Устричный бум. Чего ждать россиянам от взрывного роста производства морских деликатесов в стране

«Санкционку» научились выращивать в России. Увидим ли мы дешёвые мидии и креветки?
31 марта в 11:47

С 2014 года производство мидий в России увеличилось в 36 раз, устриц — в 1790, а в целом объёмы выращивания морских деликатесов за 6 лет выросли почти в 9 раз. Это следует из данных, предоставленных «Секрету» в Росрыболовстве. Стоит ли ждать, что такими темпами морские деликатесы станут доступнее для россиян? Этому может помешать ряд специфических проблем отрасли.

Где, сколько и что выращивают?

Эксперименты по выращиванию морских деликатесов в нашей стране начались ещё полвека назад, в советские годы. Со временем появились методы разведения моллюсков, трепанга, гребешка, морских ежей и других гидробионтов*.


*Что это такое

Гидробионт — живой организм, обитающий в водной среде.

Моллюск — беспозвоночное мягкотелое животное, часто заключённое в известковую раковину.

Аквакультура — разведение и выращивание рыб, моллюсков, ракообразных, водорослей и других водных организмов в водоёмах суши и на специально созданных морских и океанических плантациях.

Марикультура — разведение и выращивание рыб, моллюсков, ракообразных, водорослей и других водных организмов в морях, лиманах (заливах), речных эстуариях (устье реки, расширяющееся в сторону моря).


Базой развития аква- и марикультуры (далее в тексте оба термина будут использоваться как синонимы. — Прим. «Секрета») в СССР стал Дальний Восток. В современной России отрасль долгое время не считали перспективной. Но всё изменилось в 2014 году.

Как росли объёмы производства морских деликатесов в России (в тоннах)

Источник данных: Росрыболовство

Такая динамика стала возможной благодаря нескольким факторам. Главный — сократились зарубежные поставки из-за контрсанкций. Деликатесы из стран еврозоны стали «запрещёнкой».

К тому моменту в России уже появились предпосылки для развития собственного производства: в 2013 году приняли закон об аквакультуре. Его отсутствие сдерживало бизнес. После появления документа в стране началось активное распределение участков для выращивания деликатесов, а предприятия аквакультуры вошли в список компаний, которые могут рассчитывать на поддержку государства. Это подтолкнуло инвесторов вкладываться в новую отрасль. Так в стране появились десятки морских «пастбищ» и ферм.

По данным Росрыболовства, основным регионом развития и марикультуры в стране остаётся Дальний Восток: на него приходится порядка 94% объема продукции. Остальные проценты приходятся на Южный и Северо-Западный федеральные округа.

В последнее время много проектов по производству моллюсков появляется в Крыму — Чёрное море хорошо для этого подходит. По данным Минсельхоза региона, на полуострове зарегистрировано 76 компаний, занимающихся аквакультурой, из них 12 выращивают моллюсков. Основа производства в регионе — мидии и устрицы.

Что тормозит развитие отрасли

В Крыму 62 рыбоводных участка (РВУ), часть из них используется для производства продукции марикультуры. Согласно документам аукционов, участки переданы в пользования компаниям на 25 лет. При этом, по словам генерального директора местной компании «Моллюск-сервис» Сергея Грищенко, большая часть арендуемых участков освоена только на 20–25%.

«Яркие и быстрые начинания приостановились. Стартап, который мы все рассчитывали запустить за два-три года, к сожалению, затянулся на 6–8 лет», — посетовал Грищенко.

Причиной сложностей с освоением участков Грищенко называет то, что новым игрокам не хватает опыта и они не могут правильно рассчитать затраты. По его подсчётам, для освоения гектара рыбоводного участка требуется минимум 1 млн рублей.

«Моллюск-сервис» производит в основном устриц и немного мидий. На вопрос об объёмах производства продукции Сергей Грищенко затруднился ответить. По его словам, основная проблема оценки объёмов — выживаемость молоди.

Из-за отсутствия собственного производства большая часть устричного спата (малька — прим. «Секрета») завозится из-за рубежа дважды в год — весной и осенью, когда температура воды в морях примерно одинаковая. Грищенко говорит, что даже наиболее комфортные условия для адаптации устриц не всегда обеспечивают выживаемость. Среди крымских компаний были случаи, когда погибало до 70% молоди.

При этом подобные убытки не страхуются, так как страховые компании и банки обходят стороной сектор марикультуры и крайне неохотно работают с ним.

«Если кредитования сельскохозяйственных отраслей идёт, то в скобках пишется “кроме аквакультуры и рыболовства”. Мы — отрасль-изгой. Мы обратились во множество банков и везде получили отказ»,— рассказывает гендиректор фирмы «Черномориндустрия» Михаил Ильчук. Проблему усугубляет то, что в регионе мало банков и страховщиков. Большинство финансистов до сих пор не начали работу в республике из-за опасения санкций в отношении них.

Положение могла бы исправить господдержка, но, по словам крымских бизнесменов, она недостаточна. Михаил Ильчук отмечает, что в прошлом году в республике на отрасль выделили всего 18 млн рублей субсидий. При этом, по словам Грищенко, местные виноградари и виноделы получают в разы больше субсидий. «Своих денег не хватает. Вроде помощь государства есть, а помощь настолько ничтожна, что несравнима с теми затратами, которые нам пришлось понести»,— сетует Сергей Грищенко.

На Дальнем Востоке ситуация похожая. По словам председателя Дальневосточного союза предприятий марикультуры Романа Витязева, в регионе большая часть рыбоводных участков тоже не используется в полную силу. Он объясняет это инфраструктурными ограничениями и дефицитом молоди трепанга, наиболее многочисленного моллюска, производящегося на Дальнем Востоке.

Свободной земли на побережье мало, а та, что есть, имеет обременения, связанные с водоохранным и природоохранным законодательством, которые не дают пользователям в полной мере развивать собственные береговые объекты, отмечает Витязев.

Свой вклад в сложности вносит и ФСБ. Согласно приказу ведомства «Об утверждении правил пограничного режима» компании, работающие в заливе Петра Великого и Японском море, должны заранее подавать данные о количестве людей и оборудовании на судне. Витязев утверждает, что это невозможно согласовывать заранее, так как состав участников экипажа и оборудования может меняться несколько раз в день. Также, по его мнению, подобные меры могут ограничить работу судов по ночам, что может привести к росту хищений продукции.

Неохотно с марикультурными компаниями делятся территорией и дальневосточные рыбаки. Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья утверждает, что объёмы вылова после начала формирования рыбоводных участков для аквакультуры сократились в два раза, до 12 900 тонн. Рыбаки считают, что формирование РВУ лишает их возможностей для промысла.

Ещё одной проблемой всей отрасли, от Камчатки до Крыма, стало требование проводить экологическую экспертизу. После взрывного развития отрасли Росприроднадзор отнёс аквакультурные компании в список тех, кто обязан проходить экологическую экспертизу согласно федеральному закону «О приморских водах». Тем самым компании, которые разводят моллюсков, приравняли, например, к порту Находка, через который идёт экспорт российского угля.

Экологическая экспертиза обходится в районе 1–7 млн рублей за один рыбоводный участок, рассказали опрошенные “Секретом” предприниматели. По их словам, проблема кроется даже не в стоимости, а в сборе документов: на это требуется от полутора до двух лет. При этом действует такая экспертиза всего три года. После этого её приходится проходить заново.

Станут ли отечественные деликатесы доступнее

Несмотря на все сложности, опрошенные «Секретом фирмы» участники рынка верят в дальнейшее развитие марикультуры в России. О том же говорят и власти.

«Одни только южные районы Дальнего Востока способны давать более 3,5 млн тонн гидробионтов и моллюсков в год»,— отмечают в пресс-службе Росрыболовства. Это в 70 раз больше, чем сейчас.

Но в ведомстве, похоже, не ждут, что это произойдёт быстро. По информации Росрыболовства, сейчас на Дальнем Востоке 311 рыбоводных участков общей площадью в 78 400 га. Планируется, что эта цифра к 2030 году возрастёт до 100 000 га, что позволит выращивать 90 000 тонн продукции марикультуры.

Всего морских деликатесов (тонн)

Источник данных: Росрыболовство

Ведомство считает, что главная задача предприятий марикультуры — обеспечить жителей России «качественным и доступным продуктом». В то же время отмечается, что экспортный потенциал отрасли велик — спрос на российские деликатесы есть от стран Юго-Восточной Азии до Латинской Америки. Поэтому при организации поставок придётся искать баланс.

Основной потребитель трепанга — Китай, говорит Роман Витязев. Предприятия, входящие в состав дальневосточного союза предприятий марикультуры в основном поставляют свою продукцию именно туда. По его словам, российский потребитель в массе своей не знает о полезных свойствах трепанга, в то время как китайцы традиционно используют трепанг как в пищу, так и для изготовления различных вытяжек и биодобавок.

Крымским предпринимателям из-за санкций сложно работать на экспорт, поэтому они пытаются найти рынки сбыта в России. Бизнесмены утверждают, что в стране всё же формируется культура потребления морских деликатесов.

«Для нас очень важно видеть, как меняется наш покупатель, — говорит Михаил Ильчук. — Если раньше это были эпизодические покупки, то сейчас мидии стали привычным товаром. Когда-то наше руководство регионального Росрыболовства говорило: “Дай бог вам продать килограмм мидий в Крыму”, то сейчас наша реализация составляет десятки тонн».

Сергей Грищенко говорит, что в 2020 году пандемия помогла ему и его коллегам: когда страна поехала вместо заграницы в Крым, местные компании распродали за август то, что рассчитывали реализовать до конца года.

«Главные потребители — Крым, Москва, Санкт-Петербург. Основной сегмент — HoReCa (отели, рестораны, кафе), — рассказывает о своих рынках сбыта Грищенко. — Также у нас были предварительные переговоры с известными в стране торговыми сетями. Но у них достаточно жесткие договоры по срокам и объёмам, а мы пока не можем гарантировать такую стабильность поставок из-за того, что сами зависим от нерегулярных поставок малька устрицы и оборудования из Европы».

По словам крымских бизнесменов, они бы с радостью направили свою продукцию на экспорт, но у них нет такой возможности. «К сожалению, мы находимся под санкциями и я полагаю, что так будет почти всегда. Прямых экспортных схем у нас нет. Эта наша мечта, но при текущей геополитической обстановке она не осуществимая»,— отметил господин Ильчук.

Управляющий партнёр консалтинговой компании Agro&food communications Илья Березнюк считает, что не все марикультурные компании в России могут быть успешными. По его мнению, проекты по выращиванию креветки всё ещё не подходят для нашей страны и пока остаются, скорее, экспериментальными. Дикая креветка вкуснее, чем аналогичная отечественная, выращенная в искусственных условиях, объясняет эксперт.

В то же время Березнюк верит в перспективы производителей мидий и устриц. «Моллюски дешёвые по себестоимости. Если рыбу нужно выращивать, лечить, то мидии на закрытой акватории растут и растут, пропускают через себя воду с микроорганизмами. При этом моллюски — 100% белок, недорогой с точки зрения продажи в торговых сетях»,— объясняет он.

Пока же, несмотря на бурный рост объёмов производства, этот бизнес всё ещё остаётся специфическим. Российский рынок испытывает сильный дефицит производства, и пока компании не начнут производить сотни тысяч тонн продукции, едва ли стоит рассчитывать на серьёзное снижение цен на морские продукты.

Поделитесь историей своего бизнеса или расскажите читателям о вашем стартапе