Даже единственное жильё могут забрать за долги. Объясняем, в каких случаях

Исключения из правила
21 сентября в 15:00

Должники допускают фатальную ошибку, думая, что если квартира — их единственное жильё, то никто её не отберёт. Об исключениях из этого правила «Секрету» рассказал член комиссии Ассоциации юристов России по правовым проблемам банкротства Илья Софонов.

Единственное жильё под защитой закона. Но не всегда

Закон гласит: нельзя забирать у должника его единственное жильё, в котором он проживает вместе со своими родственниками. Нужно гарантировать должнику и его семье условия, «необходимые для их нормального существования».

Но проблема в том, как закон трактуют судьи. Какой объём жилья нужно оставить должнику, чтобы он «нормально существовал»? А если должник по факту не проживает в своей квартире, а сдаёт её в аренду? А если у должника много квартир, то какую ему позволят оставить?

Если жилых метров много, судья оставит должнику самое дешёвое жильё.

Часто банкроты пытаются спасти кровно нажитые метры, быстро избавившись от жилья. Стратегия распространённая. К примеру, богатый гражданин имеет в собственности квартиры и дома. Он знает, что скоро придут всё отбирать, и в спешке раздаривает имущество детям или распродаёт его друзьям и партнёрам.

Есть три варианта развития событий:

  • Всю недвижимость вернут назад, если она продана неграмотно;
  • Вместо недвижимости с покупателей возьмут деньги (опять же когда продано всё было неграмотно);
  • Оспорить ничего не удастся: ни денег, ни квартир не вернуть. Последний случай — редкость.

Один челябинский бизнесмен решил пойти по первому сценарию. Он продал шесть квартир и элитный коттедж. Затем суд отменил все сделки и вернул в собственность бизнесмена одну из квартир и коттедж в Барвихе.

Тогда предприниматель потребовал оставить ему элитный коттедж в Барвихе как «единственное жильё». Но судьи решили, что «жить нужно скромнее», и отказались идти навстречу. В итоге дом продали с торгов.

Роскошная квартира — плохой вариант единственного жилья. Её часть могут кому-то продать либо обменять на вариант попроще

Сам по себе факт владения одной квартирой ещё не гарантия того, что у должника её не заберут. Тут есть два варианта.

Первый, самый простой: суд оценивает квартиру по стандартным критериям:

  • какая у неё площадь;
  • какой норматив площади на одного человека (или «жилищная норма учёта» по месту нахождения жилья).

С площадью квартиры всё понятно. Но с нормативами на одного человека сложнее: каждый город / посёлок устанавливает свои правила. Например, в Москве учётная норма жилья на человека составляет 10 кв. м, а в Санкт-Петербурге — 9 кв. м.

Так что, если у должника есть квартира 130 кв. м в Москве, где живут всего два человека, есть все шансы лишиться части квартиры. Взыскание обратят на долю, которая превышает минимально необходимую для «нормальной жизни».

Второй вариант зависит от находчивости кредиторов.

Очень любопытное дело было в Екатеринбурге. Гражданин банкрот владел двухуровневой пятикомнатной квартирой в центре города. Ему удалось сначала выиграть спор с кредиторами и заставить судью освободить квартиру от взыскания как единственное жильё.

Но, проиграв спор, кредиторы решили зайти с другого угла. На своём собрании они проголосовали за то, чтобы предоставить гражданину другое жильё, намного скромнее, а его роскошную квартиру продать. Часть денег решили направить на компенсацию затрат на покупку простой квартиры, остальное — отдать кредиторам. Этот подход понравился судьям.

Фото: freepik / www.freepik.com

Отменить продажу квартиры можно, даже если истёк срок давности

Так происходит, когда кредиторы (или арбитражный управляющий) используют ст. 10 ГК «Злоупотребление правом» — это универсальная «резиновая» статья, чтобы оспорить любую схему / сделку, когда докопаться по другим основаниям нереально.

Сроки давности исчисляют с момента, когда истец узнал о самой сделке. Понятно, что кредиторы «узнают» обо всём, только когда вводят банкротство. При этом разрыв между самой сделкой и появлением банкротства может составлять не более десяти лет (это максимальный срок давности в силу ГК).

Вывод такой: в ситуации с банкротством физлица трёхлетний срок давности можно обойти при особом желании кредиторов. Ориентируйтесь на десятилетний срок давности.

Чтобы квартиру не отняли, придётся в ней жить

Если человек не живёт в квартире, считается, что ему это жильё и не нужно. Ведь как-то он без него обходился?

Как суд узнает о том, что должник не жил в квартире:

  • гражданин не зарегистрирован в квартире (или специально прописался в ней перед своим банкротством, чтобы не отняли);
  • он не платит за коммуналку;
  • квартира сдаётся в аренду.

Всё это основания для того, чтобы суд решил, что квартира не является для гражданина единственным жильём.

Когда кредиторы (особенно банки) стремятся отобрать у должника единственное жильё, в ход идут самые разнообразные методы:

  • просматриваются соцсети гражданина и всех членов его семьи;
  • опрашиваются соседи и работодатель;
  • нанимаются частные детективы.

Цель кредиторов — доказать, что гражданин может обойтись без этой квартиры.

Не избавляйтесь от квартир, поддавшись панике

Любую сделку суд может отменить, особенно банкротство если не за горами

Есть две группы ситуаций.

Первая: гражданин в преддверии банкротства спешит продать / подарить всё имущество, включая единственную квартиру.

Но когда суды успешно отменят все сделки, квартиру уже не признают единственным жильём. Логика проста: раз должник избавился от квартиры, значит, ему точно было где жить. Вот пусть там и живёт.

Вторая группа ситуаций: гражданин или его супруга распродаёт всё, кроме единственной квартиры. Тем самым он оставляет за собой как бы единственное жильё в надежде, что его не заберут.

Эта схема тоже не работает. Суды признают подобную цепочку действий умышленной, то есть направленной исключительно на то, чтобы уйти от долгов, и отбирают оставшуюся единственной квартиру.

Тут действует правило: отменить любую сделку тем проще, чем ближе начало банкротства. Помните, любые ваши сделки с недвижимостью будут изучать под лупой. Не нужно впадать в панику и совершать необдуманные шаги, иначе можно лишиться единственного жилья.

Кредиторы могут дотянуться до вашей квартиры даже вне рамок банкротства

Гражданин должник в спешке делит имущество с женой и переписывает на неё все свои метры в рамках бракоразводного процесса. Делает он это, чтобы судебный пристав не дотянулся до недвижимости. Как бы всё чисто — супруги так решили, и Семейный кодекс должен их защищать. Но эта схема перестала работать.

Кредиторы могут безо всякого банкротства, только на основе решения суда о взыскании долга с гражданина, отменить такую сделку. Достаточно поставить под сомнение реальную волю должника и его супруги поделить имущество:

  • раздел произошёл после того, как замаячил долг у гражданина;
  • стоимость поделённого имущества намного ниже рынка.

Второй вариант: кредиторы могут оспорить сделки, которые совершены до (или во время) исполнительного производства. Это ситуации, когда должник дарит / продаёт недвижимость, чтобы скрыть её от кредиторов. Предположим, что банкротства нет. Иногда кредиторы не хотят тратиться на услуги арбитражного управляющего. В этом случае всю работу выполняет судебный пристав.

Пристав сам может подавать иски и отменять сделки должника вне банкротства. Но обычно всю работу за пристава выполняют кредиторы: готовят иск, разыскивают имущество.

Фото: depositphotos.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе