, полагает промышленный эксперт Леонид Хазанов. Правда есть ряд особенностей минерально-сырьевой базы в России, которые будут влиять на добычу в будущем.

Мнение эксперта
Леонид Хазанов
независимый промышленный эксперт, кандидат экономических наук

Львиная доля запасов «блестящих камней» сконцентрирована в кимберлитовых месторождениях, распределённых между двумя регионами — Якутией и Архангельской областью. Россыпи же занимают в них подчинённое положение. Однако в России не выявлено крупных лампроитовых месторождений, подобно ранее обнаруженным в Австралии, также отсутствуют интересные запасы в пневматолитах Пермского края. Зато имеются два больших импактитовых месторождения, локализованных в Попигайском метеоритном кратере на границе Красноярского края и Якутии.


Поскольку за последние три года в России в эксплуатацию ввели лишь два месторождения, то в горизонте 10–15 лет можно ожидать постепенного спада добычи алмазов, полагает эксперт. Если новые кимберлитовые трубки (своеобразные древние вулканы, часть из них содержат алмазы) и россыпи не будут освоены, то к 2040 году запасы эксплуатируемых месторождений могут полностью истощиться, прогнозирует он.

«Надеяться на кимберлитовые трубки в Карелии или Мурманской области я не стал бы, равно как на объекты в других регионах, которые могут быть открыты в будущем (даже если их найдут в Московской и сопредельных с ней областях). Перспективы серьёзного роста добычи за счёт россыпей, мягко говоря, нереальны», — сказал Хазанов.

Нельзя сбрасывать со счетов и падение спроса на алмазы из-за снижения покупательной способности населения и изменений в предпочтениях — молодёжь равнодушна к алмазам. Тем не менее до нуля он не упадёт, так как алмазы нужны в микроэлектронике и приборостроении, в производстве часов и квантовых компьютеров, в ювелирной отрасли.

Что будет, если драгоценные камни кончатся? Добыча и продажа алмазов приносят выручку порядка $4 млрд, что в значительной степени меньше доходов от реализации углеводородов, говорит Хазанов. Поэтому истощение ресурсов вряд ли станет катастрофой для экономики всей России, хотя и создаст проблемы Якутии, значительно зависящей от их добычи.

Зато есть хорошие возможности для развития синтеза алмазов — его технологии постепенно улучшаются, позволяя выпускать не только камни для индустрии, но и подходящие для изготовления ювелирных украшений. «Именно синтетические алмазы могут стать заменой природных, и инвестиции в разработку и внедрение инновационных технологий их производства в России, создание предприятий по их выпуску могут в долгосрочном плане компенсировать спад добычи из кимберлитовых трубок и россыпей», — говорит Хазанов.

Главной задачей для государства должно стать сбережение не минерального ресурса, а человеческого, резюмирует Антон Соколов: «Нужен, что называется, "план Б". Если в результате форсирования процессов энергоперехода, потенциальных запретов на доступ к отдельному рынку или рынкам, санкционного давления добыча какого-либо вида сырья упадёт настолько, что компаниям придётся закрывать добывающие активы, то куда пойдут работавшие там люди? Думаю, самым мудрым решением было бы оставить их в контуре прежних отраслей, обучив релевантным сложившейся ситуации профессиям».

Коллаж: «Секрет Фирмы, depositphotos.com

Новости партнеров