28 июля в 17:17
9 мин.

10 агломераций или сотни городов? Эксперты рассказали, как должна развиваться Россия

«Люди едут в одну сторону, а мы деньги вкладываем в другую», — сказал мэр Москвы Сергей Собянин в начале лета на ПМЭФ, рассуждая о госинвестициях в развитие территорий. Он считает, что основные деньги должны идти в агломерации вокруг крупных городов. Но у такого подхода есть противники: упор на развитие 10–12 территорий в стране приведёт к тому, что остальные регионы, особенно на Дальнем Востоке и Крайнем Севере, погрузятся в глубокую депрессию.
10 агломераций или сотни городов? Эксперты рассказали, как должна развиваться Россия

«Секрет фирмы» спросил учёных и представителей бизнес-сообществ о том, должна ли Россия делать акцент на крупных агломерациях и экономить на вложениях в «бесперспективные территории» — или же развитие должно идти по стране равномерно? А также можно ли вдохнуть в исчезающие моногорода типа Воркуты вторую жизнь так же, как это делают с промзонами в центрах больших городов, — джентрификацией (то есть созданием новых креативных и рабочих пространств на месте заброшенных цехов)?

«Делать ставки только на крупные города — значит загубить средние и малые»

Андрей Иохим

научный сотрудник кафедры истории социально-политических учений МГУ

В вопросе создания агломераций лучше не ударяться в крайность. Крупные города — центры инноваций. Их развитие становится для страны приоритетом. Агломераций в России всего ничего, но делать ставки только на них — значит загубить средние и малые города. Я бы добивался во всём золотой середины и сделал упор на города. Неизбежно при этом, что одни из них будут угасать, другие, наоборот, — разрастаться.

Это естественный процесс. Я не буду делать прогнозы по поводу появления городов-призраков. Многие небольшие населённые пункты сейчас активно развиваются. В регионах с богатым историческим прошлым воплощаются в жизнь интересные перспективные проекты. Конечно, Суздаль или Владимир более доступны для москвичей, чем Карелия, но и отдалённые области обладают значительным потенциалом для развития туризма. Вопрос в построении единой эффективной инфраструктуры и обеспечении удобного и бесперебойного транспортного сообщения с окраинными территориями.

Пока что у правительства нет ясного понимания, в каком направлении двигаться: развивать агломерации или поддерживать «глубинку». Нет и однозначной позиции по улучшению демографической ситуации на Севере и Дальнем Востоке. В условиях пандемии коронавируса становится очевидно, что практикующиеся у нас механизмы поддержки рождаемости приводят к другому негативному следствию — росту уровня бедности. Рождение ребёнка — к резкому повышению издержек в рамках семейной экономики. Чем больше детей, тем больше издержек. Не все могут с этим справиться. Мы можем увеличить рождаемость, но как не допустить при этом снижения качества жизни?

Сейчас есть тенденция к формированию районов экономической активности в городах. Когда заброшенные промышленные зоны получают новую жизнь, туда приходят люди с временными проектами. Они привлекают инвестиции и кардинальным образом меняют пустующие пространства городов. Возьмём, к примеру, «Красный Октябрь»: мы видим, как он расцвёл благодаря инвестициям.

На Дальнем Востоке и Крайнем Севере такая схема не работает. Доходы местного населения недостаточны для джентрификации, а внешние инвесторы не заинтересованы в этих регионах. Мне кажется, такая модель не сможет решить проблемы отдалённых окраин. Она экономически и социально неэффективна. Нет подходящей инфраструктуры, ресурсов и людей, которые там будут работать.

Джентрификация подходит регионам, расположенным близко к мегаполисам и инновационным центрам. В условиях Дальнего Востока модель, возможно, частично применима в Южно-Сахалинске и Владивостоке. Пока мы можем говорить только о каких-то частных социокультурных проектах.

«Агломерации подходят не всем»

Анастасия Карасева

младший научный сотрудник Центра социальных исследований Севера Европейского университета в Санкт-Петербурге

Фокус на агломерациях — продолжение установки на сжатие экономического пространства государства, которая сформировалась ещё в 1990-е годы во время перехода страны к рыночной экономике. На смену советской системе экстенсивного освоения пространств (создание новых городов с постоянным населением) пришёл вахтовый метод.

Эти изменения болезненно сказались на идентичности людей, приехавших осваивать Север в советскую эпоху. Приехав изначально на заработки, многие из них прожили здесь десятки лет, обзавелись семьями, вырастили детей и успели привязаться к этим суровым местам.

Ставка на агломерации предполагает сосредоточение всей жизни — экономической, социальной, культурной — в пространстве больших городов. Это подходит далеко не всем людям. Я антрополог и вижу, что многие северяне предпочитают остаться в небольших поселениях ради размеренного и привычного ритма жизни. Некоторые даже отказываются уезжать из закрытых населённых пунктов и остаются жить в домах, отрезанных от коммуникаций.

Хотя основной пик сжатия с массовым закрытием населённых пунктов на Севере пришёлся на 1990-е — первую половину 2000-х годов, признаки этого процесса можно заметить и сегодня: это и оптимизация медучреждений на местах, и превращение муниципальных районов в городские округа (что лишает небольшие населённые пункты собственных органов местного самоуправления), и уменьшение количества рабочих мест. Это приводит к оттоку населения и сосредоточение его в городах, которые можно было бы назвать «логистическими узлами» Севера. Но, с другой стороны, появились программы «Дальневосточный гектар» и «Дальневосточная ипотека», которые должны закрепить население на малозаселённых территориях Дальнего Востока...

Эта противоречивость отражает непоследовательность государственной политики в отношении этих регионов. Властям приходится проходить между Сциллой экономики (снижение издержек на освоение и, соответственно, ограничение населения только непосредственными работниками) и Харибдой геополитики (сохранение территории посредством закрепления населения).

10 агломераций или сотни городов? Эксперты рассказали, как должна развиваться Россия

Мне кажется, что решением проблемы станет поддержка миграции между Крайним Севером, Дальним Востоком и центральными регионами страны. Нужно поддерживать мобильность между удалёнными регионами и остальной страной, например плоские тарифы на авиабилеты. Это стимулирует обмен идеями и введение инноваций.

Креативные пространства, которые часто создаются в моногородах, решают важную задачу: они дают молодёжи место для досуга, самовыражения и творческих экспериментов. Их тоже нужно создавать, это может помочь в решении ряда социальных проблем, в частности связанных со злоупотреблением психоактивными веществами. Но они не способны решить масштабные проблемы многих населённых пунктов на Крайнем Севере и Дальнем Востоке: создание рабочих мест, поддержание коммунальной инфраструктуры и жилого фонда в приемлемом состоянии, обеспечение доступности качественной медицинской помощи.

Не думаю, что есть один общий способ решения этих проблем. Но решения вполне могут быть локальными, с учётом имеющихся в каждом конкретном месте ограничений и ресурсов. При этом важно дать людям возможность реально участвовать в принятии решений по поводу того места, где они живут.

«Не везде имеет смысл поддерживать текущую численность жителей»

Моисей Фурщик

руководитель Экспертного совета по промышленной политике Комитета РСПП

Агломерации — каркас перспективной системы расселения и основа для роста современных отраслей. Однако в такой большой стране, как Россия, важно соблюдать правильный баланс, обеспечивая разумный уровень заселённости остальной территории. Поэтому и на периферии требуется поддерживать опорные точки — малые и средние города. Без этого невозможна работа инфраструктуры, невозможно освоение ресурсов.

Важный вопрос — как обеспечить управляемое сжатие отдельных населённых пунктов? Надо честно признать, чтоне везде есть смысл поддерживать текущую численность жителей. Но необходимо, чтобы сокращение городов не приводило к появлению полупустых многоэтажек и заброшенного частного сектора. Это создаёт мощное депрессивное ощущение у оставшихся людей. Желательно постепенно переселять сокращающееся население в более современные и энергоэффективные новые дома.

Сверхвысокие зарплаты в удалённых регионах могут обеспечивать только отдельные сырьевые проекты. В большинстве существующих населённых пунктов рентабельность бизнеса не так высока. С учётом этого сейчас, чтобы удержать людей на Дальнем Востоке и в северных регионах, нужно обеспечить им качественные условия жизни. А это означает серьёзные бюджетные вложения в социальную и коммунальную сферы.

Конечно, часть может осуществляться на принципах государственно-частного партнёрства. Но всё равно в этом партнёрстве финансовая нагрузка на государство неизбежно будет высокой, так как в этих регионах дорого любое строительство, а рыночный спрос на услуги — не очень большой. Поэтому экономически выгодно ремонтировать уже невостребованные объекты и переоснащать в социально значимые, в частности в креативные кластеры.

Однако тема креативных пространств — это вопрос не столько недвижимости, сколько наличия в конкретном городе так называемого креативного класса. Важен и туристический поток, который обычно формирует существенную часть спроса. А в малых городах Крайнего Севера и Дальнего Востока с этим очень сложно. Поэтому тема развития креативных пространств в этих регионах может быть актуальна только в отношении относительно крупных городов — Мурманска, Норильска, Якутска, Петропавловска-Камчатского и других.

А для малых городов и посёлков в обозримом будущем более актуальным останется поддержание традиционных отраслей (АПК, лес, добыча полезных ископаемых, транспорт). Другое дело, что эти отрасли желательно модернизировать и двигаться в сторону стимулирования экспорта. Тогда можно ожидать роста доходов населения, а значит, и оживления этих населённых пунктов.

«Центростремительные тенденции должны смениться на центробежные»

Антон Свириденко

советник уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей

Лучше, когда население распределено на территории более-менее равномерно и нет большой нагрузки на крупные города. Это выгодно и позволяет не перенапрягать городские инфраструктуры. Чтобы центростремительные тенденции изменились на центробежные, необходимо создать рабочие места в малых городах и сельской местности, организовать безупречную систему транспортного сообщения между регионами, построить качественную социальную инфраструктуру.

Пока что этого всего нет. Доходы населения в малых городах меньше, транспорт практически отсутствует, медицина оставляет желать лучшего. Исправить положение можно, лишь создав в малонаселённых регионах — на Крайнем Севере и Дальнем Востоке — особые льготные условия для бизнеса.

В советское время всё решалось проще: работу оплачивали по двойному тарифу. И люди ехали сюда за деньгами. Но потом всё равно возвращались «на материк». Заставить здесь остаться навсегда очень трудно. Для этого нужно создать не просто привлекательные, а идеальные условия для развития бизнеса и построения развитой современной инфраструктуры в малонаселённых областях страны.

«Невозможно одинаково управлять тундрой и Подмосковьем».

Надежда Замятина

ведущий научный сотрудник географического факультета МГУ

Россия — огромная страна, объединившая в своих границах территории, различающиеся климатом, рельефом, природными условиями, социальным устройством, религиозными и культурными традициями. Ни в одном государстве мира, распространившем владения на арктические ледяные пустыни и жаркие леса субтропиков, не существует единого шаблона для управления всеми этими областями.

И Россия не исключение. Невозможно одинаково управлять тундрой с редкими поселениями и практически полностью урбанизированным Подмосковьем. В 60-е годы прошлого века тундру планировали поместить под купол и освещать искусственным солнцем. Но эти мечты остались мечтами.

Не стоит пытаться изменить природные и социальные условия под определённый управленческий шаблон. Гораздо более мудрое решение — проводить гибкую разнообразную политику управления на разных территориях, способную адаптироваться к местным климатическим, экономическим и культурным особенностям.

Разрабатывая агломерационную модель, в нашей стране ориентировались прежде всего на территории в зоне умеренного климата. Это важное обстоятельство. На Севере, в арктических землях совершенно иные условия. Здесь совершенно другие расстояния при минимальной плотности населения и неразвитой инфраструктуре.

Крупнейшие города на юге Арктики — Мурманск, Архангельск или Рейкьявик в Исландии — имеют всего по 300 000 населения. Они расположены в наиболее благоприятной зоне проживания в регионе, поскольку поблизости проходит тёплое течение, смягчающее климат. Это в корне отличает северо-западную часть материка от Якутии и Чукотки.

10 агломераций или сотни городов? Эксперты рассказали, как должна развиваться Россия

Поэтому в отношении северных окраин России должен применяться дифференцированный управленческий подход. Здесь невозможно создать агломерации, эффективность которых проявляется при населении от миллиона и больше. В Арктике таких коммунальных образований нет и быть не может.

Когда речь заходит о создании креативных пространств, подразумевается инновационный подход к реструктуризации пустующих пространств. На Крайнем Севере к этому вопросу нужно подходить адресно.

Например, в Мурманске с успехом создаются креативные кластеры на бывших промышленных зонах, так как это город с развитой инфраструктурой и большим населением. Но такие населённые пункты в этом регионе — редкость. В Арктике нужно в первую очередь спасать умирающие города!

На Дальнем Востоке множество депрессивных населённых пунктов, где перестали работать градообразующие предприятия, разрушено коммунальное хозяйство, а треть населения на этой почве страдает алкоголизмом. Поэтому в таких городах нужно не креативные кластеры создавать, а проводить социальную реабилитацию населения и вкладывать средства в восстановление экономики.

Коллаж: «Секрет фирмы», depositphotos.com, istockphoto.com, pexels.com

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе