«Вокруг меня не так уж и много тупых людей». Не стало Карла Лагерфельда

Что мэтр думал о моде, о жизни и о себе
19 февраля 2019 в 18:36

19 февраля на 86-м году жизни не стало предпринимателя и самого известного дизайнера в мире — Карла Лагерфельда. Последние несколько недель модельер сильно болел и даже пропустил последний показ Chanel. Тогда представители модного дома говорили, что мэтр «просто устал».

Лагерфельд бессменно, больше 50 лет, возглавлял модный дом Fendi, а последние 35 лет отвечал за самую известную в мире марку одёжного люкса — Chanel. Одновременно он создавал коллекции для компании Karl Lagerfeld & Co — она управляет сотней одноимённых монобрендовых магазинов по всему миру.

Лагерфельд работал вплоть до самого конца. Его знали как феноменального трудоголика. Для одного только Chanel он создавал по десять коллекций в год, включая межсезонные и круизные. Первые эскизы к коллекциям всех трёх брендов он, по собственному уверению, всегда делал сам и лишь потом отдавал рисунки на доработку ассистентам.

Лагерфельд славился сложным характером и был острым на язык — французская пресса называла его хлёсткие высказывания «карлиризмами». В мире высокой моды дизайнер получил кличку Кайзер — модельер родился в Гамбурге и лишь в середине 1950-х годов перебрался в Париж. Всю жизнь он скрывал точную дату рождения и не считал себя ни немцем, ни французом.

Лагерфельд не боялся прослыть «коммерческим» дизайнером, считая, что «нельзя делать одежду, которую никто не захочет носить».

Возглавляемый им модный дом Fendi, один из самых прибыльных в структуре люксового гиганта LVMH, уступает по продажам только маркам Louis Vuitton и Dior. В 2017 году выручку Fendi оценивали в 1,2 млрд евро при операционной прибыли 220 млн евро.

Марку Karl Lagerfeld (она существует с 1984 года, в 2006-м её купил британский инвестфонд Apax Partners) два года назад обновили, чтобы удовлетворить запросы американского рынка и молодых покупателей. В 2017 году только на рынке США компания получила выручку в $80 млн — продажи, по словам CEO Пьера Паоло Риги, выросли почти на 17% год к году.

Что же до главного детища Лагерфельда — Chanel, то в прошлом году бренд впервые в истории раскрыл выручку — $9,62 млрд (компания не является публичной). Это больше, чем выручка Saint Laurent, Balenciaga, Bottega Veneta и Alexander McQueen вместе взятых.

«Секрет» вспоминает самые яркие высказывания мэтра.

Reload
1 / 9
Фото: Gamma / Keystone

О жизненном кредо и призвании

Я — машина.

Я себя считаю лентяем, всегда думаю, что могу лучше, никогда собой не доволен. Чтобы хоть что-то сделать, мне нужно дать себе пинок. А перед каждым показом, стоя за кулисами, я говорю про себя: «Ну, бедняжки мои, учитывая, во что вы одеты, это дефиле точно будет последним». Я не получаю никакого удовольствия от того, чем занимаюсь. Всё, что заставляет меня продолжать, — постоянное недовольство.

Я? Гений? Да пока я был маленьким, мама постоянно талдычила мне, что я глуп как животное. Она меня называла Mule, на немецком это что-то вроде ослёнка. И я всю жизнь положил на то, чтобы себя оправдать.

В детстве я во что бы то ни стало хотел научиться играть на фортепиано. После года уроков мама просто стукнула крышкой мне по пальцам и сказала: «Уж лучше рисуй, меньше шума будет». И она была права.

Дело моё — работать больше, чем другие, чтобы явить людям их полную ничтожность.

О привычках и вкусах

Если бы я был русской женщиной, то стал бы лесбиянкой, потому что у вас очень страшные мужчины. Симпатичным можно назвать разве что бойфренда Наоми Кэмпбелл (Владислав Доронин. — прим. «Секрета»). Россия — страна, где самые красивые в мире женщины и самые ужасные мужчины.

Я ненавижу, как выглядят наручные часы. Именно поэтому я постоянно везде опаздываю.

Мне не приходится ходить за продуктами, потому что я никогда не ем.

Моя единственная амбиция в жизни — носить джинсы 28-го размера.

О работе и конкурентах

Аппетит приходит во время еды, а идеи — во время работы.

За работой я всегда слушаю музыку. Эскизы всегда делаю дома и только потом, после полудня, иду в студию. Там нормально работать невозможно — шум и гам. Правда, я заметил, что Шупетт, моя кошка, музыку не любит. Разве что оперу.

Я никогда не жалуюсь. Именно поэтому меня обычно ненавидят другие дизайнеры. Они очень любят заниматься «вдохновением», часами размышляют над тем, куда пришить пуговицу, присматриваются к эскизам, которые сделали даже не они, а их ассистенты. Меня это выбешивает. Если уж вы работаете в индустрии на миллиарды евро — соответствуйте! Не успеваете за изменениями — идите рукодельничать у себя дома.

Всю жизнь я выступаю за то, чтобы во Франции рабочая неделя была 48 часов, а не 35, как сейчас.

Фото: Katy Sparrow / Getty Images

О деньгах

Знаю ли я, сколько денег на моём банковском счёте? Такие вопросы — удел бедняков!

Я никогда не был против слова «коммерческое»: нельзя делать одежду, которую никто не захочет носить. Мода — то, что покупают и носят. Я всегда точно знаю, почему одна вещь продаётся дорого, а другая — по более доступной цене. В этом моя работа.

Если уж вы сорите деньгами, то делайте это с ликованием. Говорить, что не получаешь удовольствия от трат, — признак буржуазности».

Роскошь — это свобода ума, независимость. Короче, то, что совершенно неполиткорректно.

О публичности и окружении

Вокруг меня не так уж и много тупых людей. У меня великолепная команда, а всяких там невежд и недоумков я просто не замечаю.

Я на публике не бываю. С тех пор как появились селфи, из дома больше не выхожу.

В нынешнем мире для существования вам даже физическое тело не нужно. Я вот, например, на 90% виртуален.

О смерти

Никаких похорон! Я завещал, чтобы меня кремировали, а прах развеяли вместе с прахом моей мамы… и моей кошки Шупетт, если она умрёт раньше меня.

У меня нет ни сожалений, ни раскаяний. На прошлое у меня амнезия.

Источники: Numéro, Libération, Elle France, L'Express, «Le Matin, Independent, YouTube.

Фотография на обложке: Karl Lagerfeld

Нам важно ваше мнение

Ещё по теме
Загрузка...
Загрузка...